Дорога к себе

Ноябрь 16, 2015 в Маргарита Серебрянская, Мысли вслух, просмотров: 1646

Беседа  о духовном наставничестве

с президентом ЦГИ «Звезда  Крама» Маргаритой Серебрянской

2«Дорогу осилит идущий», — говорят люди.  Научиться бы шагать по этой дороге, не спотыкаясь и не присаживаясь отдохнуть возле каждого верстового столба. Как поверить в себя? Как увериться, что  однажды  дойдёшь? Откуда ждать поддержки  и совета?..

Учителя мудрости, Наставники, Мастера, родители в Духе. Это им определена  великая  горькая  чаша  терпения на стезе  воспитания человечества, исправления  его  ошибок, указания  Пути  правого…

 

Понятие  «наставничество» древнее, как само небо. «Наставлять» — значит «воспитывать», «содействовать», «руководить», «вразумлять». Ключевой  смысл наставничества — помощь в совершенствовании ученика на жизненном пути.

Миссия наставничества — уникальное,  многостороннее явление с  глубокой духовной подоплёкой. Это гармоническое слияние душ учителя и ученика во взаимопонимании и общем стремлении к совершенству. Духовное  наставничество – основа и  идеал истинного учительства. С древних времён  учительство  считалось особым призванием в общественном служении. Его исполнение сопряжено с подвигом  высокой  духовной  жизни и явлением  преображения в конкретной человеческой личности. Предназначение учительства определялось как утверждение высоких нравственных идеалов в жизни общества, как сохранение культурно-исторической преемственности, как живая связь времён и поколений.

2Учительство изначально следует понимать как наставление в свете  высокой Истины: в осмыслении метафизических и естественно-научных  основ  мироздания, в постижении законов нравственного становления человека и его духовного преображения на пути к Вечности.  Учительство – как понимание и созерцание духовной и материальной реальности – в корне отличается  от обучения (грамоте, ремёслам, военному делу),  которое носит исключительно прикладной характер, необходимый для выживания людей в их земном существовании. Учительство, или наставничество, ставит  перед собой принципиально иные цели. Оно устремлено к горним вершинам, к совершенству личности, проявлению в ней космического, звёздного образа. Мастера, просветлённые в духе, терпеливо добиваются  того, чтобы ученики оказались  способны к богоуподоблению, а после земного существования стали наследниками и гражданами Вселенной.

В традициях духовного наставничества – образование, как  взращивание  человека в его восхождении к Первообразу. Истоки самого понятия «образование»  неразрывно соединены с понятием «образ» —  «образ  Божий». Понимание, постижение, следование этому образу и трактуется как образование.  Учитель, духовный  Наставник, Мастер способствует именно  становлению  уникального образа, лика, личности в каждом из своих учеников. Наставничество, как сердечный порыв, определяет отношения Учителя и Ученика. Оба  они изначально устремлены к светлому идеалу: достижению полного самосознания, духовной крепости, жажды служения своей Земле и своему Народу во имя  высокой Истины.

Маргарита, когда Вы впервые задумались над значением слова «учитель»?

— В детстве и  юности, к сожалению, не задумывалась. Не сложилось. В том возрасте «учителем»  в моём понимании   был  школьный  педагог-предметник, не более того. А слово «учиться» я понимала  как «осваивать обязательную  школьную  программу». И никто из моих  преподавателей   меня  не  разубедил. Возможно, они тоже  автоматически  «осваивали  обязательную школьную  программу».

По-настоящему слово «учитель» я  почувствовала уже в зрелом возрасте, пройдя долгий процесс духовного вызревания, взращивая в себе способность к   осознанному  мировосприятию. Во мне, словно цыплёнок  из яйца, начало проклёвываться моё истинное «Я» — природная сущность. И  однажды явилось  понимание того, что  человек на Земле имеет высокое предназначение. В материальном отношении у меня на тот момент было всё:  дом построила, дерево посадила, сыновей родила, бизнес создала, мир повидала. И что же  дальше? Неужели это всё, чего я могла  добиться, для чего вообще  жила? Может быть, я могу сделать что-то ещё  — и уже  не только для себя, а и для других людей?.. Но отыскивать Путь  одному  трудно, нужны  спутники, соратники, помощники. Одним словом, нужен  коллектив единомышленников. Я поняла, что нужно искать  дорогу к тем людям, которые  подскажут, с чего начать, как встать на Путь преображения. И вот тогда я, наконец, ясно осознала, что  нужен  Учитель.

Я  узнала, что слово «учитель» — это «гуру» (учитель) и «челу» (ученик) в  их  меняющихся  отношениях. Именно к такому  наставнику и  стала  внутренне  стремиться – к тому, кто и сам находится  в процессе  самосовершенствования, а не закоснел в самолюбовании. Я начала внимательно  смотреть вокруг, приглядываться к людям, слушать. И необходимый путь был мне указан: я  попала  в  философскую  школу «Новый универсум», встретила  Александра Николаевича Малюту.  И здесь смысл слова  «учитель» стал  мне  ясен  вполне.

— Какой  исторический  пример  духовного  наставничества  Вы считаете  для себя особо поучительным?

— Сразу подумала о  диаде Гурджиев-Успенский  на  их  общем Четвёртом пути. Встретившись в 1915 году, они шли по нему вместе почти 10 лет. На момент встречи с Гурджиевым Пётр Успенский уже не был мальчиком, он был вполне взрослым, состоявшимся человеком, известным журналистом, писателем, философом, путешественником. Однако он  сразу почувствовал в  Георгии Ивановиче Гурджиеве Наставника и стал его Учеником. Они  общими усилиями основали  во Франции  Институт гармонического развития человека, вместе работали с группами учеников, вместе  совершенствовались. Гурджиев во многом способствовал духовному росту  Успенского, его становлению как гражданина Вселенной. Вспоминается  цитата Гурджиева: «Душонка есть у каждого, а вот Душа есть  только  у  тех, кто её заработал  сознательным  трудом  и добровольным  страданием». Абсолютно согласна. Сознательный  труд и ещё раз  сознательный труд.

Через «сон», «сон наяву» и «относительное пробуждение» человек должен  прийти к состоянию «полного пробуждения», в котором он осознаёт и себя, и окружающую  действительность объективно. В процессе полного пробуждения  придётся подавить в себе «ложную личность», то есть всё то искусственное,  что  мы  приобретаем  путём имитации и подражания в повседневном «сне» или «сне наяву».  Подавление «ложной личности» — тяжкий труд, и  в этом отношении меня восхищает путь самосовершенствования  Петра Успенского, приложенные им колоссальные усилия.  Георгий Иванович Гурджиев говорил, что главная идея Учителя – разбудить  в ученике  спящую  мысль и ощущение истинной реальности. Мне кажется, что они оба – и Гурджиев, и Успенский – достойно следовали этой идее, каждый в своих проявлениях.

Такие  Мастера, как Гурджиев и впоследствии сам Успенский, приходят на  Землю нечасто. Их присылают в особо трудные моменты, когда запутавшемуся  человечеству  нужен  чистый, ясный, пристальный взгляд на мир. Они приходят  пробудить людей,  открыть  им глаза, помочь осознать себя людьми, а  не биологическими  машинами. Конечно, Учителя в первую очередь  работают  над собой, строят себя, и  Георгий Гурджиев как раз и есть  яркий  пример сознательного, самостоятельного внутреннего строительства, способности  вообще проделывать эту огромную внутреннюю работу. Он равнозначно  проявил себя, как  творец, в двух ипостасях: по отношению к ученику и к себе самому.

— Что Вы думаете о степени взаимосвязи ученика и учителя?

— Даже  если  учеников много, с каждым из них у Наставника  рождается особая, личная  взаимосвязь. Степень  духовной  близости  может быть различна, но  неизменной  величиной  остаётся  Труд. Огромный общий Труд, Труд как  Служение на общее  благо. Образование и слияние двух обращённых  навстречу  друг другу служений – служения ученика и служения наставника – и осуществляет определённый духовный процесс, процесс становления, возрастания  ученика  в подвижника. Учитель именно наставляет ученика  подвигнуть своё сердце к высоким  идеалам, сдвинуть его с  точки  окаменелости, обучает  понуждать  волю к исполнению  благих дел.  Духовные наставники  — это, в первую очередь, мудрецы, открывающие истинный смысл и правдивость  поступков  своих  учеников. Как правило, на первых  порах  ученики  понятия  не имеют, что значит «деятельность». За «деятельность» они  обычно  принимают  свою  беспорядочную  суету и распыление  энергии по  бытовым  мелочам.  Встретившись с Наставником, они начинают  понимать, что  общение с ним – это лишь в малой части  философские беседы, а в основном – практическое применение  полученного Знания. То есть – огромная Деятельность.

Привыкать к такому  взаимодействию сложно. Бывает, что идёт 4 внутреннее отторжение, но это лишь показатель некой ограниченности, неспособности принять новое и попробовать в нём разобраться. Словом, это первый порог, который надлежит  преодолеть ученику. Способность воспринимать новое – начальная  ступень  взаимодействия  с Учителем. Учитель постоянно проводит ученика через испытания, через проверку «огнём, водой  и  медными трубами». Огонь – проверка страстями, вода – проверка деньгами, медные трубы – проверка славой. При  таких условиях  слетает  вся  внешняя шелуха.

Степень приближения к Учителю бывает различна. Конечно, многое  зависит от  способности  ученика  воспринимать знание в концентрированном виде, это у всех получается по-разному.

Может ли  быть дружба между Учителем и учеником?  Здесь иное. Совместное служение  не есть дружба в привычном человеческом понимании. Разумеется, Учитель может общаться с людьми на всевозможных  уровнях, но при этом  для него не существует понятия «дружбы».  Его нельзя запросто  хлопнуть по плечу, рассказать анекдот «про тёщу», поплакаться  на  какие-то личные неприятности. Учитель – не «жилетка»  и не тренажёр по психологической разгрузке, он — на Службе. Даже  высокая  степень свободы в обращении к Учителю не означает вседозволенности, панибратства. Такое  в принципе недопустимо. Во главе угла – уважение, почитание.

Умение  уважать Учителя уже есть проявление большой  внутренней работы ученика:  это значит, что он смирил свою гордыню, обуздал своё  «Я». Из  уважения  рождается и доверие, абсолютно необходимое в ученичестве. Идти за Учителем  безоговорочно, не рассуждая – это высочайшая степень доверия. В своём роде  это даже личный подвиг. И здесь возникает следующая сложность: необходимость  ломать  свои  стереотипы. Это  всегда  непросто. Обретение нового взгляда, нового мировоззрения требует мужества. Но  только  так можно, в конце концов, открыть свою истинную сущность.

Разумеется, я не  говорю  здесь о слепой вере Учителю. Слепой веры в его мудрость  быть не должно, да он  этого и не  требует: его задача – научить ученика ведать. И только после этого – верить.

— Какими  чертами  должен обладать истинный духовный наставник?

Терпение, терпение и терпение. Недаром его называют матерью всех добродетелей. Кроме Учителей, никто другой на Земле не отличается истинным терпением. В основной своей массе люди способны сдерживаться, выжидать, уходить в себя, но не терпеть. Вам же, наверно, приходилось слышать, как кто-то говорит: «Я сдержался, чтобы не устраивать  затяжной скандал»? Разве идёт здесь речь о терпении как о сознательной  добродетели? Нет, конечно. Это  последствия  «сна  наяву». Человеку  на  самом  деле  очень хочется поссориться, но он не желает терять на этом свою энергию. Истинное терпение, как признак  «полного  пробуждения»,  повторюсь, свойственно лишь Учителям. Терпение Учителя – поразительно, бесконечно. Именно на нём строятся взаимоотношения учеников  с Учителем, особенно, если учесть  разные характеры, разницу в интеллектуальном  уровне.

Прозорливость, конечно. Учитель всегда способен  прозревать личности и  обстоятельства. В этом он демонстрирует не превосходство, а свой опыт,  результат  уже  проделанной  огромной духовной работы.

Простота. Учитель всегда прост. Он не бахвалится своими знаниями, не впадает в пафос, не подавляет собственным величием. Он легко находит общий  язык с разными людьми, может изложить сложную мысль в простой, понятной, доступной форме.

Ещё — способность  своего рода расширения личности. Учителю надлежит  прозревать  внутренние движения ученика и воздействовать на них, управлять ими, тем самым как бы сделав внутренний мир ученика частью своего собственного. Это «практика себя», точно выверенная аутотрансформация, которая предполагает зоркое самонаблюдение и глубокое видение себя.

Особенность миссии Наставника – пребывание на высших ступенях духовной лестницы, но с активным выходом в мир. Этот выход должен выражаться в широком общении с людьми, в  служении  большому обществу в  качестве  духовного помощника, советника и наставника. Отчасти это тот же Четвёртый путь «хитрого человека», который сформулировал Гурджиев. Этот путь эволюции пролегает прямо в гуще событий человеческой жизни и не требует  особых  условий. Это самый  быстрый путь развития, но и самый трудный.

— Давайте поговорим о типологии наставников. Первым нравственным ориентиром в жизни любого человека выступают отец и мать. Являются ли они наставниками по определению, априори?

— В  большинстве  случаев  родительская  любовь носит собственнический характер, а это  нередко  сводит на нет возможность наставничества. Родители  бывают  просто  не в состоянии осознать, что ребёнок им не принадлежит, не является  частью  их самих, и слишком  часто подавляют его натуру, лишают  свободы воли, права выбора, естественного права на ошибки.

Постаравшись  осознать, что  ребёнок – это другой  человек, со  своим собственным  жизненным  путём, родители  должны  зародить в нём  жажду познания  цели  человеческой жизни  на Земле. В этом  контексте  родителям необходимо воспитать  в ребёнке чувство ответственности за свои дела. Ребёнок должен осознать, что за все свои поступки он  отвечает, и отвечает сам. Из понятия «ответственность» само собой вытекает понятие «обязанность». А уж потом речь пойдёт и о правах. Подрастая, ребёнок поймёт, что «обязанность» — это разумное выполнение разумных дел для своей и для общей пользы. Например, хорошо учиться в школе – это основная  обязанность, потому что общество вправе  рассчитывать получить  в  твоём  лице  образованного  гражданина.  Вот этому родители должны научить своих детей прежде всего: будущие права вытекают из  обязанностей, из личного контроля своих поступков.

В этом и заключается роль  родителей – заложить  крепкий  фундамент личности своего ребёнка.

А постройка  многоэтажного  здания пойдёт уже позже. Если в человеке с детства  были заложены основы понятий  Чести и Совести, обязанностей и прав, он способен на  дальнейшую  самореализацию. И, возможно, на Ученичество под руководством мудрого Мастера.

— Что мы можем сказать о нянях, домашних учителях, гувернантках, гувернёрах? Их роль в жизни ребёнка чисто функциональная? Допустимо ли их  вмешательство в духовное развитие  подопечного, особенно,  если  это  идёт  вразрез с наставлениями  родителей?

— У  Константина Станюковича есть хороший рассказ — «Нянька», о матросе  Чижике и его маленьком подопечном, девятилетнем Шурке. В одном  эпизоде Федос Чижик, будучи  несправедливо  обиженным матерью Шурки, говорит  заступающемуся за него мальчику: «…Да ты никак бунтовать против  маменьки? Не годится, милый мой, Лександра  Васильич, бунтовать  против родной матери. Её почитать следует… Мало ли что у матери с сыном выйдет, а всё надо почитать родительницу. Раскинь  умишком, и сердце отойдёт. Мало ли какое у человека бывает понятие. У одного, скажем, на аршин, а у другого – на два… Мы вот с тобой полагаем, что меня здря наказали, а маменька твоя, может, полагает, что и не  здря?… Мы вот думаем, что я не был пьяный и не  грубил, а маменька, братец ты мой, может, думает, что я и пьяный был, и грубил, и что меня за это следовало  отодрать по всей форме… Это ейное  дело судить о человека, и за то сердце против маменьки иметь  никак невозможно..».

Федос Чижик  по наитию сформулировал  простыми словами золотую истину: иерархия – основа мироздания, и почитание родителей есть ни что иное как первый урок по соблюдению иерархических законов. Няни, приходящие домашние учителя, гувернантки, гувернёры  призваны во многом  для того, чтобы  утверждать в глазах ребёнка  иерархическое положение  старших. Ребёнок  по своему  положению  не может быть  выше родителей, иногда  ему приходится понимать это через слёзы. Здесь же кроется и другой урок:  поступай с другими так, как хочешь,  чтобы  другие поступали с тобой. То есть учись обращаться со своими  родителями так, как хочешь, чтобы в будущем  обращались с тобой  твои дети. Если не хочешь, чтобы дети  выгоняли тебя из-за  общего стола  и кормили  за печкой  из грязной лоханки – учись  почитать  собственных родителей  смолоду, учись  видеть в них  других людей, имеющих право  на собственную  точку зрения. Это – ось, на которой  строится  будущая  личность. Научившись  понимать  и принимать родителей такими, какие они есть, ребёнок поймёт, что  мир велик в своём  бесконечном  разнообразии и взаимодополняемости. Здесь, опять же, имеет  важное значение роль нянек  и домашних учителей: это иллюстрация  основополагающего принципа  разнообразия  общества. Маленький человек  учится видеть и понимать, что людей много, все они разные, выполняют  разные  дела, и всех  их  нужно уважать – каждого на своём месте. Это как часы: хорошо  идут, только если все  детали  механизма  на месте и  в порядке.

— Наставниками в разное время могут становиться старшие и младшие  друзья, разные «чудесные предметы» — например, книги, через которые читатель обретает учителя в образе писателя, жившего даже сотни лет назад. Наставник  может  проявиться в случайном прохожем, в служителе  церкви, и даже в образе животного. Как Вы думаете, являются ли подобные эпизоды формой наставничества в глубинном смысле? Или это только так называемые указатели на дороге, встречи-вехи?

— В момент наибольшего жизненного напряжения мы обращаемся за помощью к Небу и хотим получить конкретные рекомендации, чтобы безболезненно решить возникшие проблемы. Иногда нам кажется, что нас не слышат, что нас покинули, не хотят помочь. Это не так, нам только так кажется. На все зовы мы получаем ответ – в виде энергии любви, проводящей  нас  над  неожиданными  оврагами и обрывами. Посылаемая энергия, действительно, может принимать разнообразные  формы. Она может  прийти к нам со страницы книги, открытой  будто бы «случайно», или в словах  «случайного»  прохожего. Так или иначе, нужно  приучить себя всегда  находится в состоянии осознанного  внимания. Ведь нередко бывает так, что мы  смотрим, но не видим, слушаем, но не слышим…

И реальные земные, и метафизические  наставники – это помощники людей, их  проводники на земном пути. Они могут сопутствовать  постоянно, а могут появиться, как  дорожный  знак на перекрёстке. Функция наставника как  проводника в  путешествии-познании  иной раз может быть уподоблена роли  «чудесного помощника» из  русской волшебной сказки. Если герой потенциально  способен на волшебное действие, рядом тут же оказывается чудесный помощник, который просто помогает этой способности проявиться, а вовсе  не наделяет героя некой могущественной силой. Короткие эпизодические  встречи с наставниками в разных образах – это указатели  на ваши способности к волшебному творчеству. Вас направляют, подталкивают к нужным действиям, добиваются  пробуждения  вашего сознания. А уже после  этого в вашей жизни может появиться Учитель, который поможет  формированию  вашей  личности, вашей духовной сущности.

— Нужно ли самому искать духовного наставничества? Или для потенциального ученика правильнее смиренно ждать того часа, когда в его жизни появится Учитель?

— Конечно, нужно искать! Нужно стремиться к общению с мудрым наставником, который поможет тебе стать самим собой, самим собой настоящим!  Сидеть и ждать – это духовная смерть. В конце концов, ты сам себе можешь стать учителем, наставлять себя по мере разумения самостоятельно.

Могу рассказать о своём собственном опыте. Как я уже говорила, в моей жизни однажды настал такой момент, когда я отчётливо поняла: чего-то нет. Мне нужно что-то, с чем я смогу жить по-новому, с чем смогу изменить не только себя, но и внешние обстоятельства. Я ощутила колоссальную, неутолимую  потребность в новых знаниях, новом круге общения. И я обратилась  к Небу с просьбой подсказать мне новый путь. Было понятно, что необходим некий человек или группа людей, которые помогут мне ступить на него. И такой человек был мне послан. В скором времени я познакомилась с Александром Николаевичем Малютой, известным учёным, философом, системологом, основателем философской школы «Новый универсум». Одним словом, с Наставником. Знакомство состоялось несколько лет назад, в Краматорске, куда  Александр Николаевич приезжал  читать  лекции.

На первой же встрече услышанное нашло в моей душе отклик, и я решила из любопытства  почитать его печатные труды. Помню, развернула книгу на первой попавшейся странице, прочла вопрос: «Что бы вы сделали, если бы в ваших руках оказалось сердце врага?» И я сразу подумала: «Изменила бы его, наполнив любовью». С этого, пожалуй, и началось моё  Ученичество. Мысль о любви к врагу была для меня на тот момент далеко не самой привычной и осознанной, но подумала я, почему-то, именно так. И я признала в  Александре Николаевиче Наставника, приняв  происшедшее как ответ Неба на мой вопрос. Безусловная Любовь. И великий труд на пути к ней.

Было нелегко пережить то особое чувство  соприкосновения с новым Знанием… Я  казалась себе  улиткой, вытащенной из раковины – обнажённой и беззащитной. Это сходило с меня всё  чуждое, наносное, что Гурджиев называл «ложной личностью». Я расставалась со старой кожей  и выращивала новую, была  как новорождённый младенец, которому  предстояло  окунуться  в  новый  для  него  мир.

Общение с Учителем открыло для меня и значение слова «демиург» — творец, созидатель. День за днём я открываю свои способности к творению, преображению окружающей действительности. Наш Центр Гражданских Инициатив «Звезда Крама» с его многообразной деятельностью, городской клуб «Русские шахматы», Областной Благотворительный Фонд «Русь», Областной Клуб Предпринимателей «Наше дело», Открытая Ассоциация психологов-практиков «ПреОбразование» — всё это результаты познания заложенных в нас  созидательных сил.

— Какими критериями можно определить истинность наставничества?

— Устремлённость к гармонии, конечно. Учитель всегда стремится к гармоничному сосуществованию всех и вся, к принципу взаимодополняемости. Он старается  сдружить, а не посеять рознь.

Что ещё? Обладание  Знанием  как  инструментом  созидания. Обладание  широкоформатным зрением.

И – безусловная любовь. Это одновременно и терпение, и прозорливость, и  великая простота, и способность к расширению личности, и умение ждать, не вмешиваясь без нужды в последовательный процесс развития  ученика. Безусловная любовь – это  талант вести, а не тащить на привязи, понукая  и покрикивая. Безусловная любовь  выращивает душу, как цветок, открывая  её космическую красоту.

5И сейчас я, пожалуй, вернусь  к самому  началу нашей беседы. Смысл  слова  «учитель»  нужно  познавать ещё в детстве. У меня самой  этого не получилось, но так  хочется, чтобы  получилось у других  детей! Духовное наставничество должно быть  основой  системы школьного образования. Именно духовная связь  учителя и ученика  –  залог  педагогического успеха, та  основа, которая становится  отправной точкой  личностного возрастания  ребёнка  в любом деле. Отсутствие  духовного  начала в педагогическом процессе  убивает в детях  мотивацию к  учению, приводит к эмоциональному выгоранию педагогов. Это  причина  краха  любых «инновационных»  методик, так как бездуховность искажает сущность образования  как  совместного  труда  наставника и ученика на пути личного становления, постижения правды и цели бытия.

                               Рассуждения Маргариты Серебрянской

                               записала  Яна  Андриенко

                                                                                     2015 г.


Добавить комментарий