Сила кузнеца

Март 14, 2017 в Ведическое знание, Культура, просмотров: 987

Изделиями из металла люди пользуются с незапамятных времён. Первобытные кузнецы, удивляя и пугая своих соплеменников, с помощью огня превращали куски железной руды в оружие, рабочие инструменты и  украшения. Постепенно кузнечное ремесло совершенствовалось, появлялись в нём свои тайны, ритуалы и традиции. По значимости оно следовало за полной загадок профессией шамана. Народы Севера издревле наделяют их почти одинаковой магической властью. «Кузнецы и шаманы – из одного гнезда», — гласит одна старинная якутская пословица. «Жена шамана достойна уважения, жена кузнеца достойна почёта», — гласит другая.

Кузнецы, хранящие собственную душу в чистом пламени, обладают даром исцеления и предсказания будущего. По преданиям, эти славные мастера чинят повреждённые или ампутированные конечности героев, закаляют их души так же, как закаляют железо. Согласно бурятским верованиям, девять сыновей Бошинтоя, небесного кузнеца, сошли на землю, чтобы научить людей металлургии. Их первые ученики стали основателями династий кузнецов, передающих знание от отца к сыну. Среди бурятов встречаются так называемые «чёрные кузнецы», которые во время работы намазывают себе лицо сажей: в отношениях с такими мастерами люди особенно осторожны. Боги и духи-покровители кузнецов не перестают помогать им в работе, а также оберегают от злых чар.

«Власть над огнём» и особенная магия металлов повсюду обеспечили кузнецам репутацию могущественных колдунов. Отсюда и двоякое отношение к ним: их одновременно боятся и почитают, по необходимости обращаясь к ним за помощью и лечением болезней.

В XIX веке у крестьян Юго-Западной Франции существовал способ лечения, отчасти основанный на прадедовских верованиях, отчасти имеющий и вполне объяснимое  медицинское основание. Лечение это, называемое ими «martelage» («воздействие молотом»), практиковалось некоторыми из местных кузнецов и представляло собой в грубом виде нечто напоминающее вибрационный массаж.

Французский писатель Гастон Бюлье имел случай лично наблюдать такое лечение. Старый кузнец, пользующийся в округе славой знахаря, пригласил его однажды поздно вечером в свою кузницу. Придя туда, Бюлье увидел такую картину. Старик стоял у горна и старательно раздувал огонь, так что кругом летели тысячи искр. Две женщины, закутанные в платки, возились с маленьким ребёнком, который лежал без чувств в припадке жестокой малярии. Они раздели его догола и положили на наковальню, придерживая за руки и ноги. Кузнец, покончив с горном, подошёл к ним и, взяв ребёнка за затылок, размахнулся и с силой ударил рядом с ним по наковальне  огромным тяжёлым молотом. Удар отозвался тяжким сотрясением  во всём теле ребёнка: он вздрогнул, открыл глаза – и затем снова закрыл их. Тогда последовал новый, ещё более сильный удар по наковальне. И, наконец, третий, сильнейший. Встряхнув таким образом своего маленького пациента, знахарь покончил с лечением и передал ребёнка матери. Женщины одели его и ушли домой.

Гастон Бюлье узнал затем, что знахарь-кузнец унаследовал своё искусство от отца и деда и что, таким образом, в деревне существует целая знахарская кузнечная династия. Крестьяне рассказывали, что, находясь по какой-то надобности в кузнице,  нельзя самовольно прикасаться к инструментам кузнеца, нельзя плевать в огонь, садиться на наковальню, трогать незаконченные изделия. Бюлье также узнал, что «martelage» следует производить в течение трёх ночей в новолуние. В большинстве случаев наступает полное выздоровление.

Тайны металлургии во многом напоминают особые «профессиональные» секреты, которые передаются в ходе посвящения в шаманы и сберегаются от поколения к поколению. В обоих случаях налицо магическая практика эзотерического характера. Именно поэтому профессия кузнеца обычно наследственная – так же, как и профессия шамана. Благодаря своей «власти над огнём», металлургическая магия вобрала в себя многие аспекты шаманизма. В мифах о кузнецах встречаются те же мотивы, что и в специфической мифологии шаманов и колдунов. Это можно проследить и на примере фольклорных традиций Европы, независимо от их источников:  кузнец отождествляется с божественным существом, владеющим неведомым простому человеку чудесным Знанием и повелевающим великими силами природы. Недаром единственной «божественной» профессией была именно профессия кузнеца. У славян этим почётным делом занимался Сварог, у греков – Гефест, у этрусков – Сефлакс. Сотрудничество с огнём в постоянном железном лязге и грохоте постепенно воздвигало границы между обычными людьми-земледельцами и последователями небесных кузнецов. Как правило, кузнецы селились на отшибе, далеко от основного скопления жилых домов, что придавало мастерам ещё больший налёт таинственности…


Добавить комментарий