Размышляя с классиками

Июль 03, 2017 в Книги, Краматорск интеллектуальный, Мысли вслух, Юлия Приймакова, просмотров: 796

«Учёные сказки» Феликса Кривина: «Окисление»

— Окисляемся, браток?

— Окисляемся.

— Ну и как оно? Ничего?

— Ничего.

Разговор ведут два полена.

— Что-то ты больно спешишь, это, браток, не по-моему. Окисляться надо медленно, с толком, с пониманием…

— А чего тянуть? Раз — и готово!

— Готово! Это смотря как готово… Ты окисляйся по совести, не почём зря. У меня в этом деле опыт есть, я уже три года тут окисляюсь…

Окисляются два полена. Одно медленно окисляется, другое быстро.

Быстро — это значит, горит.

Медленно — это значит, гниёт.

Вот какие бывают окисления.

Юлия Приймакова, член Центра Гражданских Инициатив «Звезда Крама»:

От сказок Феликса Кривина я в восторге, от всех вместе и каждой в отдельности! Они небольшие по объёму, некоторые состоят буквально из десяти строк, а некоторые вообще из одного названия (!), но «мал золотник, да дорог»! Литературовед Житницкий писал о Кривине: «Он очень необычен, поскольку лаконичен. А от других отличен он тем, что ироничен».

Каждая сказка искрится тонким юмором, светло иронична и глубоко интеллектуальна. И, что особенно мне нравится, всегда рассчитана на понимание подтекста: на стыке прямого и переносного значения слов Кривин создаёт оригинальное, неожиданное смысловое сочетание. Самые мощные его приёмы — аллегория и виртуозная игра словами. Об этом надо помнить, когда берёшь в руки книгу Кривина. Герои его историй — звери и птицы, насекомые и растения, атмосферные явления и бытовые предметы, но в подтексте ясно просматривается многообразный мир Человека — с его переменчивыми настроениями, смешными привычками, нелепыми мнениями, забавными взаимоотношениями. И ведь Кривин не издевается над своими персонажами, нет! Для этого он слишком мягок и доброжелателен, слишком мудр! Слишком «Феликс», слишком «Кривин»!.. Он, как добрый волшебник, только посмеивается, и смех его мягкий, дружеский, одновременно прощающий и вопрошающий…

Каких только сказок у него нет! Феликс Давыдович — тот же старатель, просеивающий через сито своей уникальной творческой фантазии богатейшие пласты человеческой истории, философии, литературы, физики, математики, биологии… Есть у него и «Наивные сказки», и «Сказки с моралью», и «Учёные сказки», и «Волшебные сказки», и «Сегодняшние…», «Вчерашние…», и «Завтрашние сказки», и «Новые сказки»… А ещё — придуманные им «Полусказки», подтверждающие известное выражение: «В каждой сказке — только доля сказки». Миниатюры Кривина настолько многогранны, настолько ценны своей формой, содержанием и глубоко нравственной подоплёкой, что прогрессивные школьные учителя украшают и дополняют ими преподавание едва ли не всей общеобразовательной программы. Трудно себе представить, какой благодатный материал содержится в сказках Кривина для нестандартных уроков по математике, астрономии, физике и химии! Думаю, никого не оставят равнодушным морально-этические проблемы, затронутые в сугубо «химической» сказке «Окисление». Окисляться быстро — значит, гореть. Медленно окисляться — значит, гнить. И то, и другое — крайности. Но разговор-то ведут два полена! Для куска дерева, приготовленного на растопку, горение — «крайность» естественная и необходимая, в этом смысл и цель его существования. Видимо, не всем поленьям хочется сгорать, некоторым хочется поваляться в поленнице подольше, вот они и выдумывают ширму для своего бесцельного прозябания. Гнилой, зато живой. И ты, браток, не торопись выполнить своё предназначение! Лучше потяни, немножко ещё покопти небо! Окисляться же надо медленно, с толком, с пониманием…

Жило себе на свете поленце, сухое, ровное, чистое, звонкое. Занялось оно в печи, вспыхнуло, прогорело — людей согрело. Прекрасная была жизнь, правильная!

А другое поленце всё старалось закопаться в поленницу поглубже, а то ведь увидят, схватят, бросят в печь — тут и сказочке конец!.. И лежит оно под дождями и ветрами, прохваченное сыростью, тронутое гнилью… Не жизнь, а тягомотина с трухой. А что? И не такие ещё бывают окисления! И не три года, а намного больше — целые десятилетия «окисляются» в институтах и академиях псевдонаучные псевдодеятели, прикрывающие своё безделье какой-нибудь надуманной рабочей темой. А мало ли таких вот «окисляющихся поленьев» в других сферах человеческой деятельности? Они уже «отёсаны», то есть образованны, подготовлены к выполнению своей задачи во имя всеобщего прогресса. Но это ведь предполагает «горение», отдачу тепла и света другим. Этакий-то подвиг уже «не по совести»!

Феликс Давыдович Кривин — писатель, который блестяще овладел искусством говорить о большом — кратко, о грустном — с улыбкой, о серьёзном — иронично. В одном из интервью на вопрос о векторе своего творчества Кривин ответил так:

«В детстве тянет в сатиру, поскольку никто не любит, чтобы его воспитывали.

А в детстве воспитывают наиболее откровенно, кроме того, взгляд снизу вверх всегда критичен, а ведь именно так мы видим взрослый мир из нашего детства.

Вот и получается, что в детстве человека тянет в сатиру, в зрелости — в лирику, а в старости, естественно, в юмор, потому что только юмор способен всё понять».


Добавить комментарий