Язык одежды

Январь 31, 2017 в Культура, просмотров: 567

На улицах современных городов в толпе людей в джинсах, кроссовках и однотипных футболках лишь внимательный взгляд различит «кто есть кто». Если не принимать в расчёт униформу, одежда скорее скрывает, чем подчёркивает социальное положение её обладателя. Но так было далеко не всегда.

В Древнем Риме мужчина носил тунику и тогу. Тога была не только самым употребительным одеянием, но и отличительным признаком римского полноправного гражданина. Варвары или несвободные не имели права носить её. Полноправный римлянин обязан был появляться в публичных местах только в тоге. Когда однажды несколько человек появились на римском Форуме в одних туниках, Октавиан Август резко осудил их, ибо для римлянина не было большего бесчестья, чем оказаться без тоги на людях. Кроме этого, тога несла и знаки различия: алую или пурпурную полосу по краю тоги могли носить только сенаторы или представители знатных семей. Тога представляла собой длинный, до шести метров, кусок ткани, одна сторона которого была закруглённой, а другая – прямой. По этой прямой стороне и шла вытканная алая полоса. Такие же полосы на тунике обозначали сословие всадников (одно из наиболее привилегированных сословий в Древнем Риме, второе после сенаторов; первоначально это была сражавшаяся верхом патрицианская знать).

Большое значение имел и цвет тоги, которая должна была быть в идеале белой. Но тоги такого цвета трудно было сохранить чистыми и незапятнанными, поэтому у большинства римлян тоги были окрашены. Традиционными принципами жизни в Риме считались скромность, бережливость и труд, поэтому цвета, близкие естественному цвету шерсти, из которой делалась тога – коричневый, желтоватый, серый, — считались наиболее пристойными. Красные, пурпурные, зелёные тоги изобличали человека богатого и кичащегося своим богатством, так как красители были дороги. Поскольку женские одежды окрашивались чаще, и это не считалось зазорным, зелёный и оранжевый цвета в мужской одежде обозначали женственность и изнеженность и воспринимались крайне отрицательно, так же как и вообще всякая пестрота, считавшаяся варварской и чужеземной, противной истинно римской сдержанности и достоинству римлянина.


Добавить комментарий