Размышляя с классиками

Декабрь 16, 2016 в Краматорск интеллектуальный, Родной город, Культура, Мысли вслух, Юлия Приймакова, просмотров: 876

Джон Уиндем: «День триффидов» (отрывок из романа)

«… — Вы хотите сказать, что мы всё это время могли иметь здесь электрический свет? – спросила девушка.

Коукер посмотрел на неё.

— Надо было всего-навсего завести мотор, — сказал он. – Если вам нужен был свет, почему вы не завели мотор?

— Я не знала, что он есть, и, кроме того, я ничего не понимаю в моторах и электричестве.

Коукер продолжал задумчиво глядеть на неё.

— И поэтому вы сидели впотьмах, — сказал он. – Как, по-вашему, долго вы протянете, если будете по-прежнему сидеть впотьмах вместо того, чтобы заниматься делом?

Его тон задел её.

— Не моя вина, что я не разбираюсь в таких вещах.

— Не согласен, — возразил Коукер. – Это не просто ваша вина. Вы её лелеете и холите. Более того, вы притворяетесь, будто вы слишком одухотворённая натура, чтобы разбираться в технике. Это дешёвая и глупая форма тщеславия. Каждый является в мир круглым невеждой, но на то бог и даровал ему – и даже ей – мозги, чтобы приобретать знания. Неспособность пользоваться собственными мозгами не есть достойная похвалы добродетель, даже женщин следует порицать за это.

Она рассердилась, что было вполне понятно. Впрочем, Коукер был зол с самого начала. Она сказала:

— Всё это очень хорошо, но у разных людей ум действует в разных направлениях. Мужчины понимают, как работают машины и электричество. Женщины, как правило, такими вещами не очень интересуются.

— Не пытайтесь всучить мне стряпню из мифов и притворства, это не для меня, — сказал Коукер. – Вам прекрасно известно, что женщины управляются – вернее, управлялись – с самыми тонкими и сложными механизмами, когда брали на себя труд разобраться в них. Но обычно бывает так, что они слишком ленивы и не желают брать на себя этот труд. На что это им, когда традицию милой беспомощности можно расценить как женскую добродетель? И когда можно свалить всё дело на чьи-то плечи? Обычно это поза, и против неё никто не считает нужным выступить. Напротив, её лелеют, мужчины ей подыгрывают, стойко ремонтируя для своей бедняжки пылесос и мужественно меняя перегоревшие лампы. Вся эта комедия полностью устраивала обе стороны. Жёсткая практичность так хорошо гармонировала с душевной тонкостью и очаровательной беспомощностью, и дурак тот, кто пачкает руки.

Он продолжал, окончательно войдя в раж.

— До сих пор мы могли себе позволить забавляться такого рода умственной ленью и игрой в паразитов. Целые поколения твердили о равенстве полов, но женщина кровно заинтересована в своей зависимости и не желает освобождаться от неё. Ей пришлось модифицировать своё поведение в соответствии с изменившимися условиями, но эти модификации были незначительны, да и они вызывали у женщин недовольство. – Он помолчал. – Вы сомневаетесь? Так вот, взгляните на какую-нибудь бойкую девчонку и на интеллектуальную женщину. Обе они, каждая по-своему, втирают очки, играя в высшую чувствительность. Но приходит война, приносит с собой общественные обязанности, и, оказывается, что из той и другой можно сделать приличных механиков.

— Они обычно не становились хорошими механиками, — заметила девушка. – Об этом все говорят.

— А, защитный механизм в действии. Только позвольте вам заметить, что такие утверждения были в интересах почти всех. Впрочем, всё равно, до некоторой степени это было так, — признал он. – А почему? Да потому, что они учились наспех, без надлежащей школьной подготовки, и им вдобавок пришлось бороться против взлелеянного годами убеждения, будто такие интересы им чужды и слишком громоздки для их тонких натур.

— Не понимаю, отчего вы набросились именно на меня, — сказала она. – Не я ведь одна ничего не понимаю в этом несчастном моторе.

Коукер усмехнулся.

— Вы совершенно правы. Получилось нечестно. Я просто разозлился, что есть мотор, исправный, готовый к работе, и никто пальцем не пошевелил, чтобы завести его. Меня всегда выводит из себя тупое недомыслие.

— Тогда пойдите и выскажите всё это мисс Дюран, а не мне.

— Не беспокойтесь, выскажу.  Но это касается не только её. Это касается и вас, и всех остальных. Я в этом совершенно уверен, знаете ли. Времена изменились довольно радикально. Вы больше не можете сказать: «Ну, в таких делах я ничего не понимаю», — и оставить это дело кому-нибудь другому. Больше нет идиотов, путающих невежество с невинностью, вот что важно. И невежество перестало быть в женщине изюминкой или игрушкой. Оно делается опасным, смертельно опасным. Если все мы как можно скорее не научимся разбираться во множестве вещей, которые прежде нас не интересовали, то ни мы, ни наши подопечные долго не протянем.

— Не понимаю, с чего вам вздумалось изливать своё презрение к женщинам именно на меня – и всё из-за какого-то грязного старого мотора, — сказала она обиженно.

Коукер поднял глаза к потолку.

— Великий боже! А я-то стараюсь втолковать ей, что у женщин есть все способности, стоит им только взять на себя труд применить их.

— Вы сказали, что мы паразиты. Думаете, это приятно слышать?

— Я не собираюсь говорить вам ничего приятного. И я всего-навсего сказал, что в погибшем мире женщинам было выгодно играть роль паразитов.

— И всё потому, что я ничего не понимаю в каком-то вонючем шумном моторе.

— Чёрт возьми! – сказал Коукер. – Послушайте, отцепитесь вы от этого мотора!

— А тогда зачем…

— Мотор просто оказался символом. Главное же состоит в том, что отныне всем нам придётся многому учиться. И не тому, что нравится, а тому, что обеспечивает и поддерживает жизнь общины. Отныне нельзя будет просто заполнить избирательный бюллетень и сложить всю ответственность на кого-то другого. И нельзя будет считать, что женщина выполнила свой долг перед обществом, если убедила мужчину взять её на содержание и предоставить ей укромный уголок, где она будет безответственно рожать детей и отдавать их ещё кому-то для обучения.

— Всё-таки я не понимаю, какое это имеет отношение к моторам…

— Послушайте, — сказал Коукер терпеливо. – Предположим, у вас есть ребёнок. Кем бы вы хотели его видеть, когда он вырастет? Дикарём или цивилизованным человеком?

— Конечно, цивилизованным.

— Вот. А тогда будьте любезны обеспечить ему цивилизованное окружение. Всё, чему он обучится, он узнает от нас. Мы все должны знать как можно больше, стать как можно более интеллигентными, чтобы дать ему максимум возможного. Это означает для нас тяжкий труд и напряжённую работу мысли. Изменённые условия должны повлечь за собой изменение взглядов.

Девушка собрала свою штопку. Несколько секунд она критически разглядывала Коукера.

— Мне кажется, с такими взглядами, как у вас, вам больше подойдёт группа мистера Бидли, — сказала она. – Мы здесь не намерены ни менять своих взглядов, ни поступаться своими убеждениями. Именно поэтому мы отделились от той группы. Так что если вам не нравятся обычаи достойных респектабельных людей, вам лучше уехать отсюда. – Она фыркнула и удалилась…»

Юлия Приймакова, бухгалтер, член Центра Гражданских Инициатив «Звезда Крама»:

— Упрямство хуже пьянства, как говорит пословица. Упрямого человека очень трудно вывести из заблуждения, он размахивает своими принципами, как дубиной. «Респектабельный» означает «уважаемый», «достойный уважения», а разве можно уважать воинствующее невежество? Впрочем, упрямые люди редко бывают способны к самонаблюдению и самоанализу, им мало что видно со стороны.

Разговор Коукера с девушкой из группы мисс Дюран открывает глаза на многие вещи. Всерьёз задумываешься о необходимости выживания во имя общей цели. То есть не для банального продления своего собственного физического существования, а для помощи близким, для поддержки и примера всем окружающим. Здесь затрагивается философский  аспект бытия, суть эгоизма и альтруизма,  различные вариации и допустимая мера их проявления.

В мире, описанном Уиндемом, люди начали погибать не столько из-за атаки триффидов, сколько из-за своей несостоятельности, неумения организоваться и достаточно быстро составить эффективный план общих действий. Подчеркну слово «общих». Таких, как эта упрямая девушка, собеседница Коукера, было слишком много. Эти люди являлись своего рода паразитами. Они не желали признавать необходимость принять перемены и изменить своё отношение к жизни. Меняться  им не хотелось, потому что это большой труд, причём не столько физический, сколько интеллектуальный. Активизировать свои мозги, подключить   внутренние резервы, заставить их работать на полную мощность – тяжёлое, изнурительное задание. Поэтому пассивное большинство не хотело себя этим занимать, ему  было гораздо проще положиться на «авось», «как-нибудь», «и так сойдёт». Такая стратегия оказалась проигрышной. По содержанию романа, колония мисс Дюран гибнет.

Коукер – это именно тот тип характера, которым и должен обладать Человек, то есть в равной степени  и мужчина, и женщина. Неизвестно ведь, что может произойти с нами завтра. Мы даже не можем с уверенностью сказать, что мы будем делать сегодня вечером. Поэтому сильный человек должен уметь быстро взять под контроль свои эмоции  и искать выход из сложившейся ситуации. В изменившемся, новом мире сможет выжить только гибкий, готовый адаптироваться, приспособиться  к изменениям, обнаружить все возможные плюсы и выгоды предложенных обстоятельств.

В коротком диалоге двух персонажей я также вижу повод поразмышлять над тем, что же эффективнее: община или жизнь в одиночку?.. Одинокий человек, безусловно, более мобилен, он может скорее найти для себя укрытие, ему проще прокормиться. Он абсолютно свободен от чувства ответственности за другого, ему нужно беречь только себя. Но с другой стороны, в этом случае отсутствует разумная перспектива. Для чего кое-как коротать свои дни?.. Что потом?.. Человек по своей природе – существо социальное, и если ему не для кого жить, постепенно начинается процесс деградации и самоуничтожения. Сохранить здоровую психику и естественный эмоциональный фон гораздо легче при жизни в общине. Объединяясь, люди  имеют шанс выйти победителями и начать строить новый мир, новую цивилизацию. Они приложат все свои силы, все разнообразные способности и знания, чтобы заложить хороший фундамент для будущих поколений.

«Долго вы протянете, если будете по-прежнему сидеть впотьмах вместо того, чтобы заниматься делом?..» Этот вопрос должен постоянно задавать себе каждый из нас. И мужчины, и женщины. Среди нас нет и не может быть натур, «слишком одухотворённых, чтобы разбираться в технике». Да, все мы являемся в этот мир круглыми невеждами, но на то и есть у нас мозги, чтобы приобретать знания. Невежество не может быть «изюминкой» или «игрушкой» ни в ком. Элементарную способность пользоваться своими мозгами можно развить путём ежедневной практики. Со временем она возрастёт в способность быстро и эффективно мыслить. Умственная лень непозволительна априори, и тем более — когда речь идёт о выживании человечества. «Общественные обязанности», «социальная ответственность» — эти слова не должны быть пустыми звуками, банальными строчками из политической рекламы. Независимо от особенностей и традиций века, наша общая цель – обеспечивать и поддерживать жизнь общины. Никому не разрешается перекладывать ответственность на другие плечи, у всякого гражданина есть определённый долг перед обществом.

Хотим ли мы видеть наших детей цивилизованными людьми? Конечно. В таком случае именно от нас зависит, получат ли дети цивилизованное окружение. Все мы должны, не теряя ни дня, учиться, стараться узнать как можно больше, стать как можно более интеллигентными. Это трудно. Но только при таких условиях наши дети вырастут не дикарями, а достойным поколением  разумной цивилизации.

Подготовила Яна Андриенко

2016 г.


Добавить комментарий