Историческая кинопанорама: о достижениях советского киноискусства в решении современной тематики

Сентябрь 21, 2020 в Маргарита Серебрянская, Культура, Кино, просмотров: 114

... О серьёзных достижениях советского киноискусства в решении современной тематики было образно сказано в одной из статей, напечатанной в середине 1970-х годов: «Возьмите, к примеру, то, что ранее сухо называли „производственной темой“. Ныне эта тема обрела подлинно художественную форму. Вместе с литературными или сценическими героями мы переживаем, волнуемся за успех сталеваров или директора текстильной фабрики, инженера или партийного работника. И даже такой, казалось бы, частный случай, как вопрос о премии для бригады строителей, приобретает широкое общественное звучание, становится предметом горячих дискуссий».

В этих словах легко улавливается основное содержание ряда советских фильмов.

В своей пьесе «Человек со стороны» (1972 г.) драматург Игнатий Дворецкий вывел нового героя современности — молодого инженера, смело ломающего устарелые устои производства, ставящего дело выше всего, выше человеческих чувств, привычек, самолюбия. Решительный, деловитый, суховатый и резкий инженер-литейщик Алексей Чешков перешёл в двухсерийный фильм Виктора Соколова «Здесь наш дом» (1973 г.) и в убедительном, умном исполнении актёра Владимира Заманского вызвал бурные дискуссии: прав ли резвый провинциал и не слишком ли легко он разрушает установившиеся на Ижорском заводе человеческие отношения, не пренебрегает ли нравственным ради делового, производственного?

«Наш завод всю блокаду работал под обстрелами немцев. Танки ремонтировали. Народу не хватало. А старые рабочие уже и ходить не могли — от голода. Работали!.. За стропы себя подвешивали!.. И к каждому танку их на кранах подвозили. А вокруг — одни подростки... Так вот они ими командовали, учили их. Целыми сменами и висели на стропах... там умирали часто... На этой земле столько крови пролито... Горя пережито... Я тогда в рабочем ополчении был, взводом командовал. Директор наш начальником штаба был, а коммерческий директор командовал разведкой. Дело прошлое, конечно. Но — давали им прикурить!.. Всё-таки прошлое завода знать надо, надо», — говорит в начале фильма начальник отдела Гаврила Полуэктов (Василий Меркурьев).

«Надо», — холодновато соглашается Чешков. — «Только сейчас меня интересует будущее».

Ещё не успев побывать в цехе, Чешков жёстко обсуждает с руководством завода условия оплаты своего труда плюс дополнительные бонусы: предоставляемая в кратчайшие сроки трёхкомнатная квартира и работа для жены. В разговоре со своим заместителем Захаром Манагаровым (Армен Джигарханян), бывшим преподавателем Политехнического института, Чешков подчёркивает, что он «не против личных воспоминаний, но не хотел бы, чтобы воспоминания мешали деловым отношениям, которые, судя по всему, будут нелёгкими».

«Успех решается организованностью» — вот главный жизненный принцип и символ веры инженера-литейщика Алексея Чешкова. С первых шагов он сурово критикует всех и вся, требует составления чёткого производственного графика, неукоснительного соблюдения рабочей дисциплины, кратких аналитических докладов по существу проблемы. «Ложь неэкономична», — ещё одно его характерное убеждение. «И вообще у меня такое впечатление, что все вы тут живёте на одной лестничной площадке», — с раздражением замечает своим подчинённым новоиспечённый начальник цеха.

В некотором роде это, действительно, так: люди, работающие на заводе, живут в заводских новостройках, ездят по утрам и вечерам в одном транспорте, давно знакомы между собой, привыкли говорить о семейных делах, шутить, советоваться, выгораживать друг друга перед руководством, «прикрывать» прогулы, отмечать с коллективом дни рождения, другие памятные даты.

«Вот мы говорим: коллектив. И этим вроде всё сказано. А что такое коллектив?» — вслух рассуждает за праздничным столом в ресторане Захар Манагаров. — «Просто, да? Да. Но и сложно. Вот если совсем честно: ну разве так не бывает, что люди притёрлись, живут вроде дружно, ходят вместе кофе пить, и вроде никто никого обижать не хочет. Также дружно пожирают государственные деньги, да?.. Вокруг такое творится — а все закрывают глаза!.. Тоже — коллектив! Смотря — какой коллектив! Вот в чём вопрос. Так что... Удержится Чешков или не удержится, зависит не только от него. У нас-то тут — такой коллектив!..»

«Чешков контактен со всеми, кто толково работает», — говорит спустя несколько недель инженер Глеб Рябинин (Пётр Вельяминов). — «А милый человек — это, знаете ли, не профессия. Милый человек и деловой человек — две совместимые, но всё-таки разные характеристики. Чешков — деловой человек. И он честен. Если не может дать план, то, по крайней мере, не врёт, говорит так, как есть».

Цех № 26, возглавляемый Алексеем Чешковым, три года не вытягивал план. Не дал плановую норму и в первый месяц работы Чешкова. Новый начальник не позволял запустить привычную штурмовщину, запрещал рабочим оставаться на местах во внеурочное время, изнурять себя в ночные смены, жёстко отрицал спекуляцию, замешанную якобы на высоком чувстве преданности родному предприятию: «Если заводу надо — умри, но сделай! Достигни успеха любой ценой!» Трудовой принцип Чешкова звучал по-иному, непривычно и раздражающе: «Сейчас — не война. Успех решается методической организованностью, а не трёхдневным авралом, требующим работы на износ! Люди на этом инвалидность зарабатывают!»

«Да, плана нет. Но зато и обмана нет», — констатирует, в конце концов, начальник отдела Гаврила Романович Полуэктов, в конце месяца выходивший на работу с чудовищно зашкаливающим давлением и долго размышлявший над поведением Чешкова. — «Годами государство обманывали. Приписывали, списывали... Не знаю, как это бумага-то выдерживала... А этот человек — честный».

На стол директора предприятия ложатся десятки заявлений об увольнении — люди не хотят работать с Чешковым, который кричит, отчитывает за нарушения дисциплины, за двухчасовые перекуры, требует избавиться от укоренившейся всеобщей привычки врать и «замазывать глаза» начальству.

«Неужели я несправедлив к людям?» — мучается Чешков наедине с собой. — «Да, я понимаю, завод для многих — второй дом. Для „старой гвардии“ даже, пожалуй, первый. Что такое их жизнь? Цех да завод. Но разве можно устраивать у себя в доме первозданный хаос?.. Разве можно забывать, где своё, а где — народное?..»

«Чешков не занимается воспитанием своего коллектива», — разглагольствует директор завода Плужин (Всеволод Санаев). — «С рабочим классом нельзя ударяться в крайности. Надо теснее сотрудничать с парткомом».

«Я проанализировал рапорт Чешкова, посвящённый новым рабочим графикам. Ну, это когда от него ушло много людей. Знаете, весь ход рапорта служит чистому воспитанию. Воспитанию дисциплины и честного отношения к делу. Иногда легче поднять людей на подвиг, чем на повседневные неотложные дела... По-моему, это и есть воспитание рабочего коллектива в самом нужном нам направлении», — полемизирует с директором инженер Рябинин, представитель самой крупной на заводе трудовой династии.

«Человек со стороны», в конце концов, оказался человеком «с нужной стороны» — тем, кто способен к разумному руководству и эффективным, действенным воспитательным мерам. Ведь чтобы заслужить право говорить о заводе: «Здесь мой дом», нужно вначале научиться нести за этот дом личную ответственность. К этому надо просто привыкнуть.

В фильме «Человек на своём месте» (1972 г.) режиссёра Алексея Сахарова появился единомышленник Чешкова — молодой агроном Семён Бобров. Уверенный в своей правоте, он сам выдвигает себя на место председателя колхоза, переступив через обиды старших, заслуженных людей, и начинает работать по-новому. Если говорить прямо, в этом фильме многое не удалось: трафаретно и вяло показана любовь агронома к дипломнице-архитектору Кларе Вересовой (Анастасия Вертинская), нелепо решено архитектурное оформление новой деревни, однако всё же в смелости и прямоте, в инициативе и трудолюбии героя было много искреннего и привлекательного.

Начальник цеха Чешков и агроном Бобров — люди рабочего класса, не святые, в их поведении наблюдается немало грубого, даже чёрствого, но производственный процесс требует постоянного обновления, техническая революция диктует свои условия, и это не может не сказаться на человеческих взаимоотношениях, на микроклимате предприятий и организаций, на стиле работы, на мироощущении людей.

Об этом чётко сказал фильм «Самый жаркий месяц» (1974 г.) режиссёра Юлия Карасика по сценарию Геннадия Бокарева. Рабочие-сталевары без вмешательства присланных «людей со стороны», силой коллективного разума решают здесь производственные проблемы, борются с убивающей рутиной, причём не ценой человеческих отношений, а руководствуясь моральными принципами трудового энтузиазма, рабочей чести.

По содержанию фильма, Виктор Лагутин несколько лет работал подручным сталевара, затем окончил институт и пришёл уже будто бы на другой завод... К работе приступил вновь подручным, так как отчётливо понимал, что подчинить себе стихии огня и металла, а, главное, повести за собой людей — дело сложное, и учиться этому предстоит долго.

Работает Лагутин рядом со всеми уважаемым мастером-сталеваром Сартаковым и таким же, как и сам Виктор, подручным — Петькой Хромовым. Но Петька, в отличие от Виктора, не знает возжигающей сердце влюблённости в труд, не ведает чувства боли за испорченный металл. Хромов доволен зарплатой, заводом, да и всей своей жизнью. Он по-птичьи весел, беспечен: есть, мол, директор и всякие другие «инженера», пусть они и думают, а он — только исполнитель, «институтов не кончал»... Он (как и многие другие) привык терпеть то отношение к людям и к мартеновским печам, которое видит в конце каждого квартала, ту самую штурмовщину, когда приходится выжимать невозможные — на чудо похожие! — скоростные плавки, чтобы покрыть отставание в плане. Ведь отставание это принесёт большие неприятности и рабочему коллективу, и всей области...

Виктор, как человек новый, был искренне потрясён, столкнувшись с этой ситуацией... Горячо выступил он против своего мастера Сартакова, считая, что от скоростных плавок портятся печи, металл выходит самого низкого качества, а самое непоправимое — люди теряют уважение к своему труду, перестают его ценить, не видят главного, высокого смысла в собственной деятельности. И в этой своей крепкой нравственной позиции Виктор Лагутин сливается с настоящим рабочим классом, на котором держится промышленность.

Во второй половине 1970-х годов появилось много фильмов, трактующих производственную тему, новые трудовые и нравственные взаимоотношения советских людей. В «Последней встрече» (1975 г.) режиссёр Борис Бунеев вывел трёх молодых друзей — колхозника, литератора и физика. Разные судьбы, разные характеры оказываются близкими, едиными в час тяжёлого испытания.

В «Старых стенах» (1973 г.) режиссёра Виктора Трегубовича Людмила Гурченко создала достоверный и обаятельный образ работницы Анны Смирновой, ставшей директором родной текстильной фабрики и с трудом, но успешно решающей проблемы, выдвигаемые жизнью. В этой картине много тем и подтем, метких наблюдений, острых замечаний, высказанных хотя и вскользь, но затрагивающих серьёзные аспекты повседневности. История эта подкупает достоверностью, подлинностью изображения реальной действительности, и при этом далека от «бескрылого бытовизма», как замечает кинокритик Михаил Белявский.

Лучшей из целого потока производственных картин является «Премия» (1974 г.), поставленная Сергеем Микаэляном по сценарию Александра Гельмана. Конфликт её неожиданен, по-своему нов. Если коротко, бригада молодых строителей отказывается от премии за свою работу, считая, что труд на стройке с первых дней организован неверно, планы намеренно занижены, работа идёт неритмично (случаются недельные простои), и получение за это премий не только не соответствует человеческой морали, но и просто невыгодно для рабочих, поскольку мешает им начать работать с целенаправленной самоотдачей.

Фильм решён в камерном стиле, действие почти не выходит за пределы комнаты, где происходит заседание парткома. И тем не менее напряжение конфликта, развитие драматической борьбы не ослабевают. В спорах о премии раскрываются истинные характеры людей — старого бригадира Василия Трифоновича Потапова, управляющего трестом № 101 Павла Емельяновича Батарцева, главного экономиста Дины Милениной, прораба Александра Зюбина и других. Все они по-своему правы, по-своему честны, желают успеха строительству нового комбината. Но одних давит авторитет управляющего, другие робеют перед отступлением от привычного, третьи хотят элементарного спокойствия, четвёртые не сразу понимают глубокие причины невиданной несговорчивости бригады. Всё это видит и отлично понимает бригадир Василий Трифонович Потапов — дядя Вася, спокойно, даже как-то кротко, но непоколебимо отстаивающий решение своей бригады. Кстати, на 90% состоящей из учащейся молодёжи. Популярному комедийному актёру Евгению Леонову удалось найти в этом образе поистине новые, прогрессивные и глубоко человеческие черты. Ни чёрточки фальши, ни нотки дидактики. Каждое слово — убеждённо, искренно, душевно.

"Я в строителях с семнадцати лет. Это моя одиннадцатая стройка. И она хуже, чем предыдущие. Для наглядности я могу нарисовать одну неделю нашей работы. Возьмём понедельник. Бригада простояла полсмены без бетона. Вторник: бригада простояла полсмены без бетона. А почему? Цемент на стройке есть, щебёнки и песку навалом. А мы — без бетона. Скажете, не хватает мощностей бетонного завода!.. Так вы так и скажите: Потапов, тебе сегодня и завтра бетона не будет, и я просто займусь другим делом. Но мне же этого не говорят! Принимают мои заявки и отмахиваются: жди, будет бетон, жди! И так три дня! Это что, объективная причина невыполнения плана?!.. Берём четверг. Надо было мне поставить три двери. Подал заявку, всё оформил, как надо — куда везти, какие, сколько. Звоню: говорят, дверей нет. А я звоню!.. А мы, говорят, и не собираемся двери твои искать, и вообще дверей не возим, если надо, приезжай сам и ищи свои двери. А что делать? Еду. Взял своих ребят, двоих, из ПТУ. Увидели они наш склад — а порядочек там, как после Куликовской битвы!.. Полдня мы с мальчишками двери эти искали. И, представьте себе, они там были, и мы их нашли! И это, по-вашему, тоже объективная причина невыполнения плана?!.. А в пятницу так вообще обхохочешься!.. Делали мы фундамент для компрессорной, постарались, хорошо сделали. Работали две недели. Пришёл в пятницу представитель заказчика, глянул и говорит: братцы, что ж вы за фундамент такой сделали? Это же не то!.. Я ему: как не то? Несу чертёж, всё тютелька в тютельку. А он мне: братцы, мы же вашему тресту давным-давно другой чертёж выдали, тут же импортные машины стоять будут, фундамент для них не подходит! Что поделаешь?.. Звоним в техотдел: был новый чертёж на фундамент для компрессорной? Выясняется, что есть такой чертёж. Завтра, говорят, пришлём!.. Три месяца он там у них провалялся, не могли на участок переправить. И это, по-вашему, тоже объективная причина невыполнения плана?!.. И теперь мы в субботу и воскресенье, в свои законные выходные дни будет долбить фундамент отбойными молотками, будем своими руками уничтожать свой собственный труд... А убыток стране какой? Фундамент этот заложенный чего-то стоит, наверно? Кто за это заплатит? А ведь у меня в бригаде пацаны, их же надо как-то воспитывать, прививать уважение к ремеслу, к труду. А на чём прививать? На этих вот примерах?.. Да вы знаете, что мне сказал Колька Шишов, с которым я двери-то на складе искал? Видать, говорит, коммунизм-то не скоро построится... А мне и ответить было нечего..."

В разговоре о молодёжи Потапова поддержал и главный диспетчер треста Григорий Фроловский, сын которого, Валерий, работал в бригаде Потапова: «У меня на днях уже был один партком. Дома. Прихожу с работы, жена говорит: у нас новость — сын от премии отказался. У них, мол, вся бригада отказалась. Поднимаю его, спрашиваю: правда? „Правда, папа“, — отвечает. Я потребовал, чтобы он завтра же с утра пошёл и получил эту премию и чтобы ноги его больше в бригаде Потапова не было. А он мне: папа, я могу уйти из дома, а из бригады дяди Васи не уйду. Поговорили мы, как мужчина с мужчиной... Вы знаете, я не понимаю, как и когда всё это произошло, но ведь мы же с вами ненормальное считаем нормальным!.. Неположенное — положенным!.. Необоснованное — обоснованным!.. Валерка спросил у меня: ты завтра на парткоме выступишь против нашей бригады, да? Ты же никогда в жизни не пойдёшь против Павла Емельяновича, а ему это точно не понравится. И это он мне говорит, отцу!.. Я, говорит, могу тебе, папа, один совет дать. Ты завтра не ходи на партком, скажи, что ты заболел. Так, мол, будет лучше. Понимаешь, Паша?.. Прости меня, но я — за Потапова».

Интересен образ молодого партийного руководителя Льва Соломахина, созданный Олегом Янковским. Именно он, в конце концов, и разрешает сложную ситуацию: «Я считаю, что если мы сейчас не примем предложение Потапова, нас всех нужно гнать отсюда к чёртовой матери. Мы все умеем и любим с трибуны говорить красивые слова о рабочем классе — какой он у нас культурный, грамотный, современный и умный. Настоящий, мол, хозяин стройки!.. А когда он пришёл сюда, к нам, этот „хозяин“, когда выложил всё, что наболело, мы его не узнали... Сначала мы подумали, что он — рвач. Потом — подставное лицо. А потом сказали: ты парень хороший, только забери назад свои тетрадочки с выкладками, они нам мешают!.. А знаете, почему семь человек из бригады всё-таки получили премию? Потому, что они не верят, что Потапов чего-то сумеет добиться. Что можно хоть что-то изменить на этой стройке. Неужели мы с вами сейчас это подтвердим?.. Во имя чего мы должны так поступить? Во имя чего мы должны погубить главное в человеке: веру в то, что он — не пешка, что может что-то в жизни изменить, сделать лучше?.. Я ставлю на голосование предложение Потапова. Кто „за“, прошу поднять руки... Итак, большинством голосов предложение принимается».

Фильм заканчивается галереей портретов участников заседания парткома, молчаливо глядящих прямо в глаза зрителю — то исподлобья, то открыто и уверенно. По такому же принципу картина и начиналась: в первых кадрах перед зрителем прошла галерея живых портретов рядовых строителей, отражающих напряжённое ожидание и готовность отстаивать свои убеждения в честном разговоре.

Образ Льва Соломахина как бы перекочевал в фильм «Обратная связь» (1977 г.) режиссёра Виктора Трегубовича по сценарию Алексея Гельмана. Молодой партийный работник Леонид Сакулин (Олег Янковский) в сложном споре побеждает умного, опытного директора строительства комбината, выходца из рабочих, человека кристальной честности, но потерявшего ощущение нового, отстающего от современной жизни. Михаил Ульянов, исполнивший роль Нуркова, тонко определил и раскрыл перед зрителем характер этого человека, показал его нешуточную личную драму. В целом, фильм поднимает острые проблемы крупного строительства, где ещё в начале 1970-х годов сконцентрировались все социальные недостатки организации больших, но краткосрочных производств: преждевременность сдачи объектов, бесхозяйственность, ослабленный контроль, воровство и обман.

Поиски гармонии личного и общественного в сознании современного человека характеризуют творчество одного из старейших и крупнейших советских кинорежиссёров — Сергея Герасимова.

Он поставил по своим сценариям ряд двухсерийных кинороманов о нравственных поисках молодёжи («Журналист»), о сохранении окружающей человека среды («У озера»), о строительстве городов в Заполярье («Любить человека»). Все эти фильмы по сей день остры и дискуссионны. Их можно упрекнуть в излишней растянутости и вялости действия, возможной нечёткости в решении проблемы. Зрителю не дают однозначного, решительного ответа: надо или не надо строить заводы у Байкала или какие нужны в Заполярье города. Исчерпывающего, категорического ответа на эти вопросы, пожалуй, и сегодня не дашь. И Сергей Герасимов не берётся диктовать свои личные выводы. Вместо этого он приглашает зрителя подумать вместе с героями. А раздумья эти — не из лёгких. Герои фильмов Герасимова — Лена Бармина, Валя Королькова, Василий Черных, Юрий Алябьев, Шура Окаёмова, Дмитрий Калмыков — молодые люди, идущие вместе со своей страной ещё нехожеными путями, требующими не только сил, но и честности, смелости, проницательного ума, способности разглядеть перспективу. И Герасимов умеет показать тропы пионеров достоверно и чутко.

В картине «Дочки-матери» (1974 г.) Герасимов отошёл от рассмотрения больших государственных проблем, чтобы показать, что отношения в семье, взаимосвязь поколений, нравственная взыскательность — не менее сложны и важны. Замечательная актриса Тамара Макарова и дебютантка Любовь Полехина создали характеры нестандартные, живые, запоминающиеся.

По содержанию картины, Оля Васильева (Любовь Полехина) выросла в свердловском детском доме. Она никогда не знала своей матери и, конечно же, хочет её разыскать. Единственный след — сохранившееся письмо матери из личного дела Оли, которое она получила в администрации детского дома после совершеннолетия. На время краткосрочных зимних каникул в заводском училище Оля едет из Свердловска в Москву по ненадёжным сведениям из этого письма.

Елена Алексеевна (Тамара Макарова) — женщина, которую она находит, придя по адресу, — оказывается старомосковской интеллигенткой, преподавательницей балетной студии, женой старшего преподавателя Московского политехнического института (не защитившего докторскую диссертацию и жестоко хандрившего по этому поводу). Елена Алексеевна любезно встречает Олю, но оказывается не тем человеком, которого ищет растерянная девушка: у неё просто совпадают фамилия и имя, а также первая буква отчества (инициалы отправителя на конверте расплылись). Она добра и гостеприимна, искренне готова помочь Ольге разыскать настоящую мать и предлагает ей навещать её дом во время пребывания в Москве.

Тотчас же возникают неизбежные проблемы. Ольга — девушка открытая, добрая, привыкшая к самостоятельности и по-своему неглупая, однако атмосфера детского дома наложила на её характер жёсткий отпечаток. Она прямолинейна и бестактна, а главное — законченный человек коллектива, обладающий большим опытом существования в группе, но не имеющий ни малейшего опыта близких межличностных отношений, подразумевающих приватность, некоторую интимность.

Родные дочери Елены Алексеевны — избалованные столичные девочки Аня (Светлана Смехнова) и Галя (Лариса Удовиченко) — не чувствуют ничего, кроме презрения к «необразованной провинциалке» и всячески это демонстрируют.

Поводов же Ольга даёт предостаточно... Не чувствуя, что говорить можно, а чего нельзя, не понимая, как вести себя в обществе со сложными и тонкими межличностными связями, она нечаянно обижает приятеля дочерей Резо, ставит мужа Елены Алексеевны в неловкое положение, запросто выбалтывая Вадиму Антоновичу то, что Елена Алексеевна под влиянием минуты рассказала ей по секрету и о чём никогда бы с ним не заговорила, после чего простуженный Вадим Антонович уходит из дома. Рассказав Елене Алексеевне об этом глупом разговоре, Ольга вызывает её естественное недовольство и, под занавес, разгоняет гостей Елены Алексеевны, не подозревая, что поступает нехорошо.

Однако мудрая Елена Алексеевна по-прежнему сохраняет к сироте сочувствие и доброту, видя в ней большую внутреннюю цельность и уважая Ольгу за то, что тяжёлая судьба не сломала её и не озлобила против родной матери.

Ольга почти с облегчением возвращается из Москвы в общежитие Уральского завода тяжёлого машиностроения им. Серго Орджоникидзе, в простую, знакомую заводскую среду. Но это — горькое облегчение: за время своей поездки, соприкосновения с другим миром, с другими моделями отношений она поняла, что жизнь не так проста и понятна, как её учили и как ей самой казалось. Нужно учиться понимать людей, прислушиваться к ним, учиться вдумчиво и осторожно... Теперь жизнь Оли Васильевой никогда уже не будет прежней...

Несколько недель спустя Оля вдруг получает от Елены Алексеевны письмо: похоже, Вадиму Антоновичу удалось разыскать след настоящей Ольгиной матери. Этот след не обещает ничего хорошего (во всяком случае, ничего похожего на сложный, но добрый и бережный мир мудрой Елены Алексеевны и её семьи): настоящая мать Оли — санитарка, живёт совсем одна, злоупотребляет алкоголем. Но у девушки никого больше на свете нет. И она немедленно собирается в дорогу в город Торопец Калининской области, чтобы, наконец, увидеть, обнять и простить свою несчастную мать.

Большую победу одержал и другой старейший режиссёр — Юлий Яковлевич Райзман. Вместе со своим постоянным соавтором — драматургом и сценаристом Евгением Габриловичем он создал очень острый и мудрый двухсерийный фильм «Твой современник» (1967 г.). Этот фильм был задуман как продолжение «Коммуниста» (1957 г.), о жизни сына большевика Губанова. И хотя прямых сюжетных связей между «Коммунистом» и «Твоим современником» не осталось, единство внутренней темы — веры в человеческие принципы, умение жертвовать многим во имя правды и любимого дела — сохранились. Инженер Василий Губанов (в свободном, естественном, вдумчивом исполнении Игоря Владимирова) восстаёт против собственного проекта строительства комбината-гиганта по добыче коэтана, так как понимает, что проект этот может устареть ещё до окончания работ. Уже затрачены большие средства, уже множество людей связало свою жизнь со строительством, репутация Губанова может погибнуть навсегда, однако он упорно и страстно борется против своего же детища, поскольку общественные интересы ставит выше личного успеха.

Решающую роль в создании фильмов на современную тематику сыграли мастера, пришедшие в кино в 1950-60-х годах. Все они стремились выразить своё понимание современности, свой опыт, своё отношение к окружающим людям. Все они тесно связаны с мастерами предыдущих поколений — это Михаил Ромм, Игорь Савченко, Александр Довженко, Григорий Козинцев, а несколько позднее — Ефим Дзиган, тот же Юлий Райзман, Александр Столпер вели «мастерские» во ВГИКе, преподавали на специальных курсах при «Мосфильме», где кинорежиссуру осваивали театральные режиссёры, живописцы, журналисты, а затем и кинолюбители, зарекомендовавшие себя на семинарах и смотрах.

Наиболее яркой фигурой среди этой молодёжи был Василий Шукшин. Сибиряк, сельский учитель, матрос, он хотел, демобилизовавшись, посвятить себя литературе, но встреча с Иваном Пырьевым обратила его к кино. Обучаясь в актёрской мастерской Михаила Ромма, Шукшин, при поддержке своего учителя, продолжал упорно писать рассказы, начал печататься, а потом и сниматься у режиссёров Марлена Хуциева («Два Фёдора»), Юрия Егорова («Простая история»), Льва Кулиджанова («Когда деревья были большими»).

И свой вгиковский диплом, и первую полнометражную картину «Живёт такой парень» (1964 г.) Василий Макарович поставил по своим рассказам. Сёла и посёлки, дороги и реки Сибири подарили Шукшину множество встреч с бывалыми, необычными людьми. Шофёры и районные руководители, охотники и хлеборобы вошли в его фильмы со своими скромными повседневными делами, со своими мечтами и причудами. Иногда они ошибались, поступали необдуманно, даже нелепо, но в каждом из них Шукшин видел и умел показать другим высокое стремление, душевную чистоту, готовность к подвигу.

За первым фильмом последовали «Ваш сын и брат» (1966 г.), «Странные люди» (1969 г.). В них цельные и чистые люди села сталкивались с равнодушными чиновниками, преуспевающими самолюбивыми спортсменами, туристами. Критики заподозрили Шукшина в нелюбви к городу, в грубом противопоставлении города деревне. Порой действительно так и получалось, но не потому, что Шукшин сознательно хаял городских людей. Он просто лучше знал деревню, её будни, её трудности, её мечты, её обитателей. В их характерах он находил больше естественности, скромности, достоинства, чем во внешней городской цивилизованности, в суетливой сноровистости горожан.

Затевались и серьёзные споры вокруг режиссёрской манеры Шукшина. Её находили литературной, традиционной. И верно — формальных изысков кинематографического щегольства Шукшин избегал. Но вокруг него уже вырос коллектив единомышленников: операторы В. Гинзбург и А. Заболоцкий, артисты Л. Куравлёв, В. Санаев, Л. Федосеева, Г. Бурков. С ними он вступил в пору зрелости, расцвета творческих сил.

Ощущение своей силы подвигло его на гигантский замысел — кинороман о Степане Разине. Несколько вариантов сценария выросли в литературный роман, напечатанный и получивший признание. Но доверить Шукшину многосерийную историческую постановку так и не решились. Его направляли снова к современности, к знакомому, испытанному материалу. И он создал очаровательную по атмосфере, умную и грустную комедию «Печки-лавочки» (1972 г.), в которой ответил своим критикам: да, деревня рождает цельных в своей чистоте, мудрых в своей наивности людей, таких, как тракторист Иван Расторгуев, решивший с семьёй повидать черноморский курорт. Расторгуева Шукшин сыграл сам — сыграл сложно, многослойно, с покоряющим житейским юмором.

И снова — думы о Разине, и снова советы держаться современности. И снова — шедевр: «Калина красная»...

Образ Егора Прокудина, только что вышедшего из тюрьмы и мучительно ищущего способ порвать с прошлым, стал вершиной творчества Василия Макаровича и одним из любимейших в народе героев. Да, Егор-Горе не сразу сбрасывает блатные привычки, привычную грубость, подозрительность, уголовные уловки. Его попытки выдать себя за бухгалтера или устроить шумное купеческое пиршество — «бардальеро» — наивны и жалки, но его нестерпимое отчаяние, его беспощадный стыд и позднее раскаяние при встрече с покинутой матерью, его сильная, открытая любовь к Любе, его жажда честного крестьянского труда и мужественное умение противостоять соблазнам и угрозам прежней компании — всё это дышит высокой человечностью, нравственной чистотой, подлинной жизненной правдой.

Фильм этот сделан просто, скромно. Сцена в доме у матери, сцена смерти Егора полны высокого трагизма, а образ Родины, с её берёзками, прозрачным небом, с чёрной дымящейся пахотной землёй исполнен грусти и сыновней любви.

Наряду с режиссурой и исполнением главных ролей в своих фильмах Василий Шукшин много снимался и у других режиссёров: у Сергея Герасимова, у Глеба Панфилова, у Сергея Бондарчука, у Юрия Озерова. Он много писал и печатался, пробуя себя в разных жанрах — исторический роман, повесть, сказка, публицистическая статья, юмореска.

Внезапная смерть во время съёмок фильма Сергея Бондарчука «Они сражались за Родину» горестно отозвалась в сердцах миллионов людей. Имя Василия Макаровича Шукшина навсегда вошло в народное сознание, в историю нашей культуры.

Маргарита Серебрянская,

председатель Общественного Союза «Совесть»

Источники:

«Чудесное окно», Р. Юренев, М., 1983 г.

https://www.kino-teatr.ru/kino/movie/sov/6195/annot/

https://www.syl.ru/article/305734/sergey-gerasimov-biografiya-i-filmografiya

https://ru.wikipedia.org/wiki/Дочки-матери_(фильм)


Evie #
Нужно играть джекпоты у совсем известное всему миру шикардосное азартное событие
slottica com (http://respond24.org/component/k2/itemlist/user/1937978.html). у нас здесь нормальные классности.
слотика казино slottica casino com: текущего года
онлайн ссылка партнерской программы
джим партнерс. набитый на тот случай:
што бы вкрутить каждого и не только лудожопов в онлайн клубе - супер слотик.
Florian #
Каждому нужно играть у абсолютно новшеское известное
крутейшее азартное место - slotika
игровой клуб (1888Bets.com). на официальном сайте шикарные бонусы.
slotika casino - новый онлайн ссылка от оргов партнерской программы jim partners нацеленный для
того прикола чтобы прикрутить лучших и не только
азартных пацанов в месте слотика.

Добавить комментарий