В лавке Букиниста: «Детское чтение для сердца и разума»

Январь 13, 2017 в Книги, Культура, просмотров: 604

«Никакой художник или ремесленник не может ничего сделать без надобных ему орудий; и есть пословица: ученик без книги, как солдат без ружья», — писал Николай Иванович Новиков, выдающийся общественный деятель, издатель и журналист (1744-1818 гг.) – «… Нужны такие книги, касающиеся до наук, и кроме сих всякого рода книги для чтения».

До середины XVII века детской литературы как таковой не существовало. По сути, первой книгой, написанной специально для детей, стал «Мир в картинках» Яна Амоса Коменского. Великий педагог и реформатор школы стал родоначальником литературы, специально приспособленной для детского восприятия.

Первым в мире детским журналом стал издававшийся в Германии «Лейпцигский еженедельный листок» (1772-1774). Заслуга издания первого русского журнала для детей – «Детское чтение для сердца и разума» — принадлежит Николаю Ивановичу Новикову, посвятившему свою жизнь литературной и книгоиздательской деятельности. Этот особенный журнал, положивший начало отечественным изданиям для юного читателя, выходил еженедельно с 1785-го по 1789-й год в качестве приложения к газете «Московские новости» и предназначался для широких кругов. Авторами журнала были талантливые писатели и педагоги Н.М. Карамзин, А.А. Прокопович-Антонский и другие. С его страниц проводились в жизнь лучшие, передовые педагогические и просветительские идеи. По мнению основателя и главного редактора, в государстве «всё сделается удобным, когда воспитание достигнет возможной степени своего совершенства», поэтому журнал должен был служить «для сердца и разума», с ранних лет разъяснять юным читателям вечные законы человеческой добродетели. Издание носило энциклопедический характер, на его страницах публиковались разнообразные оригинальные и переводные произведения нравоучительного содержания — повести, басни, сказки, пословицы, изречения, анекдоты, научно-популярные очерки и статьи.

Руководствуясь мыслью о том, что «причина всех заблуждений человечества есть невежество, а совершенства – знание», издатель «Детского чтения…» ставил перед собой  широкомасштабные задачи: закладывать основы детской литературы доброго качества и «всем молодым охотникам до чтения доставить умственное упражнение»; способствовать увлечённому изучению литературы, а равно истории, географии и прочих наук; распространять просвещение и формировать мировоззрение  благородных, гуманных, честных граждан, стремящихся к благополучию государства.

Журнал Николая Ивановича Новикова вручал читателям многосторонние знания о природе и обществе, воспитывал в них любовь к своему отечеству, уважение к представителям всех сословий, аналитическое отношение к действительности. На его страницах находило осуждение слепое преклонение перед всем иностранным, поощрялись личные положительные качества человека – великодушие, доброжелательность, скромность, трудолюбие. Находясь на чисто просветительских позициях, Николай Иванович ни в коем разе не посягал на краеугольные устои общественного порядка того времени, однако его журнал содержал поистине богатую пищу «для сердца и разума» читателей, способствовал воспитанию лучших людей той эпохи. «Чистые,  нравственные правила, изложенные увлекательным для того времени языком, незаметно проникали  в душу читателей и мало-помалу дали иной колорит целому обществу», — отмечалось в одном из отзывов 1849-го года. Писатель С.Т. Аксаков в своих воспоминаниях сердечно обращается к журналу Новикова: «В детском уме моём (после знакомства с этим журналом) произошёл совершенный переворот, и для меня открылся новый мир… Многие явления в природе, на которые я смотрел бессмысленно, хотя и с любопытством, получили для меня смысл, значение и стали ещё любопытнее…» Через 60-т лет после появления «Детского чтения для сердца и разума» известный литературный критик В.Г. Белинский, анализируя современную ему детскую литературу, восклицал: «Бедные дети! Мы счастливее вас, мы имели «Детское чтение» Новикова!..» Спрос на этот журнал был настолько велик, что после его закрытия отдельные номера перепечатывались в виде книжек и успешно продавались.

«… Любезные дети!

Может быть, многим из вас удивительно покажется издание особливого для вас журнала; итак, чтоб вы не удивлялись, хотим мы уведомить вас в немногих словах о причине, намерении и содержании сих листов.

1)    Причина, побудившая нас к изданию их, есть та, что доселе на отечественном нашем языке не было ничего, что бы служило собственно для детского чтения; почему дети, учащиеся по-французски и по-немецки, должны были довольствоваться чтением французских и немецких книг, а которые по недостатку или по другим обстоятельствам не знали сих языков, те либо совсем ничего не читали, либо обременяемы были чтением, не соразмерным ни их развивающемуся ещё понятию, ни памяти их. Мы не только не хулим чтение хороших книг на французском и немецком языках, но ещё и советуем, особливо же на последнем, который ныне весьма обогащён писанием всякого рода и для всякого возраста. Однако несправедливо оставлять и собственный свой язык, или ещё и презирать его. Всякому, кто любит своё отечество, весьма прискорбно видеть многих из вас, которые лучше знают по-французски, нежели по-русски, и которые вместо того, что бы, как говорится, с матерним млеком всасывать в себя любовь к отечеству, всасывают, питают, возрощают и укрепляют в себе разные предубеждения против всего, что токмо отечественным называется.

2)    Намерение наше есть то, чтобы всем молодым охотникам до чтения доставить упражнение на природном нашем языке, подражая в том лучшим немецким сочинениям, сколько силы наши позволят. Мы надеемся, что друзья детей последуют нашему примеру и от времени до времени будут доставлять вам маленькие книжки, соразмерные вашим силам и понятию, и что в короткое время будете вы иметь на своём языке полное и достаточное чтение для вашего возраста.

3)    Содержание сего журнала будет хотя различное, но нужное и соразмерное вашему возрасту, вашим силам и вашему развивающемуся ещё понятию. Во-первых, будем мы помещать в нём моральные, или нравоучительные пьесы, то есть такие, из которых вы можете научиться должностям вашим к богу, должностям к государю, родителям и наставникам вашим… должностям вашим ко всем людям и к самим себе.

Чтение таких пьес послужит к рождению во младых сердцах ваших таких чувствований, без которых человек в жизни благополучен и доволен быть не может. Они помогут вам некогда сделаться добрыми гражданами нашего отечества.

Во-вторых, для обогащения ума вашего журнал наш будет содержать в себе пьесы из физики, натуральной истории, географии и некоторых других наук, которые будут доставлять вам сведения о разных вещах, кои знать вам нужно.

Итак, главным предметом сих листов будет польза ваша; но притом постараемся мы делать их вам приятными, для того, чтобы вы полюбили свою пользу.

Наконец, может быть, захочется вам, любезные дети, узнать издателей сих листков. Мы скажем вам о себе столько, сколько нужно для удовольствия праведного вашего любопытства – имён наших знать вам нет нужды, а чинов и состояний ещё меньше: ни то, ни другое не сделает листов наших ни лучше, ни приятнее. Довольно того, что мы почти все россияне, ваши собратья, любящие своё отечество и вас, как будущую его подпору. Мы по большей части сами имеем у себя детей и чувствуем больше холостых людей нужду в добром воспитании.

Желая воспитывать детей наших как можно лучше, стараемся мы узнавать всякие добрые обычаи, ведущиеся в честных фамилиях, и подражать им, если позволяют то наши обстоятельства…

В издании сего журнала многие из наших друзей обещались помогать нам, из которых с одним хотим мы вас на первый случай познакомить – мы зовём его Добросердом, для того, что он по справедливости заслуживает сие имя. Он человек уже немолодой, умный, обращался всегда в хороших общества, читал много хороших книг, и весёлого нраву. Он весьма любит детей и главное удовольствие полагает в том, чтобы быть часто с ними вместе. Он обходится с ними всегда ласково, рассказывает им что-нибудь из истории и других наук, или басенки, дарит их картинками и другими приятными вещицами и даже иногда не почитает за непристойность вмешиваться в детские игры. За то все добрые дети, с которыми он знаком, весьма его любят и радуются, когда его увидят. Особливо любит он детей также одного из наших знакомых за хорошее их поведение и прилежность к учению…»

(«Детское чтение для сердца и разума», ч. 1, 1785 год)


Добавить комментарий