Размышляя с классиками

Октябрь 30, 2017 в Книги, Культура, Мысли вслух, Маргарита Серебрянская, просмотров: 489

Феликс Кривин: «Ящик» (из сборника «Сказки с моралью»)

«Вы, конечно, слышали о Ящике, о простом фанерном Ящике, который долгое время был у всех на посылках, а потом, испещрённый со всех сторон адресами, настолько повысил своё образование, что его перевели в кладовку на должность главного кладовщика.

Работа, как говорят, не пыльная. Правда, если приглядеться поближе, пыли в кладовке всегда хватало, но зато у Ящика здесь, даже при полной темноте, было настолько видное положение, что он сразу оказался в центре внимания. На полках, на окне, на столе и на табуретках — всюду у Ящика появились приятели.

— Вы столько изъездили! — дребезжали приятели. — Расскажите, пожалуйста, где вы побывали.

И Ящик зачитывал им все адреса, которые были написаны у него на крышках.

Постепенно беседа оживлялась, и вот уже Ящик, совершенно освоившись в новой компании, затянул свою любимую песню:

— Когда я на почте служил ящикОм…

Все давно перешли на «ты», и ничего особенного, конечно, в том не было, что Клещи, отведя Ящик в сторонку, спросили у него совершенно по-дружески:

— Послушай, Ящик, у тебя не найдётся лишнего гвоздика?

Нет, лишнего гвоздика у Ящика не было, но ведь дружба — сами понимаете.

— Сколько надо? — щедро спросил Ящик. — Сейчас вытяну.

— Не беспокойся, мы сами вытянем…

— Сами? Зачем сами? Для друзей я…

Ящик тужился, пытаясь вытащить из себя гвозди, но в конце концов Клещам всё-таки пришлось вмешаться.

— Когда я на почте… — пел Ящик, развалясь посреди чулана. Он потерял половину гвоздей, но ещё неплохо держался. Это отметили даже Плоскогубцы.

— Ты, брат, молодец! — сказали Плоскогубцы и добавили, как бы между прочим:

— Сообрази-ка для нас пару гвоздиков?

Ещё бы! Чтобы молодец — да не сообразил! Ящик сделал широкий жест, и Плоскогубцы вытащили из него последние гвозди.

— Ай да Ящик! Ну и друг! — восхищались чуланные приятели. И вдруг спохватились:

— Собственно, почему Ящик? Никакого Ящика здесь нет.

Да, Ящика больше не было. На полу лежали куски фанеры.

— Здорово он нас провёл! — сказали Клещи. — Выдавал себя за Ящик, а мы и уши развесили…

— И помните? — съязвили Плоскогубцы. — «Когда я на почте служил ящикОм!..» Ручаемся, что это служил не он, да и не на почте, да и не ящиком, да и вообще нет такой песни.

Последние слова Плоскогубцев прозвучали особенно убедительно.

— Нет такой песни! — подхватили обитатели чулана. — Нет такой песни и никогда не было!«

 

Маргарита Серебрянская, председатель Общественного Союза «Совесть», президент ЦГИ «Звезда Крама»:

— Сразу вспоминается пушкинская цитата: «Сказка ложь, да в ней намёк, добрым молодцам урок».

Урок таким вот простым парням-рубахам, как Ящик. Они бесхитростны и открыты, честно служат, бегают куда пошлют, переносят всякие тяжести и стараются в каждом увидеть друга. Но быть для всех хорошим как-то не получается: слишком уж они торопятся оказывать окружающим услуги. И враги обязательно находят способ это использовать.

Образ врагов в этой сказке многозначен. Взять, к примеру, Клещи и Плоскогубцы. Сами по себе они совсем не плохи. Сжимать и вытаскивать — их роль, прямая социальная функция. Они были, есть и будут — не злые и не добрые, а такие, какими задуманы. Но… «На то и щука в море, чтобы карась не дремал». Возможно, у Плоскогубцев и Клещей в том и задача, чтобы хрупкие фанерные Ящики учились анализировать взаимоотношения и не впадать во вредную эйфорию. Как говорилось в крыловской басне про Волка и Ягнёнка: «Ты виноват лишь тем, что хочется мне кушать!» Если с Клещами и Плоскогубцами соседствует доверчивый Ящик, рано или поздно ему придётся подставить бока под металлический зажим.

Являясь частью социума, Клещи и Плоскогубцы, вероятно, в какой-то степени призваны воспитывать в Ящиках критическое мышление, сдержанность, умение не вдаваться в крайности. Рубаха-парень очень хочет всем нравиться, проявляет готовность вывернуться наизнанку, лишь бы угодить, — и поддаётся при этом деструктивному процессу. Надо же смотреть, кому и в чём угождать! А то ведь жертвенность может превратиться в настоящее бедствие. Не заметив этого, Ящик погибает. Не было его. И не было его песни, как подытожили чуланные приятели.

А ведь мог бы Ящик жить да служить дальше, показывать окружающим диковинные адреса на своих крышках, рассказывать о дальних путешествиях. Не развалился бы, если бы вовремя опомнился и отказал Клещам с Плоскогубцами. Гвозди-то и самому нужны, без них не удержаться. Но уж очень нравилось занимать видное место в кладовке (пусть даже и пыльной), очень уж хотелось быть в центре внимания (пусть даже и чуланных приятелей).

Это они и погубили его — безличная масса с полок, подоконников и табуреток, без выразительной роли и чёткого мнения. Они видели всё, что происходило, понимали, к чему идёт тёмное дело. И дали на это своё молчаливое согласие, создав благоприятную среду для преступления… Потому, что им было всё равно. Ну, был у нас в кладовке какой-то Ящик. Ну, не стало его. Никаких чувств чуланные приятели, на самом деле, не испытывали, разве что скуку и немножко тяги к развлечениям.

Если, в конце концов, эта серая масса не очнётся и не задаст Клещам и Плоскогубцам вопрос: «А для чего вы, собственно, вытаскиваете нужные скрепы?», искренних и доверчивых работяг-Ящиков не останется и не будет уже никогда… Клещи и Плоскогубцы своё дело знают.

И будут они его делать до тех пор, пока Ящики, в конце концов, не начнут в своей жизни руководствоваться осознанной мыслью, а не восторженностью и желанием угождать.


Добавить комментарий