Жить – это значит действовать

Декабрь 23, 2015 в Краматорск интеллектуальный, Родной город, просмотров: 1586

Гость  рубрики «Люди родного города» — актёр народного театра «Бам-Бук» Андрей Таран

«Театр должен просвещать ум. Он должен наполнять светом наш мозг… Пусть же учат народ видеть вещи, людей, самого себя и ясно судить обо всём этом. Радость, сила и просвещение – вот три условия народного театра». (Ромен Роллан)

 В Краматорске народный театр был, есть и будет. Театральные традиции у нас давние: первые сведения о репетициях самодеятельных актёров относятся к 1899 году. На протяжении 20-го века, несмотря на войны, смену политических режимов, сложные экономические условия, деятельность драматических коллективов не прекращалась. Развлекая, театр был настоящей школой просвещения. Он поднимал культурный уровень, расширял кругозор вчерашних крестьян, из которых формировался рабочий класс и интеллигенция города, знакомя их с лучшими образцами отечественной и зарубежной драматургии. Жизнь тысяч краматорцев была озарена, осмыслена, одухотворена театром. Даже в самые трудные годы любительский театр был для них настоящим живительным источником, не давая впасть в уныние и бездействие.

Краматорский народный театр «Данко» ДК и ТНКМЗ  имел всесоюзную известность с 1960-х годов.  Имя его режиссёра Михаила Дмитриевича Силаева сегодня носит международный фестиваль аматорского театрального искусства «Театральная легенда», который проводится в Краматорске с 2003-го года и приветствует на своей сцене театры из Киева, Одессы, Днепропетровска, Волгограда, Москвы, Мариуполя, Северодонецка и других городов. Принимающая сторона –народный театр «Бам-Бук», инициатор и вдохновитель  первого в истории Краматорска грандиозного театрального праздника. Именно здесь хранится наследственный символический ключ от Театра, полученный много лет назад от последнего режиссёра «Данко» Ивана Войтюка. Время доказало мудрость этого решения. Народный театр «Бам-Бук» во главе с режиссёром Николаем Метлой –это неординарный, творчески смелый коллектив, в котором собрались удивительные, талантливые люди и с которым всегда интересно.В декабре 2015 года один из ведущих актёров театра Андрей Таран стал лауреатом Премии общественного признания «Родной город» в номинации «Свет культуры», учреждённой Общественным Союзом«Совесть» и городским клубом«Краевед».

Андрей Таран родился и вырос в Краматорске. Можно с полным правом говорить, что Андрей свой город строил: его первая рабочая специальность – каменщик, и свою трудовую биографию он начал на стройках жилых домов и учреждений. Позже Андрей окончил вуз, и сейчас работает менеджером-экономистом на частном строительном предприятии. 2000-й год стал для него переходом в новую эпоху во всех смыслах: он поменял профессию и – переступил порог народного театра «Бам-Бук». Веление сердца и указующий перст судьбы!

— Вам кадры нужны? – спросил он напрямик у  Николая Метлы.

— Ну, приходи завтра, посмотрим, что ты за кадр, — в тон ему ответил опытный режиссёр.

И Андрей пришёл. Буквально через два месяца учёбы в театральной студии его ввели в основной состав «Бам-Бука». Безусловный актёрский талант Андрея отметили и оценили по достоинству и коллеги, и зрители. Сейчас он – настоящая звезда краматорского театра. В его актёрском багаже участие в таких популярных постановках, как «Свои люди», «Отель «Флоренция», «Вампир», «Вишнёвый сад», «Курица», «Тамара и демон». Можно перечислять и перечислять его актёрские награды: на краматорском фестивале «Театральная легенда» Андрея Тарана признавали «Королём эпизода»; на фестивале аматорского театрального искусства «Рампа» в Днепропетровске он был отмечен «За лучшую мужскую роль второго плана»; на фестивале «Театральная сессия» в том же Днепропетровске Андрей получил награду «За лучшую мужскую роль». И прочая, и прочая, и прочая!…

В 2015 году зрители увидели 4 спектакля с участием Андрея Тарана: моно-спектакль «Партнёр», комедию-балаган «Генералы в юбках», «Декаданс» и «Треугольник LOVE». Спектакль «Декаданс» посвящается грядущему 20-летию «Бам-Бука» и уже побывал на фестивале «Театральная сессия» в Днепропетровске, где, кстати, получил сразу несколько серьёзных наград.

В жизни Андрея Тарана, как в спектакле, много  неожиданных  сюжетных линий и драматических эпизодов. По личным обстоятельствам его работа в театре «Бам-Бук» на несколько лет прерывалась. Но сколько бы он ни сворачивал с театрального пути, от судьбы не ушёл. В 2013 году  Андрей Таран вернулся в «Бам-Бук» и, по-видимому, больше с ним не расстанется!

— Итак, произнесём четыре самых интригующих слова на свете: «Действие первое. Сцена первая». Андрей, для начала прокомментируй, пожалуйста, несколько  крылатых выражений о театре. Вот, к примеру: «Театр – высшая инстанция для решения жизненных вопросов».

— Безусловно. Жизненные вопросы в театре решаются по обе стороны рампы. Зритель чему-то учится, глядя на сцену и угадывая  в игре актёров свои собственные проблемы, а актёры, примеряя  разные образы на репетициях и во время спектаклей, глубже изучают самих себя, то есть тоже получают возможность  посмотреть на себя со стороны. Это помогает разобраться во многих  сложных вопросах.

— «Скучен театр, когда на сцене видишь не людей, а актёров».

— На сцене не должно быть заметно старания, она не для работы, а для жизни в прямом смысле слова. Когда на сцене работают, это скучно. Чтобы достучаться до человека в себе и в зрительном зале, надо отключить мозги  и жить сердцем. Ведь всё, что вспоминается и переживается после спектакля, посеяно чувством, сердечным порывом. А  если актёр слишком рассудочен, все его попытки в чём-то убедить зрителей останутся бесплодными. Только сердце вдохнёт в его игру жизнь. Чтобы служить людям, надо отбросить разум и  подняться на крыльях воодушевления. Звучит, может быть, и пафосно, зато по существу. Тот, кто рассуждает и слишком доверяется  своей актёрской технике, никогда не взлетит.

— «На сцене человек должен быть на ступеньку выше, чем в жизни».

— На ступеньку выше самого себя – да, но не зрителя. Преодоление себя, познание своих возможностей в разных амплуа – это вечная актёрская лестница. Бывает, что мы, актёры,  сживаемся с ролью долго и трудно, у нас не получается, и если не превзойдём самих себя хотя бы на одну ступеньку, то так ничего и не выйдет. Приходится  расти, всё время тянуться вверх, ступенька за ступенькой. Если, конечно, хочешь остаться на сцене.

«Хороший спектакль объединяет, плохой обсуждается».

— Плохой спектакль обсуждается, чтобы стать хорошим и объединить актёров со зрителями, иначе он просто перестаёт существовать. Ну, а хороший спектакль… Он превращает сцену и зрительный зал в единый организм, живущий общими чувствами, плачущий общими слезами и смеющийся одним смехом.Остаётся только стоять у рампы в волнах оваций и кивать: «Это да-а-а!..»

— И ещё одно высказывание: «Качество пьесы – это качество её идей».

— Думаю, всё зависит не столько от качества идеи, вложенной автором в пьесу, сколько от качества её сценического решения. Сама по себе пьеса редко живёт, она должна стать живым спектаклем, а это уже качество её восприятия со стороны режиссёра и актёрского ансамбля. Сыграть можно всё, главное – как сыграть. Иногда говорят: «Хороший актёр (или режиссёр) «вытащит» любую чепуху». В смысле, посредственную пьеску, где  и на грамм не было собственных идей, можно превратить в успешный  спектакль, который  будет  жить годами.

— Каким было твоё первое впечатление от «Бам-Бука» тогда, в 2000-м году?

— Почувствовал, что попал в настоящий театр! Увидел, что люди здесь отдаются своему любимому делу до глубины души, для них это не хобби, а настоящая жизнь.

— Какую свою роль ты на сегодня считаешь самой удачной?

— В комедийном спектакле «Свои люди» по рассказам Зощенко. Мы ставили его, кажется, в 2001 году. Это была не игра, а воля вольная, ограничений по роли не было никаких, можно было делать со своим персонажем что хочешь! В общем, полная свобода для актёрской импровизации. Хотя об импровизации я на тот момент мало что знал, в «Бам-Буке» этого  на первых порах почти не было, наш режиссёр выверял каждую постановку до шага, до взгляда. А вот «Свои люди» прошли, как фейерверк, очень свободно и очень весело. Может быть, поэтому на первой  странице сайта «Бам-Бука» фотография  именно с этого спектакля.

— А роли-ошибки у тебя были?

— У кого их нет… Хотя у меня не так-то много ролей, чтобы можно было точно и уверенно сказать: вот здесь я не попал. Пожалуй, неоднозначна роль в моно-спектакле «Партнёр», который вышел в 2014 году. Это рассказ о музыканте-неудачнике, о его личной судьбе, о стремлении к прекрасной мечте, пусть даже и недостижимой. Мой герой ждёт опаздывающего партнёра по сцене и пытается «держать» зал, рассказывая истории из своей жизни, из творческой карьеры. Персонаж по-своему трогательный, вызывающий у зрителей живой отклик, и в прессе потом были неплохие отзывы, но сам я считаю, что премьера прошла совсем не так, как надо было бы. Этот образ получился у меня не сразу, на первых показах спектакля он давался тяжело и как-то неестественно. Это теперь, спустя год, всё уже идёт, как нужно, после того, как мы с Николаем Ивановичем ещё раз перетряхнули весь спектакль. А поначалу я понял характер героя неверно, пытался искать в самом себе какую-то простоватость, совсем мне не свойственную. В общем, у меня не получалось жить на сцене, во время премьеры спектакля я именно работал. И зрители, наверное, видели перед собой не человека, а актёра.

— Актёрские способности проявлялись у тебя с детства?

— В детском саду считался очень скромным, тихим мальчиком, в «звёзды» не лез. Но однажды моя фотография каким-то образом попала на страницы «Краматорской правды», я вдруг приглянулся нашему музыкальному работнику и получил  сразу три или  четыре номера в праздничном утреннике. В школьной самодеятельности тоже участвовал, очень любил пантомиму, монологи Евгения Петросяна. У него есть просто культовые вещи, даже сегодня очень смешные, хотя КВН и позволяет себе издевательские шуточки над его возрастом,отсталостью от века и всё такое. Помню, я смотрел передачу «Вокруг смеха», старался запомнить смешные номера и потом показать их в школе на каком-нибудь вечере. Самому придумать смешное пока не удавалось, а вот показать получалось, и неплохо.

— Кто твой театральный кумир?

— Андрей Миронов. Здесь  можно и  без комментариев. Очень нравится и Евгений Миронов, восхищает своей многоплановостью. Он и князь Мышкин в «Идиоте», и сам Достоевский, и Хлестаков, и безумный Прохор в «Охоте на пиранью». Я уже не говорю о роли Грегора Замзыв «Превращении» по Кафке. Гениальная игра, гениальное актёрское решение. В современном кино Миронов просто космическая величина.

— Какой современный украинский театр ты советовал бы посетить?

— Кроме «Бам-Бука»? (улыбается) По-моему, один из лучших современных театров – это киевский театр на левом берегу. Его полное официальное название – Киевский академический театр Драмы и комедии на левом берегу Днепра. Но в народе его давно уже называют попросту «театр на левом берегу». Ему 37 лет, ребята долго не имели собственного помещения, но в 1990 году им отдали здание бывшего кинотеатра, где они и играют до сих пор. Замечательный театр, один из самых посещаемых в Киеве. Когда бываю в столице, всегда стараюсь попасть на спектакль. Видел там очень интересную постановку «Опасных связей», понравился спектакль «Пой, Лола, пой». В театре на левом берегу очень сильный актёрский состав, там играют Владимир Горянский, Ада Роговцева, Виталий Линецкий, Виктор Сарайкин, Олеся Жураковская. Многие заняты в кино, часто снимаются в сериалах, ведут популярные шоу, как, например, Олеся Жураковская. Но главное, что меня привлекает в этом театре – это совершенно особая атмосфера уюта, дружеского расположения, ощущение праздника. Туда приходишь, словно к старым друзьям, с которыми интересно и приятно поговорить обо всём на свете и даже мыслей не держать об интригах, зависти, актёрских амбициях.

— А ты подвержен актёрским амбициям?

— Если бы был подвержен, не остался бы в Краматорске. А я здесь, играю в нашем «Бам-Буке», получаю от моей жизни удовольствие. Мне в этом отношении близка философия Петра Мамонова. Он говорил, что если ты думаешь о публике, значит, ты плохой артист. Не надо хотеть понравиться, гордиться и заноситься. Нужно каждую минуту учиться, каждую минуту думать, что сказать. И созидать, созидать, созидать. Гордых жизнь порой бьёт, но эти удары – лекарство. «Наказание» — от слова «наказ», то есть урок, поучение. Не надо стараться быть круче других, надо просто любить, потому что мы все – одно. Энергия от публики называется «любовь». Вы даёте любовь мне, я даю её вам. Я вами жив, а вы мной. Вы мне – я вам. Это акт любви, а любовь  — это не чувство, а добродетель. Делать добро – это жертвовать, отрывать от себя, любимого, для кого-нибудь другого. Без гордости, без самолюбования, без желания что-то получить взамен, будь то слава, признание или деньги.

— А кем ты хотел стать в детстве?

— Клоуном! И я этого не скрывал, говорил родителям. Думаю, они не принимали всерьёз. Ну, и стал я в результате менеджером-экономистом. А свою детскую мечту воплотил в спектакле «Треугольник LOVE». При распределении ролей сразу забил себе образ клоуна.

— И как твои родители воспринимают тебя на сцене? На спектаклях бывают часто?

— Мама в восторге, на спектаклях бывает постоянно. Появляется и отец, говорит: «Тараны рулят!» Мама обычно комментирует мало, но вижу по глазам, что ей нравится. Иной раз и покритикует, конечно, не без этого! То ей не понравилась слишком долгая пауза, то показалось, что я забыл текст. Во время спектакля «Декаданс», например, она подумала, что я жду подсказку от моей партнёрши Алины Маковской! Потом выговаривала мне: «Что ж ты, мол, текст забываешь, на товарищей надеешься!..»

— А ты его тогда точно не забыл?

— Да нет, не забыл, это была необходимая пауза. Запоминать тексты ролей, конечно, дело нелёгкое, и память у меня не бог весть какая, но долбёжкой я не занимаюсь. Не получается, да и некогда, больше надеюсь на старое доброе «авось». Мне гораздо легче запоминать мои слова по образным ассоциациям. Вот, например, одно стихотворение из «Декаданса» я нарисовал на листе бумаги, строка за строкой, и потом на сцене вспоминал рисунки. Запоминать по ассоциативному ряду как-то проще, да и в актёрском плане интереснее.

— В кино сниматься хочется?

— Хочется, конечно, это был бы интересный опыт. Но попыток до сих пор не было, в кастингах не участвовал.

— У тебя есть свои страницы в социальных сетях? Активно посещаешь?

— Есть страница «Вконтакте», есть на Фейсбуке. Посещаю не слишком активно, но регулярно. Открыт и для конструктивной критики, и для комплиментов!

— Расскажи о взаимоотношениях с нынешними коллегами в «Бам-Буке».

— В прошлом году состав театра сильно поменялся, из города уехали Ира Погуляй, Сергей Светлицкий, Максим Бондаренко, другие наши сильные актёры, зато подрос молодой «бам-бук». Он, как известно, растёт быстро и хорошо адаптируется. Сейчас всё прекрасно! В труппе  8 человек, почти все новички, перешли в основной состав из театральной студии буквально 2 года назад. Это Илья Частилов, Алина Маковская, Юлия Колесова, Екатерина Соколова, Настя Калугина, Алексей Губарев, Юлия Подрезова. Обстановка у нас очень живая, дружеская и какая-то…  очень настоящая. В смысле, настоящая театральная. Все на одной частоте, примерно равны по возрасту, по эстетическим вкусам, по интеллектуальному уровню. Актёров немного, поэтому в спектаклях обычно  заняты все. Это смотрится настолько органично, что на фестивале в Днепропетровске нам даже сказали: «Жаль, что нет номинации «За актёрский ансамбль!..»

— Круг участников фестивалей всё тот же? По крайней мере, не стал меньше в связи с известными событиями в стране?

— Народный театр жил, народный театр жив, народный театр будет жить! Проводятся фестивали в Днепропетровске, в Киеве, в Очакове, во Львове, пустых мест в зале публика почти не оставляет. «Бам-Бук» в ноябре побывална «Театральной сессии» в Днепропетровске, это ежегодный осенний форум, там собирается до двадцати разноплановых театральных коллективов. В этом году я бы отметил молодёжный театральный коллектив «Кузнецы» из Харькова, «DIY-театр» из того же Харькова, «Сучасник» из Черкас, «Ну і дітки!»из Полтавы, «Чародея» из Днепропетровска. Конечно, привычный высокий класс показали днепропетровские«Маски», киевский театр-студия импровизации«Чёрный квадрат». Все они продолжают заниматься творчеством, вопреки всяким внешним обстоятельствам. Зрителей у них меньше не стало, даже наоборот, именно сейчас людям хочется почаще приходить на спектакли, чтобы отвлечься от страхов, забот и тревог. Вот, например, «Чёрный квадрат» играет в Киеве на семи (!) площадках, билеты на их представления разлетаются со скоростью звука, а они у них, надо сказать, не дешёвые. У «Чёрного квадрата» теперь есть и своё здание, в коллективе у них почти сто человек, большая актёрская студия. В общем, ведут очень активную работу, на недостаток популярности не жалуются, дай бог каждому.

— Какой из театральных фестивалей запомнился тебе больше всего?

— 10-й фестиваль «Рампа» в Днепропетровске. «Бам-Бук» возил тогда на показ спектакль «Отель «Флоренция». Меня поразил высочайший уровень этого фестиваля, слово «любительский» по отношению к нему звучало даже как-то странно. Всех, кто подавал заявки, предварительно просеивали через очень жёсткое сито, в список участников попадали лучшие из лучших. На сцену выходили самые сильные театральные коллективы Украины, публика  получала настоящее зрелище, и смех, и слёзы.Некоторые, послабее, даже сами снимали свои постановки с показа, увидев на прогонах, какие высококлассные спектакли привезли из других городов. Я совсем не хочу сказать, что остальные фестивали любительского искусства не имеют подобного уровня организации. Нет, каждый фестиваль собирает интересные коллективы, на каждом есть что посмотреть. Просто в тот раз это было для меня впервые, то есть я впервые воочию наблюдал концентрированное качественное различие между аматорским театральным искусством и тем, что называется «любительщиной».

— Какие ещё увлечения у тебя есть, кроме театра?

— У меня есть мотоцикл М-72 1957 года, в этом сезоне я впервые на нём выехал. Этот мотоцикл не для скоростных рекордов или демонстрации мощности, а, скорее, для эстетического удовольствия. Мотоциклами я «болел» с детства, до сих пор немного жалею, что в 19 лет купил себе не мотоцикл, а машину. Практически-то решение было верное, мотоцикл мотоциклом, а в дальних поездках бывает важна крыша над головой, но душа прямо болела!.. В нашей семье мотоциклистами были и прадед, и дед аж до 80-ти лет, и мой отец. Родители в молодости даже ездили в Крым на мотоцикле. В общем, страсть к нему у меня, наверно, в крови, и теперь мечта, наконец-то, осуществилась.

А ещё мне нравится подводная охота. Недавно приобрёл полное снаряжение, с ружьями, с фонарями, всё как полагается. Думаю этой зимой обновить на Голубых озёрах.

Музыкой тоже увлекаюсь. Мне всегда очень нравился камус, прямо-таки завораживал, и четыре года назад мой друг неожиданно мне его подарил. С тех пор осваиваю. Если кто-то не знает, что такое камус, расскажу подробнее. Это алтайский народный смычковый губной инструмент, сродни украинской дрымбе и варгану, совсем небольшой, помещается на ладони. Издаёт неповторимые экзотические звуки! Совершенно особенные, их нельзя описать, так же, как нельзя описать колокольный звон. По легенде, в старые времена один охотник услышал в лесу незнакомые диковинные звуки, подошёл ближе к источнику звучания и увидел медведя, сидящего на дереве и дёргающего лапой щепку. От этого и шла странная, завораживающая мелодия. Охотник решил сделать музыкальный инструмент, способный издавать подобные звуки. Так и появился камус, или комуз. Его прелесть в том, что не надо специально учиться на нём играть, звуки надо извлекать душой, а не техникой исполнения. Ты играешь и погружаешься в состояние умиротворения, на время отрешаешься от мирских забот и ощущаешь душевную гармонию. Камус обладает целебными свойствами, развивает музыкальный слух, хорошо влияет на психологическое здоровье, обогащает творческие возможности. Появляется другой взгляд на мир – светлый и оптимистичный. Хотя камус очень прост в использовании и внешне совсем незамысловатый, он способен изменить в жизни человека многое. А всё дело в его естественном звучании! Главное – это почувствовать инструмент, слиться с ним, позволить своей душе говорить через него.

— Как необычно! А что можешь сказать о своих литературных вкусах?

— Они у меня сейчас довольно разнообразные, я уже успел понять, что актёр должен быть культурным и понимать творчество гениев литературы. Особенно тех, произведения которых становятся спектаклями. В юности я долго «сидел» на одной фантастике, ничего другого почти не читал. А когда пришёл в «Бам-Бук», решил перечитать всю русскую и зарубежную классику, и почти уже с этой задачей справился.  Полюбил Булгакова, мечтаю побывать в его доме-музее в Москве. Чеховиз хрестоматийного литератора стал для меня просто близким человеком, с которым можно поговорить обо всём. Он настоящий театральный писатель, его можно ставить на сцене легко, понятно  и с удовольствием. Наверно, в мире нет ни одного театра, академического или любительского, в репертуаре которого не было бы Чехова, начиная с  «Вишнёвого сада» и заканчивая «Медведем».

— Твой любимый афоризм о театре?

— Слова Станиславского: «Умейте любить искусство в себе, а не себя в искусстве». Это основной жизненный принцип актёра.

— А случается ловить себя на том, что играешь и в обычной жизни, вне театра?

— Случается, конечно. Это бывает в сложных для меня ситуациях, когда я с чем-то не справляюсь или справляюсь слишком трудно, или мне почему-нибудь неловко, неприятно. Вот тогда я вспоминаю, что я, в конце концов,  неплохой актёр, и в предлагаемых жизнью обстоятельствах могу сыграть другого человека. Почти всегда получается, пропадает и страх, и неловкость. Если я чего-то не могу, у меня есть много других «Я», и у кого-нибудь из них  обязательно выйдет.

— Расскажи о самом памятном актёрском курьёзе.

— Много их пришлось на спектакль «Курица». Мы тогда полностью убрали кулисы, задник, вся  сцена  просматривалась  до самых гримёрок. И не заперли мы чёрный ход. Это было не дальновидно, но кто же знал?.. И вот идёт спектакль, Юлиана Журавлёва в роли Курицы рвёт и мечет, произносит свой гневный монолог  —  и тут на сцене появляются два совершенно посторонних чувака с пивом в руках! Они, понимаешь, случайно зашли с чёрного хода, он как раз позади сцены, и попали с улицы прямо в свет рампы. Представь себе их состояние, да и наше тоже! Слава богу, на сцене у нас, по пьесе, была комната общежития, так что их появление получилось, в общем, в тему. В общаге же всякое бывает, идёт свободное движение по комнатам, а тут люди ещё и с пивом зашли – типа, угостить. Убрались они быстро, а мы продолжали играть как ни в чём не бывало.

А на другом показе «Курицы» случился ещё один курьёз. Я там по роли говорю: «Мы увидим небо в алмазах!» И вот, значит, произношу я эти слова – и в ту же секунду в зале гаснет свет. Это было стандартное веерное отключение, так уж случилось. Моя партнёрша Ира Погуляй тут же сориентировалась: «Никогда мы его не увидим!…» Зрители зааплодировали, стали подсвечивать нам мобильниками. Мы доиграли спектакль до конца, а на самый момент  поклона публике  дали свет!

— Страх перед зрительным залом ты ещё испытываешь?

— Конечно! Но с ним приятно бороться. Когда преодолеваешь волнение перед выходом на сцену, настраиваешься на особую, нужную волну.

— А насколько ты податлив во взаимоотношениях с режиссёром театра?

— На все 100%! С режиссёром мне повезло, я доверяю ему больше, чем себе. Тем более что Николай Иванович не диктатор, он не давит на актёров, не создаёт жёстких условий. Наверно, я сам на его месте был бы гораздо жёстче. Всё было бы по-моему — вплоть до жеста, до поворота головы!

— Хочешь сказать, что у тебя были мысли создать свой театр?

— Нет, свой театр – нет, но вот о собственной постановке спектакля, признаться, подумывал.

— Говорят, что для полноценного личного роста желательно менять занятость каждые 4-5 лет. Актёров это тоже касается?

— Актёр, если он настоящий, никогда не перестанет быть актёром, он «болен» театром пожизненно. Но главное для него – это активное творческое состояние. И если мы сейчас говорим об актёрах народного театра, которые играют в спектаклях в свободное от работы время, то в их случае это утверждение верно. Им не мешало бы периодически менять рабочую занятость, особенно если деловая рутина начала угнетать. Это может плохо отразиться на творческой деятельности, человек начнёт выкапывать в себе вдохновение киркой и лопатой. Всегда надо менять жизнь, хотя бы какую-то её сторону, чтобы не «тянуть лямку», а получать от неё удовольствие. В моей трудовой книжке, например, с десяток записей разного профиля, я много чего успел попробовать. Думаю, это мне на пользу, я нигде не успевал прирасти и, не дай бог, покрыться плесенью. А в творческом плане это ещё выгоднее, потому что я видел жизнь с разных сторон, знаю  многих людей, и могу использовать свои впечатления в театральной работе.

— Подвержен ли ты творческим стрессам? Как с ними борешься?

— До стресса меня теперь могут довести только проблемы других людей, сам себя я до стресса уже не довожу. Повзрослел, наверно, научился справляться с переживаниями. Ну, а если уж случается, то тогда надо проехаться на мотоцикле  или  заняться подводной охотой. Иногда, чтобы прийти в себя, достаточно бывает посмотреть хороший фильм, «Бриллиантовая рука», например. Ещё на меня прекрасно влияют фильмы с Иваном Охлобыстиным, это вечное кино.

— В какие моменты ты можешь испытывать творческую скуку?

— Когда актёр, слишком уверенный в себе, хочет сделать на сцене какую-то очевидную вещь, до нелепости понятный ход, который могут легко угадать и его партнёры, и зрители. В игре всегда должен быть элемент неожиданности, обязательно должен выскакивать какой-нибудь чёртик из коробочки. И чем актёр талантливее, тем больше он должен удивлять. Если же он до этого не снисходит, это скучно.Тогда он не более чем простак, что извне приглашён для сотворенья стороннего действия. Цитата из Ахмадулиной, очень подходящая.

— Актёр – это зависимая профессия?

— Да, зависимая, и во многих отношениях. Даже если в труппе театра звезда на звезде сидит и звездой погоняет, нужен режиссёр, то есть тот, кто превратит толпу в ансамбль, правда? Это уже определённая степень зависимости. И сам себя актёр тоже режиссирует, он очень зависит от себя, от своих внутренних состояний. И более всего актёр зависит от публики. Нет публики – нет актёра. Если публика освистала спектакль – спектакля нет.

Тебе когда-нибудь хотелось взять актёрский псевдоним?

— Когда-то я об этом подумывал, но быстро понял, что незачем. Когда актёры берут псевдоним, они обычно интересничают, выбирают что-то необычное и звучное. А моя фамилия и так достаточно говорящая. Кое-кто из зрителей как раз и думал, что это у меня псевдоним! У нас в «Бам-Буке», если вспомнить,  у многих удачные фамилии, настоящие актёрские: Погуляй, Подрезова, Белокур, Журавлёва, Соколова, Нейштадт, Безрук, Светлицкий, Гипич, Немова, Гуляева. А у режиссёра нашего какая фамилия? Метла! Ярко само по себе, без всяких псевдонимов. Кирилл Никитенко из киевского  «Чёрного квадрата» однажды даже написал о нас шуточную песню, пройдясь по всем фамилиям.

— А у тебя есть любимые отрывки из театральных ролей, которые ты часто цитируешь?

— Иногда люблю повторять цитату из «Курицы»: «Не лезь на мои роли!» Но это, если честно, говорил персонаж Иры Погуляй. А вообще, когда мы в театре начинаем общаться между собой цитатами из пьесы, значит, она будет иметь успех.

— Ты актёр одного амплуа?

— Очень надеюсь, что нет, и не хочу быть актёром одного амплуа, стараюсь находить себя в разных образах! Ближе всего мне жанр комедии, но сейчас я выступаю и в драматических ролях. В моно-спектакле «Партнёр» я сочетал комедию с трагедией, мой персонаж даже в большей степени трагический, чем смешной. Знаю, что некоторые зрители в зале плакали.

— Давай представим, что в современном мире нет театра. Есть живопись, музыка, скульптура, литература, или даже одно сплошное телевидение. А вот театра нет. Как ты думаешь, мир был бы другим?

— Ненадолго. Потому что мир всё равно придумал бы театр! Вопреки всему и несмотря ни на что! Живопись и скульптура статичны, телевидение агрессивно и слишком искусственно, литература, так или иначе, оставляет человека наедине с самим собой. А человечеству нужно живое, дышащее, изменчивое, непредсказуемое зрелище, с которым можно слиться, в котором можно участвовать всем своим существом! Так что театр всё равно бы родился.

— «Магия театра» — не пустой фразеологизм для тебя, знающего закулисную театральную кухню?

— Нет, что ты! Я же не только актёр, я бываю и зрителем, и мне всегда хочется чуда, хочется, чтобы меня удивили, очаровали, вовлекли в какую-то волшебную историю. Так что магия театра для меня несомненна.

— И у театральных кулис действительно есть свой особенный запах?

— Есть, я всегда его ощущаю. В целом, он общий для всех театральных кулис, но, всё-таки, в букете  каждого театра есть своя, неповторимая нотка. Кулисы поглощают всё, что происходит в театре, от актёрского пота и пудры до слёз зрителей, и потом испаряют это в некой уникальной форме. Вот в «Бам-Буке» запах кулис… бархатный, что ли. Без особых претензий, с намёком на некоторую утончённость и без всякой приторности. Я узнал бы его с закрытыми глазами!

— Как по-твоему, за прошедшие годы публика «Бам-Бука» изменилась?

— Если меняется театр, меняется и публика. Это происходит естественно и органично, как у живого растения. Листья опадают, но распускаются новые почки, растут новые ветки, крепнут корни. Театр живёт, растёт, меняет свои взгляды, репертуар – меняется и его публика. Поменяться абсолютно зрители театра, конечно, не могут, в любом случае это будут люди одного круга, определённых эстетических вкусов и определённого мировоззрения.

— Если бы возникла необходимость самому составить пресс-релиз и представить в нём свой театр и себя самого, что бы ты написал?

— Я за это не взялся бы. Коротко и чётко сказать о своём театре не сумел бы, а что касается меня самого… Я очень самокритичный человек и поэтому не стал бы ничего о себе писать, чтобы не начать ругать себя.

— Попробуй сформулировать пять причин, по которым зрителю стоит прийти на спектакль «Бам-Бука».

— Это интересно! Это весело! Это развлечёт, но и заставит подумать! Это гарантированно сильное впечатление! Это особая «бам-буковая» атмосфера!

— А теперь пять причин, по которым ты остаёшься актёром этого театра.

— Режиссёр. Репертуар. Взаимопонимание всех со всеми. Ясность предлагаемых творческих задач. Абсолютная творческая лёгкость.

— Почему же, всё-таки, ты не можешь жить без театра?

— Тянет! Там – жизнь. Деньги я зарабатываю в другом месте, а в театре я по-настоящему живу.

И в заключение нашей беседы — поэтический аккорд. У тебя есть любимое стихотворение о театре? Можешь продекламировать?

— Любимого нет, но вот как раз недавно попалось интересное стихотворение Нины Васиной, в котором я прочувствовал каждую строчку. Думаю, оно понравится всем:

Сцену нельзя топтать каблуками:

По сцене – маленькой или большой –

Нужно ступать лишь босыми ногами

И с абсолютно открытой душой.

Сцена – ты остров в бушующем море,

Щедрый оазис с прохладной водой.

С сердцем распахнутым, в радость и в горе

Я прихожу на свиданье с тобой.

За исцеленьем души, за спасеньем

От суеты набегающих дней,

Чтобы любви и надежды мгновенья

Не исчезали из жизни моей!

 

С актёром народного театра «Бам-Бук» Андреем Тараном

беседовала Яна Андриенко

2015 г.


petcom #
Здравствуйте
Не удалось дозвониться, вот мой телефон. 8 (903) 736-54-28 Алексей

Добавить комментарий