«Слава Высшему на свете, слава Высшему во мне!..»

Август 10, 2020 в Маргарита Серебрянская, Книги, Мысли вслух, просмотров: 371

«... Вы спрашиваете, что я именно ощущал в ту минуту, когда у противника прощения просил, — отвечаю я ему, — но я вам лучше с самого начала расскажу, чего другим ещё не рассказывал», — и рассказал ему всё, что произошло у меня с Афанасием и как поклонился ему до земли. «Из сего сами можете видеть, — заключил я ему, — что уже во время поединка мне легче было, ибо начал я ещё дома, и раз только на эту дорогу вступил, то всё дальнейшее пошло не только не трудно, а даже радостно и весело». Выслушал он, смотрит так хорошо на меня: «Всё это, говорит, чрезвычайно как любопытно, я к вам ещё и ещё приду». И стал с тех пор ко мне ходить чуть не каждый вечер. И сдружились бы мы очень, если б он мне и о себе говорил. Но о себе он не говорил почти ни слова, а всё меня обо мне же расспрашивал. Несмотря на то, я очень его полюбил и совершенно ему доверился во всех моих чувствах, ибо мыслю: на что мне тайны его, вижу и без сего, что праведен человек. К тому же ещё человек столь серьезный и неравный мне летами, а ходит ко мне, юноше, и мною не брезгает. И многому я от него научился полезному, ибо высокого ума был человек. «Что жизнь есть рай, — говорит вдруг мне, — об этом я давно уже думаю, — и вдруг прибавил: — Только об этом и думаю». Смотрит на меня и улыбается. «Я больше вашего в этом, говорит, убеждён, потом узнаете почему». Слушаю я это и думаю про себя: «Это он, наверно, хочет мне нечто открыть». — «Рай, говорит, в каждом из нас затаён, вот он теперь и во мне кроется, и, захочу, завтра же настанет он для меня в самом деле и уже на всю мою жизнь». Гляжу: с умилением говорит и таинственно на меня смотрит, точно вопрошает меня. «А о том, продолжает, что всякий человек за всех и за вся виноват, помимо своих грехов, о том вы совершенно правильно рассудили, и удивительно, как вы вдруг в такой полноте могли сию мысль обнять. И воистину верно, что когда люди эту мысль поймут, то настанет для них царствие небесное уже не в мечте, а в самом деле». — «А когда, — воскликнул я ему тут с горестию, — сие сбудется, и сбудется ли ещё когда-нибудь? Не мечта ли сие лишь только?» — «А вот уж вы, говорит, не веруете, проповедуете и сами не веруете. Знайте же, что несомненно сия мечта, как вы говорите, сбудется, тому верьте, но не теперь, ибо на всякое действие свой закон. Дело это душевное, психологическое. Чтобы переделать мир по-новому, надо, чтобы люди сами психически повернулись на другую дорогу. Раньше, чем не сделаешься в самом деле всякому братом, не наступит братства. Никогда люди никакою наукой и никакою выгодой не сумеют безобидно разделиться в собственности своей и в правах своих. Всё будет для каждого мало, и всё будут роптать, завидовать и истреблять друг друга. Вы спрашиваете, когда сие сбудется. Сбудется, но сначала должен заключиться период человеческого уединения». — «Какого это уединения?» — спрашиваю его. «А такого, какое теперь везде царствует, и особенно в нашем веке, но не заключился ещё весь и не пришёл ещё срок ему. Ибо всякий-то теперь стремится отделить своё лицо наиболее, хочет испытать в себе самом полноту жизни, а между тем выходит изо всех его усилий вместо полноты жизни лишь полное самоубийство, ибо вместо полноты определения существа своего впадают в совершенное уединение. Ибо все-то в наш век разделились на единицы, всякий уединяется в свою нору, всякий от другого отдаляется, прячется и, что имеет, прячет и кончает тем, что сам от людей отталкивается и сам людей от себя отталкивает. Копит уединённо богатство и думает: сколь силён я теперь и сколь обеспечен, а и не знает безумный, что чем более копит, тем более погружается в самоубийственное бессилие. Ибо привык надеяться на себя одного и от целого отделился единицей, приучил свою душу не верить в людскую помощь, в людей и в человечество, и только и трепещет того, что пропадут его деньги и приобретённые им права его. Повсеместно ныне ум человеческий начинает насмешливо не понимать, что истинное обеспечение лица состоит не в личном уединённом его усилии, а в людской общей целостности. Но непременно будет так, что придёт срок и сему страшному уединению, и поймут все разом, как неестественно отделились один от другого. Таково уже будет веяние времени, и удивятся тому, что так долго сидели во тьме, а света не видели. Тогда и явится знамение сына человеческого на небеси... Но до тех пор надо всё-таки знамя беречь и нет-нет, а хоть единично должен человек вдруг пример показать и вывести душу из уединения на подвиг братолюбивого общения, хотя бы даже и в чине юродивого. Это чтобы не умирала великая мысль...» Вот в таких-то пламенных и восторгающих беседах проходили вечера наши один за другим. Я даже и общество бросил и гораздо реже стал появляться в гостях, кроме того что и мода на меня начала проходить. Говорю сие не в осуждение, ибо продолжали меня любить и весело ко мне относиться; но в том, что мода действительно в свете царица немалая, в этом всё же надо сознаться. На таинственного же посетителя моего стал я наконец смотреть в восхищении, ибо, кроме наслаждения умом его, начал предчувствовать, что питает он в себе некий замысел и готовится к великому, может быть, подвигу..."

«... Провозгласил мир свободу, в последнее время особенно, и что же видим в этой свободе ихней: одно лишь рабство и самоубийство! Ибо мир говорит: «Имеешь потребности, а потому насыщай их, ибо имеешь права такие же, как и у знатнейших и богатейших людей. Не бойся насыщать их, но даже приумножай» — вот нынешнее учение мира. В этом и видят свободу. И что же выходит из сего права на приумножение потребностей? У богатых уединение и духовное самоубийство, а у бедных — зависть и убийство, ибо права-то дали, а средств насытить потребности ещё не указали. Уверяют, что мир чем далее, тем более единится, слагается в братское общение тем, что сокращает расстояния, передаёт по воздуху мысли. Увы, не верьте таковому единению людей. Понимая свободу как приумножение и скорое утоление потребностей, искажают природу свою, ибо зарождают в себе много бессмысленных и глупых желаний, привычек и нелепейших выдумок. Живут лишь для зависти друг к другу, для плотоугодия и чванства. Иметь обеды, выезды, экипажи, чины и рабов-прислужников считается уже такою необходимостью, для которой жертвуют даже жизнью, честью и человеколюбием, чтоб утолить эту необходимость, и даже убивают себя, если не могут утолить её. У тех, которые небогаты, то же самое видим, а у бедных неутоление потребностей и зависть пока заглушаются пьянством. Но вскоре вместо вина упьются и кровью, к тому их ведут. Спрашиваю я вас: свободен ли такой человек? Я знал одного «борца за идею», который сам рассказывал мне, что, когда лишили его в тюрьме табаку, то он до того был измучен лишением сим, что чуть не пошёл и не предал свою «идею», чтобы только дали ему табаку. А ведь этакой говорит: «За человечество бороться иду». Ну куда такой пойдёт и на что он способен? На скорый поступок разве, а долго не вытерпит. И не дивно, что вместо свободы впали в рабство, а вместо служения братолюбию и человеческому единению впали, напротив, в отъединение и уединение, как говорил мне в юности моей таинственный гость и учитель мой. А потому в мире всё более и более угасает мысль о служении человечеству, о братстве и целостности людей и воистину встречается мысль сия даже уже с насмешкой, ибо как отстать от привычек своих, куда пойдёт сей невольник, если столь привык утолять бесчисленные потребности свои, которые сам же навыдумал? В уединении он, и какое ему дело до целого. И достигли того, что вещей накопили больше, а радости стало меньше..." («Братья Карамазовы», книга шестая — «Русский инок», Ф.М. Достоевский).

«...На основе личных мотивов создалась привязанность к собственности, что является самым главным фактором в создании человеком своей кармы. Стремление к приобретению собственности; борьба за приобретённую собственность; охрана от покушений на свою собственность; покушения на чужую собственность. Сколько преступлений, сколько нарушений законов космических, божеских и человеческих и сколько всякого рода кармы скопилось около понятия собственности?!

То преувеличенное большое значение, которое современным человечеством придаётся праву собственности, не может быть названо правильным. Оно есть результат незнания законов эволюции. Когда человек полагает, что он живёт на земле один раз, то само собой понятно, что он хочет эту единственную в своём роде жизнь прожить возможно, с его точки зрения, полнее, со всеми удобствами, для чего он и стремится к приобретению всякого рода собственности, чтобы обставить эту неповторяемую счастливую случайность всем доступным ему комфортом.

Но даже и такая точка зрения оказывается несостоятельной, если принять во внимание, что человеческая жизнь на земле продолжается лишь несколько десятилетий и потратить лучшую и сознательную часть этой короткой жизни на приобретение собственности ценой всевозможных усилий и порой даже преступлений, собственности, которую, умирая, нельзя взять с собой, — не логично, не умно, не целесообразно» («Основы Миропонимания Новой Эпохи», том 1, А.Н. Клизовский, Р., 1991 г.)

Как известно, законы развития жизни из основного Единства создают множество, каждая частица которого несёт в себе возможность стать подобием породившего его Начала. Но развитие множества из основного Единства есть лишь часть всего круговорота жизни. Законы эволюции требуют, чтобы развившееся из Единства множество вернулось к Единству, из которого произошло. Развитие множества из Единства есть инволюция, возвращение к Единству есть эволюция.

«... Если человечество устремится навстречу согласованности, то оно усмотрит все лучшие возможности. Напрягая волю к Беспредельности, можно на каждой ступени осуществить согласованность. Согласованность есть тот связующий принцип, который утверждает священное действо между духом и духом, между духом и планетою, между духом и Космосом, между Космосом и мощью Беспредельности» (цикл «Агни Йога», книга «Беспредельность», ч. 1, 94).

Развитие жизни на Земле изначально было возможно лишь благодаря сотрудничеству и кооперации всех сил природы между собой. Низшие формы жизни, дав жизнь высшим формам, сами служили для них питанием. Растительный мир берёт нужное ему питание из земли, которая перешла в это состояние из минерального царства. Животный мир питается растительным. Обладающий разумом человек берёт то, что ему нужно для существования, из всех царств природы.

Так, по крайней мере, предполагалось по изначальному замыслу.

На деле, однако, выходит, что мудрая согласованность и кооперация природных сил между собой простираются именно до той черты, которой ещё не коснулась жадная рука человека. Повсюду, куда проник со своим пресловутым разумом «венец творения» — человек, — начинается нарушение нормальных законов природы, является несогласованность и дисгармония. Зло заключается в том, что человек берёт у природы не столько, сколько ему нужно, а гораздо больше, чем нужно.

«Мы, брат, не столько потребляем, сколько истребляем. Истребители жратвы, питья, промтоваров. Истребляем больше, чем нашему организму положено: ведь только человек, единственное существо в природе, страдает ожирением... У человека, единственного в природе, — нет меры... Мы единственные — безвкусны. Мы — истребители живого, природы, времени, часто без всякого следа в смысле полезных результатов. Возьмём книги, — ведь часто мы читаем их не для того, чтобы возбудить свою мысль, а для того, чтобы не думать, следовательно, истребляем и время, и саму книгу, да ещё мысль. Отвлечься! Слыхал такое словечко?!.. От чего, спрашивается отвлечься? От себя! От своих переживаний, мыслей! Будто уж так и много у нас этих мыслей. Фактически только и делаем, что отвлекаемся. Мыслей давно нет, а всё отвлекаемся. Боимся, как бы не начать думать. Одно слово — истребители...» (из повести «Обратный билет», Д. Гранин)

Считая, что он живёт на земле однажды, человек поступает, как подёнщик, попавший на случайную работу в чужой сад, владелец которого разрешил ему взять овощей и фруктов столько, сколько ему хочется. Побуждаемый жадностью, думая, что второй раз в этот сад он не попадёт, подёнщик, ломая деревья и кусты, рвёт плодов в десять раз больше, чем сможет унести. Точно так же эксплуатирует силы природы и действует, как хищный истребитель жизни, современный человек — не считаясь ни с кем и ни с чем, имея в виду лишь собственную выгоду и себя самого.

Судите сами: человек научился искусственным образом повышать производительность сил природы. Когда природа в напряжении отдаёт ему обильные урожаи, он зачастую выбрасывает в море или сжигает миллионы тонн плодов земли, чтобы поддержать высокие цены на продукты на мировом рынке. Такому же уничтожению во многих странах подвергаются сотни тысяч голов скота и обильные уловы рыбы — для той же презренной цели наживы и спекуляции.

Это — одна из основных форм упомянутого Фёдором Достоевским «уединения» человека, то есть его отделения от мудрой согласованности и кооперации природных сил на этой планете.

Хищнические приёмы эксплуатации человеком сил природы и преступное истребление им жизни можно видеть и в таком явлении, как современная охота. Животные, как правило, убиваются не потому, что представляют опасность для жизни человека, и не потому, что убитое животное, действительно, нужно человеку для поддержания жизни, а просто ради удовольствия, ради «спорта», ради ценной шкуры или красивого оперения.

Убийство животного часто сопровождается невероятным мучительством его. Чтобы получить более нежную шкуру, хищный человек часто снимает её не с мёртвого животного, а ещё с живого, или, к примеру, убивает беременную овцу раньше естественных родов, чтобы снять шкуру с ещё не родившегося барашка: завитушки на такой шкурке более крепкие, чем после естественного рождения.

Некоторые могут возразить, что так поступают одни лишь барышники и спекулянты, люди некультурные и малообразованные. Однако культурный и образованный человек может быть таким же жестоким. Вспомним вивисекцию. Каким ужасным мучениям и пыткам подвергают люди науки бессловесных и кротких животных ради проблематической цели — помощи страждущему человеку!.. Современное культурное общество уверенно полагает, что ради науки, имеющей столь высокую цель, допустимо всё — и преступление, и жестокость. Как же тогда совместить научную деятельность, которая являет собой светлый результат прогресса и культуры, с тёмной жестокостью, которая есть последствие грубости и невежества и является первым признаком сил тьмы?..

Упомянутые мужи науки, якобы ценя жизнь человека и совершенно не считаясь при этом с жизнью животного, не разумеют, что жизнь сама по себе великая ценность, вне зависимости от того, в ком она обитает — в человеке или в животном. Животное является уникальным центром своего особого духовного мира. Мучительством одного существа никоим образом нельзя принести облегчения другому существу, а страдание, причиняемое человеком другому биологическому виду, может вернуться к нему лишь в виде страдания, но никак не облегчения. Умножившиеся всевозможные болезни есть именно результат вивисекции, результат человеческой жестокости, бессердечия и эгоизма. Так говорят законы жизни и та наука, которая эти законы знает.

Можно ли ожидать, что при повсеместном процветании жестокости и вседозволенности во имя так называемого прогресса человек проявит братское добросердечие к себе подобному существу?.. Можно ли всерьёз ожидать союза людей на основе законов Любви и Созидательного Творчества?.. А на какой же почве может здесь произрасти сострадание, искреннее желание помочь ближнему, встать с ним рядом, поддержать его, разделить его тяготы и сомнения?.. Какой дорогой эгоистическое «Я» может претвориться в товарищеское «МЫ», подразумевающее деятельность в общине, в едином сообществе, причём не только лишь в пределах нашей планеты?..

... Красота, целесообразность, гармоничность и закономерность Вселенной говорят о беспредельной силе и беспредельной мудрости Единого Разума, создавшего из первоначального Единства бесконечное разнообразие и сохранившего в бесконечном разнообразии первоначальное Единство.

«Великое Единство в Космосе главенствует как мощный закон. Только примкнувшие к этому закону могут, истинно, принадлежать космическому сотрудничеству. Единство сущности во всём направляет человечество к творчеству. Когда сознание черпает из сокровищницы Пространства, тогда напрягается Космический Магнит. Сокровищница явленная содержит утверждение энергии, насыщенной Единством. Потому каждое зерно духа должно чуять тождественное Единство. Каждое зерно духа принадлежит космическому Единству, в котором заключено всё космическое творчество. Человечество лишает себя этой истины, принимая закон обособления. Непреложен закон Единства во всём своём разнообразии!

Только этим законом можно созидать, ибо когда притяжение творит, тогда в силе действия лежит Единство. Творчество Космоса беспредельно в своём Единстве!» (цикл «Агни Йога», книга «Беспредельность», ч. II, 48).

Всё во Всём — вот основная идея Единства Космоса и Единства Жизни.

Благодаря пребыванию Всего во Всём, в Космосе нет ни великого, ни малого, поскольку самое малое так же велико, как самое великое. Как в малом, так и в великом существует одно и то же «Всё», которое становится «Всем», не переставая быть Собой. Единство в многообразии и многообразие в единстве можно наблюдать во всех явлениях жизни.

«На Единстве зиждется всё утверждённое Бытие. Орудующий закон настолько мощен, что созидание космическое держится на этом принципе. Во всём своём проявлении этот закон собирает свои части, объединяя принадлежащее друг другу... Этот великий закон есть Венец Космоса» (цикл «Агни Йога», книга «Беспредельность», ч. II, 49).

Из основной идеи Единства Всего Сущего и нахождения Всего во Всём вытекает, что по одной части мы можем судить о целом: ведь часть подобна целому и обладает всеми его свойствами. Чтобы исследовать воду какого-нибудь источника, нет надобности производить исследование всей воды, выходящей из этого источника: достаточно одной капли. Для того, чтобы познать свойства какого-нибудь металла, не надо производить исследование всего металла: достаточно небольшой части.

Как упавшая из тучи капля воды говорит о сущности всей тучи, как искра, отделившаяся от пламени, может сама превратиться в пламя, если упадёт в горючий материал, так всякая жизнь, обитающая в любой из существующих форм, будучи по природе своей однородна с Единой Жизнью, обладает потенциальной силой достигнуть самых высоких вершин проявления.

«В вечном творчестве жизни действует закон Единства. Космическое творчество устремлено как огненный явленный Указ... Указ, предопределяющий назначение. Указ, предназначающий замену одного другим. Указ, предназначающий завершение. Указ, предназначающий бессмертие. Указ, предназначающий жизнь каждому атому. Указ, предназначающий наступление новой энергии. Указ, предназначающий Новую Эру. Творчество космическое так совершается магнитом жизни. Как же разъединить творение Космоса? Как же разобщить принадлежащее друг другу? Как же разъединить то, что, истинно, исходит одно из другого? Ведь Космос в насыщении напрягается для огненного единения! Только Разум Космоса может дать человечеству Образ Единства. Разум даёт человечеству Образ высший творчества самого огненного Сердца. Разум собирает сокровенно. Потому в Космосе этот закон творится жизнью. Где же конец, когда все космические проявления растут в двух Началах? Когда дух соприкасается со сферами высшими, тогда космическое творчество ему открывается в законе беспредельного Единения! Когда дух приобщён к высшему Единению, тогда, истинно, можно сказать, что из сосуда космической радости черпает. Да, да, да!» (цикл «Агни Йога», книга «Беспредельность», ч. II, 50).

Другими словами, сущность эволюции заключается в развитии способности различных форм жизни повышать свои вибрации и воспринимать из всевозможных, исходящих из Единого Источника вибраций всё более и более высокие и тонкие, соответствующие стремлениям данной жизни в данную эпоху.

Благодаря зарождению и развитию самостоятельного центра сознания, человек изначально открыт для восприятия посылаемого ему Высшими Силами духовного воздействия, и мало-помалу становится ответственным за свои поступки и дела. Однако долго ещё то существо, которое по форме своей кажется человеком, по своему сознанию остаётся животным. Медленно, очень медленно развивается в нём зародыш Духа и вместе с ним — истинно человеческое сознание.

А ведь человек является высшим проявлением Космического Творчества, и поэтому связь между великим и малым нигде не проявляется так полно и ясно, как в человеке.

«Центры Космоса равны центрам человека. Человек несёт в себе все проявления Космоса. Значительны те явления функций Космоса в человеке. Когда он отражает в себе все космические функции, он измеряет собою те возможности, которые проявляются в Космосе» (цикл «Агни Йога», книга «Беспредельность», ч. 1, 200).

«Взаимоотношение между всеми космическими силами и человеком признавалось самыми древними явлениями. Человек — часть космической энергии, часть стихий, часть разума, часть сознания высшей материи. Поэтому, когда сила даётся образу действующему, который исходит из космического зерна, тогда Космос ждёт трансмутацию» (цикл «Агни Йога», книга «Беспредельность», ч. 1, 155).

Что человек есть отражение Вселенной, что в противоположность Макрокосмосу (или великой Вселенной) он представляет собой Микрокосмос (малую Вселенную), известно мудрецам человечества уже давно. Давно уже они учили, что ключ к познанию Вселенной находится в самом человеке. «Познай самого себя», — говорил Сократ. «Знающий других — умён, знающий себя — мудр», — говорил Лао-Цзы. «Царствие Божие внутри нас», — учил Христос. Так неоднократно уже человечество призывалось к познанию самого себя для приобретения познания Мироздания. Другого пути для получения высшей мудрости и познания своей связи со Вселенной нет.

Так непреложна связь человека с Космосом и так велико его тождество с ним, что возможности, открывающиеся для человека, благодаря этому беспредельны. Те Высокие Существа, которые, познав себя, познали Вселенную, учат, что человек, помимо известных всем физических органов восприятия, обладает ещё многими органами (а именно сорока девятью), которые находятся в различных местах человеческого тела в бездействующем состоянии, но которые, по мере развития в человеке духовности и расширения сознания, разовьются в органы восприятия высших миров, давая удивительные высшие способности и высшее знание. То, что люди называют чудесами, в действительности есть познание законов природы. Такая чудесная возможность присуща каждому человеку, потому что лишь в нём, как в венце творческих усилий космических сил, проявляется всё величие Космоса.

«Истинно, человек есть высшее проявление Космоса. Истинно, он выбран наречённым строителем и собирателем всех сокровищ Вселенной. Истинно, название „человек“ означает утверждение творчества. Давно ключ был дан человеку, но когда откровение осеняло, тогда появлялись тушители огней...» (цикл «Агни Йога», книга «Беспредельность», ч. 1, 25).

Из единства Космической Жизни вытекает единство жизни нашей родной планеты, всеобщее братство и совместное благое созидание...

... Однако современные «наречённые строители и собиратели всех сокровищ Вселенной» дошли до такого состояния, когда отдельный человек или целый отдельный народ считают себя лучшими, избранными, «по праву» отошедшими от остальных. Развивая свои мысли в этом направлении, люди пришли к многим прискорбным выводам. Так, например, отдельные народы решили, что именно они призваны насадить истинную веру и истинное понимание Создателя среди других народов, что все верующие иначе — это их личные враги и враги Создателя, что их нужно «спасти», то есть навязать им свою веру. Или — истребить... Отсюда возникали ужасные религиозные войны и преследование всех иначе верующих. Вспомним, хотя бы, как последователи Магомета прошли с огнём и мечом всю Южную Европу, истребляя «неверных» сотнями тысяч во славу своего пророка. Или как «истинные» последователи Христа в течение многих веков преследовали, убивали и всяческими способами истребляли своих же собратьев-христиан, по-своему размышляющих над учением.

Если теперь нет подобного ужасного преследования иначе верующих, то лишь благодаря тому, что государства вышли из-под прямой власти института церкви. Но стоит дать церкви прежнюю неограниченную власть, как снова возродится «святая инквизиция», ибо человечество в вопросе религиозной терпимости никоим образом не продвинулось. Скорее, наоборот: всякий иначе верующий — враг, с которым можно и нужно сражаться.

Достаточно вспомнить последнюю мировую войну, когда гордые своей высокой культурой воюющие народы западного мира поделили Бога, которого люди признают за Единого, и каждый народ обращался со специальными молитвами к своему Богу с просьбой о даровании победы над врагами. Вопрос: чем же отличается понимание Бога просвещённого и культурного европейца ХХ века от понимания Бога полудикого кочевника, который держит своего идола за пазухой, и если его просьбы не исполняются, сечёт его розгами?..

«Религаре» дано человечеству в виде религии на объединение, на развитие общины, на признание существующего Начала, содержащего все принципы Бытия и созидающего все сущности нашего блага" (цикл «Агни Йога», книга «Беспредельность», ч. 1, 23).

Таким образом, религии, которые изначально даются для признания Единого Начала, для развития общего блага и для всеобщего объединения, превращаются в сознании людей, словно в кривом зеркале, в предлог для разъединения и взаимоистребления.

Ни одно человеческое заблуждение не потребовало стольких жертв, не пролило столько крови и слёз, не проявило столь чудовищной жестокости к своему ближнему, как религиозная нетерпимость, как признание себя избранным народом, а своей веры — единой истинной верой.

Это заблуждение в полной мере царит и в настоящее время. Мир гибнет из-за разъединения, из-за угасания мысли о служении каждого всему человечеству, но огромным препятствием к объединению являются существующие религии. Не только невозможно при существующих условиях соединить, например, христиан с буддистами или магометанами, но даже само христианство разделилось на несколько непримиримых и враждебных друг другу верований, а эти, в свою очередь, на сотни враждебных друг другу сект. Никакого союза при подобном развитии нетерпимости быть не может. Если с религиозным фанатиком заговорить о братском содружестве людей, он ответит: «Да-да, я согласен, но пусть все придут в нашу церковь, потому что истина только у нас».

С прискорбием рассуждал старец Зосима, один из героев романа «Братья Карамазовы», о так называемой «свободе» современных людей, имеющей в основе своей «одно лишь рабство и самоубийство»... Рабство — по отношению к своим чудовищно приумноженным потребностям, самоубийство — от неестественного уединения, не могущего дать человеку счастья. А ведь чувствует — хоть немного, но чувствует же! — человек свою причастность к Высшему Единству!.. «Слава Высшему на свете, слава Высшему во мне!» — говорит Дмитрий Карамазов под влиянием прилива чувствознания, и тут же признаётся в огромной любви к своему брату Алексею, и хочет обнять его, прижать к своему сердцу, «да так, чтобы раздавить!..»

Бесспорно одно: разъединение человека со всем сущим началось от разъединения его в самом себе, в своей малой сущности. Когда человек отверг невидимый мир, как несуществующий, он разделился сам с собой. В нём перестало функционировать то высшее начало — шестой принцип, совместное действие которого с другими началами создаёт цельного человека.

Человек стал половинчатым. Он стал развивать личные начала, свойственные интеллекту, с его обособленностью и стремлением к разъединению. Понятие Единства всего сущего и нераздельности Единой Космической Жизни в нем атрофировалось, поскольку бездействовал проводник космического сознания — шестой принцип. Человек заболел космической слепотой, благодаря чему попал в яму, в которой бессильно барахтается до сих пор, не имея сил выбраться.

Лишь излечившись от космической слепоты, человек снова откроет врата для утончения восприятия, для понимания Единства всего сущего, для восприятия явлений невидимого мира. Лишь осознав Единство Жизни и Единство Источника, из которого всё исходит, человек освободится от своих гибельных заблуждений, и бывший враг, которого нужно было обращать в свою веру или начисто истреблять, превратится в брата.

Из всех нелепостей, которые созданы упрямым человеческим заблуждением, самой большой нелепостью является та непримиримость, которая вытекает из антагонизма различных верований. Люди, спорящие о преимуществе и истинности лишь своей веры, пусть представят себе, в какое затруднительное положение они ставят своего Бога! Кого, например, последователей какой веры должен Он спасти? Ведь для Него должны быть одинаковыми все люди, как одинаковы все дети для одного отца, хотя каждый может любить и почитать его по-своему. Основанием же для вражды и споров есть невежество, а результат его — усердие, превышающее разум.

Из всего сказанного вытекает естественный вопрос: где же выход из создавшегося безвыходного положения? Ведь положение наше воистину безвыходно! С одной стороны, мир уже не первое столетие погибает от разъединения, и как повелительная потребность встаёт необходимость всеобщего союза, но именно это и немыслимо, поскольку то, что дано на объединение, непониманием людей превращено в непримиримое орудие для раздора.

Единый Источник, из которого исходит всякая помощь человечеству, указывает выход из создавшегося положения и на этот раз. Этот выход — искание новых путей.

«Искание новых путей — самый необходимый вопрос. При необычности условий будущего невозможно будет пройти старыми путями. Это должны запомнить все новые. Самое ужасное, когда люди не умеют выходить из старой колеи. Самое ужасное, когда люди подходят к новым условиям со старыми привычками. Как невозможно средневековым ключом открыть современный замок, так невозможно людям со старыми привычками открыть дверь в будущее.

Скажем всем: „Нужно, нужно, нужно найти новые пути!“» (цикл «Агни Йога», книга «Беспредельность», ч. II, 84).

Для всякого непредубеждённого человека должно быть ясно, что это единственное средство, облегчающее выход из старой колеи. Лишь Новое Слово может вновь сплотить разъединившиеся народы и положить конец вечным и бессмысленным спорам о преимуществе богов и верований.

Единое Мировое Учение способно объединить народы не только на религиозной почве. Оно соединит и то, что раньше всегда было единым, но что разделившийся в себе самом человек разъединил, а именно: Науку, Искусство и Религию в круге Культуры.

Законы эволюции требуют, чтобы всё свершалось не только «руками и ногами», но и мозгами человеческими. Человек должен обо всём задуматься и до всего дойти сам. Представители Великой Иерархии могут указать направление пути, дать некоторые советы и указания, но всего достичь и всем овладеть человеку непременно нужно самому.

Старшие Братья человечества хорошо знают своих младших братьев. Если бы им всегда и на всё давались готовые формулы, то эволюция прекратилась бы, и младшие братья так бы обленились, что превратились бы в животных.

Всем нам нужно твёрдо помнить: желающий дойти — дойдёт. Стремящийся достичь — достигнет. Двери отворяются лишь тому, кто настойчиво стучит. Кто твёрдо решил встать на путь познания и развития для блага всего человечества, тот пройдёт этот путь и свершит задуманное.

Если же энергия не направляется для благих целей эволюции всего сущего, она начинает действовать в обратном направлении, и не только постепенно уходит из негодного вместилища, но и начинает разрушать как самого носителя энергии, так и все его дела...

Маргарита Серебрянская,

председатель Общественного Союза «Совесть»

Источники:

https://ilibrary.ru/text/1199/index.html

https://www.rulit.me/books/osnovy-miroponimaniya-novoj-epohi-read-107752-76.html


Добавить комментарий