Рекомендуем к ознакомлению

Декабрь 11, 2013 в Мысли вслух, просмотров: 1123

Ещё один взгляд на причины  обострения проблем в нашей стране. И не только в нашей…

Украина ощущает нехватку креативных политиков

В понедельник, 2 декабря, в онлайн-студии «Inpress-клуб» мы запустили новый спецпроект — «Онлайн-марафон», посвященный теме евромайдана. В прямом интернет-эфире своим мнением о текущих событиях в Украине делились украинские и зарубежные политологи, политики, экономисты, общественные деятели. Тема разговора — «Что ждет Украину? Анализ текущих событий».

Ведущий: У нас в гостях Владимир Скачко — главред «Киевского телеграфа». На Ваш взгляд, в результате событий, происходящих в Украине, не случится ли опять феномен, который когда-то назывался третим туром президентской кампании и отразился на дальнейшей политической жизни Украины?

Скачко: Вы совершенно правильно отметили главное, что есть в этой ситуации — легитимность всего происходящего. С одной стороны, столкнулось неотъемлемое право граждан на мирные собрания, а с другой стороны — право власти защищать себя и поддерживать законы. Нарушены основополагающие принципы как с той стороны, так и с другой.

Оппозиция заявляла мирную акцию протеста. И кто первым заговорил, что «мы объявляем власти кровавую войну»? Арсений Яценюк. Кто первым заявил, что «я поведу людей на «Беркут»? Его заместитель Александр Турчинов. Вот они заговорили о крови — они ее и получили, потому что ситуация вышла из-под контроля. Понятно, что любая революция делается с нарушением формального законодательства, но мы должны понимать, что легитимно избранная власть де-факто имеет право на защиту правопорядка в стране. Вот она его так и защищала.

Сначала с чрезмерным применением силы выполнила решение суда по сносу майдана в ночь на 30 ноября. А потом, когда оппозиция не смогла сдержать своих провокаторов-боевиков, — пошли на штурм здания АП. Я еще раз говорю: охрана, стоящая на страже т. н. режимных объектов, в любой стране даже имеет право применять огнестрельное оружие. Мы должны благодарить Бога и сдержанность милиции и трусливость провокаторов, которые не довели до того момента, когда милиция применила бы оружие.

Ведущий: А как теперь разруливать ситуацию?

Скачко: Власть и оппозиция должны договориться о двух основополагающих принципах: готовы ли они сражаться за Украину ценой самой Украины, и готовы ли они выяснять свои политические проблемы — кто у власти, а кто у корыта, а кто к нему только рвется — без крови. Если они не готовы, то ценой этого противостояния будет гражданский конфликт, если не гражданская война, и в конечном итоге раскол страны.

Уже сейчас Рава-Русская сама идет в ЕС, мэр Львова говорит, что «я не приемлю любых милиционеров, которые не согласовывают со мной, я мобилизую город на защиту». Сегодня будут проводиться областные и городские советы в Одессе, в Донбассе, где люди ставят один вопрос: как жить в этой стране, когда есть диктат одной части страны над другой? Что нужно делать?

Очень просто. Легитимные представители власти и оппозиции садятся вместе и выявляют, кто же бросил боевиков на штурм АП, кто побил людей, кто первым начал, кто не сдержал. Если это провокаторы от оппозиции — сажать, если это провокаторы от власти — сажать на основании действующих в Украине законов. Эти тупорылые, которые сотворили 30 ноября, не понимают, что если даже они победят сейчас… представьте себе, если завтра Яценюк становится президентом, Кличко — боксером-премьером, Тягныбок — начальником СБУ, командиром расстрельного взвода, Юго-Восток не идет в Европу, Запад идет в Европу — примет Европа такую страну? Есть цель: мы идем в Европу, но мы сначала превратим Украину в помойку.

Ведущий: То есть Вы говорите об очередном круглом столе, но Украина за эти годы уже принимала несколько универсалов… это не польский вариант. Тогда Лех Валенса сел за круглый стол.

Скачко: Люди борются в одной правовой системе, нет внесистемной оппозиции. Борется между собой власть, которая 3 года назад была оппозицией, с оппозицией, которая тогда была властью. Это все люди, которые сражаются в одной системе. Они сражаются не за принципы, а за то, кто в данный момент будет сидеть у кормушки. В 2004 году был бунт миллионеров против миллиардеров, и победившие миллионеры быстренько стали миллиардерами, дорвались до кормушки, просидели 9 лет. Сейчас их, видимо, что-то не устраивает.

Если отбросить студентов, безработных, городских сумасшедших, то идет бунт миллиардеров против миллиардеров. Грубо говоря, группа Левочкина-Фирташа-Бойко, с одной стороны, борется с группировкой Ахметова, а все вместе они пытаются остановить беспредел Семьи, которой руководит Арбузов, Захарченко, Александр Викторович Янукович, известный как Саша-стоматолог. Вот они должны в первую очередь сесть на сходняке, на круглом столе, за бухлом — я не знаю где, и договориться, что, ребята, цена вопроса — целостность страны, ее будущее.

В конечном счете цена вопроса — это методы, которыми выясняют отношения, бессмысленный и кровавый бунт. Любой бунт бессмысленный и кровавый, я еще не видел бунта, который бы организовывался спонтанно и заканчивался дарением друг другу ромашек.

Ведущий: Меня заинтересовала Ваша мысль о системной и внесистемной оппозиции. А у нас она есть — внесистемная оппозиция?

Скачко: Есть внесистемная оппозиция, которая, если она дорвется до власти, может совершить революцию. Что такое революция? Это ломка политических, экономических, культурологических и идеологический устоев. Такой революции у нас не было в 2004 году, такой революции не намечается и сейчас, потому что никто не собирается убирать рыночную экономику, ее многоукладность, многопартийность. У нас есть маргинальные структуры, которые говорят, что это плохо и нужно опять возвращаться к социализму.

Коммунисты Симоненко — системная оппозиция, но очень левая. То они строили социализм с человеческим лицом, теперь они хотят строить капитализм с человеческим лицом. Существует партия Витренко, Партия рабочих и селян, различные маргинальные группировки левого толка, которые хотят организовывать здесь возврат к социализму — вот это и есть внесистемная оппозиции, здесь опять обозначается борьба двух систем: условно говоря, капитализма и коммунизма.

С правой стороны существуют крайне радикальные националистические группировки, которые хотят строить здесь не светское многонациональное толерантное государство, а этнократическое — это тоже внесистемная оппозиция, потому что сейчас главенствующая модель государства — это светское государство. У нас существует несколько монархий, и то они гарантируют равные права своим подданным.

Ведущий: Гражданское общество — это те люди, которые вышли на майдан…

Скачко: Гражданского общества там в лучшем случае было 25% — это те люди, которые вышли по зову своих убеждений, возможно, пребывая в плену мифов. Основные люди — это либо свезенные безработные, либо это гулевой элемент — это Арамисы-маргиналы: я дерусь, потому что дерусь. Сегодня они дерутся за деньги на стороне коммунистов, завтра — на стороне оппозиции. Условно говоря, это «титушки» — кто их наймет, за тех они, им по барабану, за кого бороться. И если есть 25% сознательных людей, это очень хорошо, это дарит надежду на то, что здесь будет гражданское общество — люди, которые так или иначе отстаивают свои политические, мировоззренческие позиции.

Ведущий: А студенты?

Скачко: Многие были студентами. Что лучше: пойти на революцию, получить 100 грн и попить пивка, потискать девочку или сидеть на лекции? Студенческий фактор — это нечто новое в политическом противостоянии, но не является чем-то новым и феноменальным. Студенты во всех странах — это горючий материал, который очень легко подбить на те или иные дейтствия.

Ведущий: Я работаю сейчас со студентами, они люди сознательные и делают свой выбор вследствие осознания каких-то процессов, так что я с Вами здесь не согласен. Но если вспомнить университет св. Владимира 1905 года…

Скачко: Революция Буршей в Германии и во Франции особенно свалила Четвертую республику, зачала Пятую республику, свалила героя войны, человека, который создал новую Францию — Шарля Де Голля. А некоторые вожди до сих пор живы, и один из них является евродепутатом, членом европарламента от Зеленых Франции и Германии. Он может рассказать, что такое студенты. Но я хочу напомнить, с чего начиналась революцию 1968 года: к девочкам не пустили мальчиков — студенты возмутились.

Известный афоризм: кто не был левым до 25 лет — у того нет сердца, а кто остался левым после 25 лет — у того нет мозга. Очень хорошо, если студенты голосуют за европейский выбор, но тогда обязанность взрослых — не врать студентам, а объяснить, что грозит Украине, если она послезавтра станет ассоциированным членом, даже не членом, а только приблизится. Они говорят: мы будем ездить безвизово — в СА даже слова об этом нет! Будет рынок труда. Устроится наш стоматолог, историк где-нибудь на Западе мыть полы? Да. По специальности сможет он работать? Нет.

Журналист: Что будет дальше? Эти все собрания по областям, возможный круглый стол лидеров оппозиции и власти, Майдан, который пикетирует Кабмин — что будет дальше?

Скачко: Я уже писал об этом. Поскольку мы находимся на постсоветском пространстве, будем этими же мерками и руководствоваться. Один из вариантов — то, что было в 2003 и 2004 годах в Украине — это некий государственный переворот со сменой власти. Второй вариант — как было в Узбекистане, России и Белоруссии: власть проявила твердость и с помощью водометов разогнала всех по лавкам.

И есть третий вариант, он произошел в Молдове 2 или 3 года назад, когда власть самоустранилась, выехала в свои загородные домики, а митингующие захватили президентский дворец, разграбили парламент — и ушли. Власть вернулась, за счет госбюджета все восстановила — и все. Я не думаю, что Украина придумает какой-то четвертый, что она сама снимется с кибитками и переедет в ЕС и ее там примут, или перелетит на Марс, на Венеру и там украинскую цивилизацию во главе с Тягныбоком организует. Нет. Ничего нет нового в старом подлунном мире, к сожалению.

Ведущий: Какие у Вас есть конкретные замечания к оппозиции?

Скачко: У оппозиции не существует конструктивной программы переустройства страны на новых рельсах. Что такое разрекламированный Тимошенко украинский прорыв? Он свелся к завозу просроченного лекарства и раздаче тому, кому посчастливилось, Юлиной тысячи. Все называют меня провластным журналистом. Я провластный только в том смысле, что я терпеть не могу Ющенко, Тимошенко и всю свору, которая там собралась, но не потому, что они мне физиономически неприятны. Они бессмысленны для страны. Это жутчайшие популисты, которые ради власти для себя готовы торговать Украиной.

Тимошенко, которая в 2009 году подписывала газовые соглашения и сейчас за это сидит 7 лет, она же до конца не говорит, что в 2009 предвыборном году она выторговала себя 25%-ю скидку на газ, а освободившиеся деньги должны были пойти на социальный подкуп населения. Почему об этом никто не говорит? Все сводится к тому, что Янукович — изверг, а Юля — святая. Давайте разбираться. Они обое рябое.

Юлька вышла за систему, не по чину взяла, не на того батон покрошила — и она села. Товарищ Аль Капоне, на которого полиция Чикаго вешала более 100 убийств, знала, когда, где и из какого оружия убил, но не могла доказать, — он сел на 8 лет за то, что смогли доказать неуплату 32 тысяч долларов. Человек огреб 8 лет, там его успешно заразили сифилисом, он вышел оттуда руиной и тихо умер. Тимошенко судят не за убийство Щербаня (пытаются доказать), ее судят даже не за то, что она за счет продажи страны пыталась стать президентом, ее судят за то, что она превысила служебные полномочия.

А потом все пропагандисты говорят, что она спасала страну, а нападающие говорят, что она продавала страну. Далее. Я считаю, что у оппозиции нет ни идей, ни людей. У них костяк — это те, кто вышел из шинели Кучмы: они работали, они продали Кучму, Ющенко, Януковича, при появлении четвертых лиц они продадут и тех. Что-либо делать руками они не могут. Они борются за чистоту, а нужно подметать улицы, а это большая разница, как говорят в Одессе.

Между «на тебе» и «я тебе дам» есть большая разница. Вот оппозиция и власть этим грешат: много обещают, но ничего не делают. Но не потому, что не могут, а потому что у них нет людей, которые бы это делали. Нет политической воли. Носителем политической воли является только человек, политик.

Ведущий: Может ли сложившая ситуация показать, кто эти люди?

Скачко: Беда Украины на нынешнем этапе в том, что в ней нет прорывных лидеров, которые могут предложить новые смыслы и повести за собой людей. Сейчас в Украине возможны только технические, безликие и бессмысленные правительства и кабинеты, которые так или иначе будут поддерживать нормальные, элементарные функции государства, и не более того. Что, Юля может быть лидером? Куда она приведет? Грубо говоря, в Украине ситуация: настоящих буйных мало, вот и нету вожаков. Те, кто числится сейчас вожаками, мы знаем, что они могут.

Кто не знает, что может Юля? Все знают. Кто верит в то, что Янукович может сделать что-то прорывное? Да все знают, что не может, но это не означает, что нужно, чтобы они перестреляли друг друга и страна оказалась в хаосе и анархии. Пострадают не они. Тех, кого не переловят в аэропорту, они уедут. А те, кто останется — тот и огребет: мы, наши дети, старушки и все остальные — вот это самое страшное.

Ведущий: Я добавлю, что на самом деле проблема лидерства стоит и среди европейских интеллектуалов остро. В этом контексте мы в общий тренд попали.

Скачко: В чем эффект последних побед Путина? Это победы Путина, а не России. Россия как была, так и остается на нижайшем уровне, но человек, который способен демонстрировать что-то, мачо, альфа-самец — он и побеждает.

Ссылка на сайт: http://inpress.ua/ru/club/21383-ukraina-oschuschaet-nekhvatku-kreativnykh-politikov-1


Добавить комментарий