23 апреля — Международный день психолога: «Воспитание ставит перед личностью новые цели и задачи, которые осознаются и принимаются ею, становятся целями и задачами её собственной деятельности». (Г.С. Костюк)

Апрель 22, 2024 в Культура, Книги, просмотров: 218

Григорий Силович Костюк — выдающийся украинский психолог, профессор Киевского педагогического института (с 1935 г.), член-корреспондент Академии педагогических наук РСФСР (с 1947 г.), действительный член АПН СССР (с 1967 г.); директор научно-исследовательского института психологии УССР в период с 1945-го по 1973 гг. (ныне Институт психологии им. Г.С. Костюка АПН Украины).

Григорий Силович родился в крестьянской семье на рубеже двух столетий — 5 декабря 1899 года в селе Могильном Херсонской губернии (ныне — Гайворонского района Кировоградской области Украины). Его рано проявившиеся способности были замечены, и он был взят на полное содержание в Коллегию Павла Галагана — частное среднее учебное заведение повышенного типа, действовавшее в Киеве с 1871 года (из него вышли многие видные деятели украинской культуры — Михаил Драй-Хмара, Владимир Липский, Николай Максимейко, Павел Филипович, Александр Шимановский, Александр Богомолец и другие).

Девятнадцатилетним юношей Григорий Костюк уже учительствует в родном селе. Продолжал он работать в школе и будучи студентом философско-педагогического факультета Киевского института народного образования. Это учебное заведение являлось правопреемником Киевского университета св. Владимира. В ту пору там преподавали прекрасные университетские профессора — С.А. Ананьин, В.Ф. Асмус и другие. Окончив институт в 1923 году и поступив в аспирантуру по психологии, Костюк занимается исследованием проблемы умственного развития учащихся. Основываясь на анализе больших массивов данных, он, вопреки господствовавшим в то время взглядам, подвергает сомнению константность показателей интеллектуальных способностей ребёнка, раскрывает роль условий, в которых происходит психическое развитие. Одновременно Григорий Силович успешно руководит одной из опытных школ Наркомпроса Украины. Впоследствии, сосредоточившись на научных исследованиях и преподавании психологии студентам, он уже не работал в школе, но самую тесную связь с ней, глубокое знание школьных проблем и нужд сохранил на всю жизнь.

В 1930-е годы Григорий Силович становится одним из ведущих психологов Украины. Он возглавляет кафедру психологии Киевского педагогического института и психологический отдел Украинского научно-исследовательского института педагогики, интенсивно разрабатывает актуальные проблемы общей, возрастной и педагогической психологии, истории и методологии психологической науки.

Важным событием стал выход в 1939 году под его редакцией оригинального вузовского учебника психологии на украинском языке; из 20-ти глав книги 16-ть написал Костюк. Учебник был переиздан в 1941 году, и в обновлённом виде — в 1955, 1961, 1968 годах. В 1976 году под редакцией Костюка было издано учебное пособие по возрастной психологии. Эти учебники, сочетающие высокий теоретический уровень с чёткостью и доступностью изложения, сыграли неоценимую роль в психологическом образовании на территории Украины.

В 1945 году профессор Костюк выступает инициатором создания НИИ психологии Наркомпроса (впоследствии — Минпроса) УССР (ныне — Институт психологии им. Г.С. Костюка АПН Украины). На протяжении 27 лет Григорий Силович был бессменным директором этого учреждения. В основу его деятельности была положена разработанная Костюком оригинальная программа. Умело, заботливо и чутко взращивал он и свой научный коллектив.

Институт стал авторитетным центром фундаментальных и прикладных психологических исследований, а также подготовки психологических кадров высшей квалификации и координации научной деятельности украинских психологов. Стремясь охватить разные отрасли психологии, коллектив института вместе с тем сосредоточил основные усилия на проблематике, связанной с психическим и личностным развитием ребёнка (нормального и аномального), психологическим обеспечением эффективного обучения и воспитания. Работы Григория Силовича Костюка по этим проблемам получили широкое признание, издавались и за пределами СССР.

Широко известно, что свою напряжённую исследовательскую и организаторскую деятельность Костюк сочетал с блестящим чтением лекций по психологии студентам. Он успешно руководил аспирантами, оказывал всестороннюю творческую помощь и дружескую поддержку всем, кто в этом нуждался. Его выступления в аудиториях разного уровня — от международных научных конгрессов до школьных педагогических советов — неизменно вызывали глубокий интерес слушателей.

Достижения Костюка получили и официальное признание: он был Заслуженным деятелем науки УССР, кавалером нескольких правительственных наград. Вместе с тем, его твёрдая, самостоятельная позиция (в частности, систематическое нарушение тогдашних установок в области кадровой политики — ради привлечения в институт талантливых учёных) раздражала курировавших науку чиновников. Именно это обстоятельство стало причиной, по которой Костюку пришлось в 1972 году оставить пост директора основанного им института. Однако Григорий Силович продолжал плодотворную работу в нём, возглавляя лабораторию психологии личности, а также — вплоть до своей кончины 25 января 1982 года — Киевскую лабораторию развития мышления школьников Института общей и педагогической психологии АНН СССР.

Говоря о жизни и деятельности Григория Силовича, нельзя не упомянуть о пронесённом через всю жизнь союзе с верной подругой — Матрёной Фёдоровной, учёным-химиком. Вместе они воспитали сыновей, также ставших известными учёными.

Платон Григорьевич Костюк (1924 — 2010 гг.) — выдающийся украинский нейрофизиолог и биофизик, Герой Украины, Заслуженный деятель науки и техники Украины, академик НАН и АМН Украины, ряда европейских академий; директор Института физиологии им. А. Богомольца. Вместе с лауреатом Нобелевской премии Эрвином Негером (Германия) возглавлял Международную кафедру ЮНЕСКО «Молекулярная и клеточная физиология», руководил основанным им Международным центром молекулярной физиологии НАН, являлся членом президиума НАН. Автор более 600 научных статей, 11 монографий и четырёх учебников. Помимо нескольких государственных премий СССР и Украины, является лауреатом и множества именных премий: им. И. Павлова, им. И. Сеченова, им. А. Богомольца, им. Луиджи Гальвани. Платон Григорьевич Костюк создал отечественную школу исследователей в области нейрофизиологии, клеточной и молекулярной физиологии, биофизики, которая ныне известна во многих странах мира. Подготовил более 100 докторов и кандидатов наук.

Как и его отец, академик П.Г. Костюк успешно читал лекции для студентов Киевского университета им. Тараса Шевченко, Национального технического университета, Национального университета «Киево-Могилянская академия». Рассказывая журналистам о своём детстве, Платон Григорьевич в первую очередь вспоминал огромное количество книг и рояль, стоящий посреди комнаты. А ещё — дух науки, буквально витавший в стенах родительского дома. Платон Григорьевич не раз говорил, что в детстве очень любил приходить к маме в лабораторию, рассматривать сложные приборы, колбы, пробирки, растворы. Такое сочетание — психология мышления и химия — во многом повлияло на выбор будущей профессии.

Труды его отца — Григория Силовича Костюка — по-прежнему остаются на вооружении психологов и педагогов, как и память о его прекрасных человеческих качествах.

... Научная деятельность Григория Силовича проходила в условиях, не слишком благоприятных для научного исследования психики, тем более — для всестороннего методологического анализа, поскольку в те непростые времена термин «методология» употреблялся таким образом, что его очень легко было заменить на «идеологию». Советские же учёные непременно должны были руководствоваться «марксистско-ленинской методологией». Лишь значительно позже заговорили о разных уровнях методологии и, постулируя верность марксизму-ленинизму на наиболее высоком (философском) уровне, стали чувствовать себя несколько свободнее на других.

Возможно, методологические идеи тех времён (в том числе те, которые выдвигал или защищал Костюк) уже не заслуживают сегодня внимания? По мнению современных учёных, такой вывод был бы неверен.

Во-первых, написанные в тот период работы Костюка представляют большой интерес для истории отечественной науки. Во-вторых, отмечая важность изучения нейропсихологических механизмов психических явлений, Костюк в выступлении на совещании по психологии 1952 года и в статье 1955 года в первом номере только что основанного тогда журнала «Вопросы психологии» говорил о первостепенной значимости исследований психологических закономерностей.

Вынужденный, как и все советские психологи, поддержать постановление ЦК ВКП(б) 1936 года, заклеймившее педологию, Григорий Силович вместе с тем активно выступил против достаточно настойчивых в тот период попыток ликвидировать заодно и педагогическую психологию, «свернуть» её преподавание в вузах. В 1937 году он публикует статью «Об индивидуальном подходе к учащимся в учебной работе», где подчёркивает необходимость тщательного учёта индивидуального своеобразия каждой подрастающей личности, даёт учителям практические рекомендации, не утратившие значимости и сегодня.

Работы Г.С. Костюка (как и многих других психологов советского периода) содержат многочисленные цитаты из классиков марксизма, однако они далеко не всегда исключительно конъюнктурны. (Следует учитывать, что марксистское учение было единственным реально открытым для советских людей «отсеком» великой европейской философии и содержит немалые эвристические возможности.)

Значимый вклад Г.С. Костюк и его школа внесли в разработку методологических и фундаментальных проблем психологии.

Прежде всего, это раскрытие целей, форм и содержания взаимодействия психологии как самостоятельной науки со смежными дисциплинами (физиологией, педагогикой, социологией, логикой, кибернетикой); обоснование таких путей этого взаимодействия, которые обеспечивают взаимное обогащение контактирующих наук и их плодотворное совместное применение в общественной практике.

Далее, это анализ структуры деятельности как синхронической, выражающейся в существовании и взаимодействии мотивационной, содержательной и операционной сторон деятельности, так и диахронической, раскрываемой через характеристику систем решаемых субъектом задач.

Григорий Силович Костюк выступил и одним из организаторов такого применения. Особо следует отметить его успешное сотрудничество с выдающимся учёным в области математики, кибернетики и вычислительной техники — академиком В.М. Глушковым. Оно нашло выражение в совместных публикациях и в осуществлении в руководимом Костюком институте исследований и разработок психолого-кибернетического профиля.

Костюк и его ученики обосновали задачный подход к исследованию, проектированию и построению деятельности (в частности, учебной и педагогической), сформировали его понятийный аппарат и организовали конкретные исследования и разработки в его русле.

Это также выяснение психологических предпосылок эффективности педагогических воздействий, требований к методу обучения как способу организации деятельности учащихся с учебным материалом, а также к построению самого этого материала и учебных ситуаций, в которых он функционирует.

И наконец, наиболее важное направление — изучение закономерностей психического развития, генезиса способностей, становления личности, характеристики движущих сил, детерминант и стадий этих процессов; раскрытие, в частности, роли в их детерминации собственной активности субъекта, а также внешних воздействий, в том числе педагогических, которые стимулируют и организуют такую активность.

Наиболее существенные методологические установки Костюк последовательно воплощал не только в научных трудах, но и в лекциях, в руководстве аспирантами (которые до сих пор с восхищением вспоминают его семинары), в учебниках, редактором и автором которых он был.

Выдвинутые или развитые Костюком идеи (прежде всего, принципиальные положения его концепций психического развития и развивающих педагогических воздействий) находили подтверждение, применение и конкретизацию в многочисленных экспериментальных исследованиях. О наиболее важных из них он доложил на XVI и XVIII Международных психологических конгрессах. Исследования проводил как сам Григорий Силович (стоит особо отметить значимость его работы по формированию понятия числа у детей), так и его сотрудники и ученики.

Высоко оценивая ранние работы В.В. Давыдова, направленные на усовершенствование (на основе испытанных логико-философских принципов) содержания начального школьного образования, Г.С. Костюк вместе с тем предостерегал от «смешения вопросов логики построения содержания обучения и вопросов психологии усвоения». С трактовкой Давыдовым первой группы вопросов Костюк соглашался. Но «когда автор пытается поставить под сомнение принцип обучения, в соответствии с которым вначале необходимо дать учащимся... предмет в наглядно-чувственной, воспринимаемой форме..., то это вызывает удивление, в особенности, если учесть, что речь идёт преимущественно о начальном обучении и что упомянутый принцип последовательно реализуется и в тех педагогических экспериментах, которые успешно проводит сам В.В. Давыдов».

Впоследствии в лаборатории Костюка было доказано, что целенаправленное, тщательно спланированное использование особенностей наглядно-образного мышления детей младшего школьного возраста облегчает формирование у них основ теоретического мышления и научного мировоззрения.

Особое внимание в школе Костюка уделялось присущей психике сложности. Она систематически разрабатывается его учениками. Сложность психологических феноменов и закономерностей обусловливает неадекватность их односторонних трактовок (когда, например, раскрывая предпосылки развития способностей, отдают чрезмерное предпочтение то ли врождённым задаткам индивида, то ли внешним воздействиям на него).

В то же время, она вовсе не означает хаотичности, принципиальной непредсказуемости рассматриваемых феноменов — усилия исследователей должны быть направлены на раскрытие сложных иерархических взаимосвязей, определяющих их детерминацию. В частности, в отношении способностей обобщение экспериментальных результатов привело Костюка к выводу, что под влиянием рационально построенного обучения «в стереотипизированных, автоматизированных компонентах умственных способностей диапазон их часто сужается, в гибких их компонентах — расширяется. Именно в последних выразительнее всего выступает индивидуальное своеобразие умственного развития каждого ребёнка».

Справиться со сложностью исследуемых объектов представителям школы Костюка всегда помогала принципиальная открытость, готовность опереться на результаты, полученные приверженцами разных концепций, — но, разумеется, применяя эти результаты не эклектически, а творчески, вводя их в контекст выстраиваемой теоретической системы. Так, например, положения П.Я. Гальперина об общей структуре действия и Д.Б. Эльконина о специфике учебной деятельности были продуктивно использованы в разработанной Е.И. Машбицем концепции управления учебной деятельностью — но при этом переосмыслены с позиций задачного подхода и костюковских представлений о структуре деятельности.

И односторонности, и эклектизму противостоит системность, понимаемая как раскрытие связей между разными (в том числе противоположно направленными) свойствами исследуемых объектов. На позициях системного (в широком смысле) подхода Григорий Силович Костюк стоял всегда, и эту традицию продолжили его ученики.

Несомненно, что в педагогической (как и любой гуманитарной) практике преодоление односторонности не менее важно, чем в человековедческих теориях. В этом плане показательно, что именно с таким преодолением (а не просто с толерантным внешним оформлением осуществляемых воздействий) связывал сущность педагогического такта И.Е. Синица, много лет работавший вместе с Костюком. «Нарушение педагогического такта, — отмечал Синица, — происходит как раз тогда, когда учитель видит одну сторону дела и не видит другой, когда он делает вывод о поступке односторонне, поверхностно, не углубляясь в его причины».

Возвращаясь к теоретической проблематике, отметим наличие содержательного родства между линией Г.С. Костюка и его школы на раскрытие неоднозначности и противоречивости исследуемых в психологии явлений и раскрытием А.В. Брушлинским в русле идей С.Л. Рубинштейна континуальной (недизъюнктивной) природы указанных явлений. Подчёркивание такой природы, в полном соответствии с сутью данного подхода, сочетается с констатацией наличия в этих явлениях дизъюнктивной стороны и не исключает продуктивности их дизъюнктивных моделей при условии корректного построения и применения последних. Как показал опыт поддержанной Костюком разработки теории задач, требуемая корректность достигается в случае создания достаточно густой сети дизъюнктивных идеализированных объектов и использования разных вариантов их соотнесении с изменчивыми и противоречивыми реальными объектами.

Общая установка на преодоление односторонности нашла последовательное воплощение в исследовании Костюком и его учениками психологических проблем обучения и воспитания. Здесь оказались тесно связанными две идеи. Первая — идея активности субъекта деятельности (в частности, учебной), подчёркивание ключевой роли, которую играет в его развитии развёртывание и разрешение внутренних противоречий. Вторая — идея рационального, научно обоснованного педагогического управления указанной активностью.

Следует подчеркнуть, что понятие управления, как оно используется Костюком и его учениками, лишено авторитарного звучания. Вместе с тем оно согласуется с содержанием одноимённой кибернетической и общенаучной категории, охватывающей любые воздействия на объект управления, обеспечивающие поддержание или установление определённых параметров его функционирования. При этом способы управления должны в полной мере учитывать специфические характеристики объекта (если в качестве последнего выступает человек, то это, в частности, его индивидуальное своеобразие, его субъектные свойства, в том числе, способность к творчеству), а цель управления вполне может предполагать усовершенствование таких характеристик.

О «субъектных свойствах объекта» здесь сказано не случайно. Расхожее противопоставление, согласно которому человек (в частности, учащийся) является либо объектом, либо субъектом, представляет собой пример неадекватной дизъюнкции. Все мы в социальных взаимодействиях выступаем в обеих функциях, но при этом необходим анализ их конкретного содержания, особенностей взаимоотношений, характеристик тех систем, в рамках которых реализуются эти функции. Важным направлением такого анализа применительно к педагогической сфере явилось исследование доопределения учащимися обучающих воздействий.

Выдвигая ныне на первый план гуманизацию педагогического процесса, последователи Г.С. Костюка исходят из того, что она вовсе не предполагает отказ от парадигмы управления или, как говорят ещё, «парадигмы целенаправленных воздействий» на учащегося. Те, кто настаивает (пусть и из лучших побуждений) на таком отказе, руководствуются узкими (а значит, неадекватными для психолого-педагогической сферы) трактовками понятий «управление» и «целенаправленное воздействие». Пользуясь же их широкой трактовкой, мы связываем гуманизацию педагогического процесса прежде всего со следующими направлениями совершенствования педагогического управления: во-первых, с последовательным соблюдением принципа, в соответствии с которым оно «направлено в конечном счёте на собственное отрицание», точнее говоря, — на передачу управленческих функций самому учащемуся; с сосредоточением, в соответствии с этим, педагогических воздействий во всё большей мере на высоких уровнях в иерархической системе управления его деятельностью. Эти уровни обеспечивают прежде всего её ценностную регуляцию (в том числе ориентацию учащегося на достижение всё большей самостоятельности, на всё более полное раскрытие своих возможностей, своего индивидуального своеобразия); во-вторых, с вовлечением учащихся в полноценное диалогическое взаимодействие друг с другом, с учителями, прочими партнёрами, авторами и персонажами произведений культуры. Это не исключает управления, поскольку педагог является не только участником, но и организатором диалогов, и парадигма управления оказывается совместима с парадигмой диалога.

Григорий Силович Костюк постоянно отстаивал самостоятельность психологии как науки и одновременно — необходимость её тесных связей со смежными дисциплинами. Эти тезисы не только провозглашались им в общем виде, но и применялись к конкретному материалу, выступая как методологическая установка, требующая чёткого выделения в исследуемых проблемах психологических аспектов и их соотнесения с другими аспектами.

По материалам статьи Г.А. Балл, докт. психол. наук, проф., зав. лаб. методологии и теории психологии ИП им. Г.С. Костюка АПН Украины, Киев
Источники:

https://studfile.net/preview/2429370/page:21/

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%8E%D0%BA,_%D0%93%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%B9_%D0%A1%D0%B8%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87

https://zn.ua/SOCIUM/akademik_platon_kostyuk_u_menya_est_sobstvennoe_gosudarstvo.html


Добавить комментарий