К 90-летию установки памятника Артёму в Святогорске

Июнь 21, 2017 в Краматорск интеллектуальный, Культура, Никто не забыт, просмотров: 629

В 2017 году исполняется 90 лет с того времени, как скульптор Иван Кавалеридзе воплотил на правом берегу Северского Донца фигуру известного революционера, государственного и партийного деятеля первых лет Советской власти – Фёдора Андреевича Сергеева (Артёма). Этот выдающийся памятник монументального искусства включён в Государственный реестр национального культурного наследия, составленный в 2001 году решением Верховной Рады Украины.

Как и некоторые другие конструктивистские проекты Кавалеридзе, «Артём» не всегда одинаково воспринимался и оценивался обществом и властью. Так, например, в начале 1960-х годов, во время активной кампании против авангардистских течений в искусстве, уничтожающая критика в адрес Кавалеридзе и его «ужасных произведений» прозвучала из уст самого Никиты Хрущёва. К счастью, впоследствии мнения власть предержащих изменились, и творческие достижения талантливого скульптора, драматурга, сценариста и кинорежиссёра вошли в сокровищницу украинской и мировой культуры.

Деятельность Фёдора Сергеева (Артёма) на руководящих должностях на Украине и в Донбассе до сих пор является предметом исследований историков и политологов. Его трагическая гибель и сегодня не имеет чёткой картины последних минут и причин катастрофы 24 июля 1921 года на Московско-Курской железной дороге. Время от времени оценка деятельности Артёма трансформируется в вопрос о целесообразности увековечения его имени в памятниках, названиях городов, улиц и предприятий. Тем не менее колоссальный монумент по-прежнему остаётся одной из архитектурных доминант ландшафта Святогорска.

«Артём» самоценен как художественное произведение, аналог которому найти непросто. Бесполезно искать в нём черты «чистого» стиля. Несмотря на общепринятое отнесение «Артёма» к кубизму, стоит отметить, что сам автор отрицал упрощённое отношение к своему произведению. Влияние авангардистского направления, безусловно, чувствуется, но есть здесь и другие стилистические черты, которые остались неразвитыми. Эти новые черты, скорее всего, рождены энергией революционной эпохи, формировавшей свою собственную культурную среду. В целом, «Артём» довольно точно отражает особый период в культурном измерении общественной жизни Украины 1920-х годов.

Искусствоведы редко обращают внимание на тот факт, что автор монумента и сам Фёдор Сергеев были почти ровесниками, жили в одно  время, дышали одним воздухом, оказывались в одних и тех же городах, в одинаковых кругах общения. Так, например, в начале ХХ века, находясь Париже, будущий художник и будущий революционер входили в одни и те же дома, имели общий круг знакомых, принимали помощь одного и того же человека – известного учёного Ильи Мечникова. Фёдор Сергеев и Иван Кавалеридзе формировались в одном историческом измерении и той же среде, хотя и воспринимали эту среду по-разному, идя особыми путями. Фёдор мечтал преобразовать человеческое общество путём борьбы в этом обществе. Иван – отразить яркие фигуры и историческую судьбу этого общества и этой борьбы. Именно поэтому памятник Артёму сохраняет живую связь времени между людьми и эпохами, отражает идеалы и движущие силы прошедшего исторического периода, вторит энергии мощных преобразований и трагических событий. Памятник объединил этих двух талантливых личностей ХХ века, хотя одному из них судьба подарила 91 год жизни, а другому – всего лишь 38…

… После гибели Фёдора Сергеева 24 июля 1921 года в железнодорожной катастрофе, Всеукраинский Центральный Исполнительный Комитет 3-го августа принимает Постановление об увековечении памяти товарища Артёма (Сергеева), учитывая его  огромные заслуги «перед революцией и пролетариатом и особенно перед рабочими горной промышленности Донецкого бассейна».

Наркомпросу (Народный комиссариат просвещения) было поручено объявить конкурс на представление соответствующего проекта. Летом 1923 года конкурсная комиссия рассмотрела макет памятника, выполненный Иваном Кавалеридзе. Сам автор впоследствии писал, что творческий подход к этому проекту был изначально новаторским, ведь героя Октябрьской революции и лидера народных масс не отображают, как царского генерала – с саблей и на коне, или как амура с крылышками. Иные идеи и чувства обусловили необходимость применения иных средств изображения. Эти новые средства автор видел в построении скульптуры плоскостями – так, как строят архитектурное сооружение. Таким образом, творческий замысел Кавалеридзе шёл не от авангардистского направления в искусстве, а базировался на традициях украинской деревянной архитектуры: «Разве неинтересно было бы воспользоваться опытом старых народных мастеров, чтобы в современной скульптуре добиться такого же совершенства архитектурных форм, такой слаженности и выразительности покорённых единому ритму объёмов? К этому я в меру своих сил и таланта стремился в произведениях двадцатых годов, которые в своё время были восприняты одобрительно, а впоследствии вызвали столько противоречивых оценок».

Памятник Артёму в Бахмуте, вскоре ставшем Артёмовском, установили в 1924 году. Высотой около 15 метров, памятник был создан из железобетона, излюбленного материала  Ивана Кавалеридзе в монументальной скульптуре. Вместе с бетонщиками высшего разряда – знаменитой династией Орленко — он мог сделать из этого материала сложную форму любой прочности. Недаром, когда фашисты задумали взорвать упомянутый памятник Артёму, им это не удалось, пришлось разбивать фигуру на куски и разрезать автогеном. Отдельные части памятника вывезли за город, а 15-метровый постамент так и остался стоять на долгие годы.

Иной была судьба второго проекта памятника Артёму, который был воплощён над Северским Донцом рядом с архитектурным ансамблем Святогорского монастыря. Первоначально планировалось установить на территории крупнейшего в Донбассе Дома отдыха не фигуру в полный рост, а только бюст. Была рассчитана смета в 9 тысяч рублей, из которых 5 тысяч шло в качестве авторского гонорара. Иван Кавалеридзе почти сразу же внёс предложение о строительстве гигантского памятника на горе, которая станет естественным постаментом для «Артёма». Автору пригрозили, что не дадут ни копейки свыше установленной сметы, однако он всё же рискнул начать работы. Весь гонорар Кавалеридзе без остатка ушёл на закупку материалов и заработную плату строителям. Но и эти средства не спасли бы проект, если бы не бескорыстная помощь жителей сёл Банное и Татьяновка, а также коллектива работников Дома отдыха и самих отдыхающих. Банновско-Татьяновский сельсовет взял на себя организацию подсобных работ, поставку древесины, помогал подводами для доставки материалов.

Строительство памятника было начато летом 1927 года. Торжественное открытие состоялось 13 сентября – в присутствии многих тысяч рабочих и солдат, многочисленных делегаций из городов и районов Донецкого бассейна, с парадом красноармейцев и духовым оркестром. Громадный монумент был создан всего за три месяца без применения строительных механизмов. Ещё один рекорд: «Артём» стал самой массивной бетонной скульптурой в мире – 28 метров «ростом» (с высотой постамента) и более 800 тонн весом. Памятник создан из уникального бетона: тайной его состава династия бетонщиков Орленко не делилась никогда и ни с кем. Иван Кавалеридзе писал в своих воспоминаниях: «Это были мастера – золотые руки, волшебники своего дела, они знали секрет, как превратить цемент в благородный мрамор, чтобы потом с помощью скарпеля предоставлять ему любую фактуру…»  Ныне профессиональный рецепт Орленко утерян, «заплатки» из современного материала на «Артёме» не приживаются.

Материал, из которого автор решил строить памятник Артёму, должен был не только напоминать природный камень, но и быть своеобразным символом эпохи, символом Донбасса. В те годы газеты писали: «Скульптор не ошибся, выбрав для памятника Артёму – памятника Донбасса – именно железо и бетон. Это – воплощение нашей эпохи. Железо – сила. Бетон – устойчивость. Сила и устойчивость вместе дают организацию».

Работая над монументом, Кавалеридзе всё время вспоминал эпизоды из биографии Артёма, особенно в критические моменты его жизни. Виделась картина из истории эвакуации Харькова и отступление частей Красной Армии в 1918 году перед воинскими частями Австро-Германии. Красноармейцы побежали, бросая все ценности, предназначенные к эвакуации. Артём один, с наганом в руке сумел остановить бойцов и повести за собой в наступление. «Зрелище неорганизованных масс для меня невыносимо», — эту фразу Артёма Иван Кавалеридзе вспоминал постоянно.

Именно эти слова были высечены на постаменте памятника вместе с годами жизни «1883-1921» и посвящением: «Пламенному вождю пролетариата 1-й ВДО» – То есть «1-й Вседонецкий Дом отдыха».

На волне такого значительного события Дом отдыха решено было переименовать в Красно-Горский. Но это название не прижилось, через несколько лет исчезнув совсем. Вполне естественно, что за «Лысой» горой также закрепилось другое, гораздо более подходящее и полюбившееся народу название – «Гора Артёма».


Добавить комментарий