Алишер Навои: «Я славлю жемчуг слова!..»

Январь 13, 2017 в Книги, Культура, просмотров: 764

Через три века после Низами Алишер Навои – выдающийся узбекский поэт, мыслитель и государственный деятель — первую из поэм своей «Пятерицы» («Хамсе») начал словами восхищения, адресованными великому предшественнику. Но, вступая в соревнования с Низами и другими знаменитыми на Востоке создателями поэтических циклов, Навои, следуя традиции «назире» (ответа, обращения к известному сюжету, написанному по-своему, по-иному), проявил огромную смелость. Поэт отказался от царившего в литературе фарси и обратился к родному, тюркскому (староузбекскому), языку. Подобно Данте, в «Божественной комедии» раскрывшему безграничные возможности «варварской», «простонародной» итальянской речи, эмир Алишер блистательно доказал богатство, тонкость, изящество языка тюркских народов.

«Писал я вдохновенно день за днём на милом сердцу языке родном», — с гордостью восклицал Навои, завершая свою знаменитую поэму «Фархад и Ширин». И эта любовь к родному языку нисколько не умаляла уважение поэта к другим народам. Он воспевал дружбу людей разных племён и стран, мечтал о прекращении распрей и войн, пытался служить добру и справедливости на посту визиря (министра) в Герате. Впрочем, и при дворе, и в годы опалы главное место в жизни Навои занимала поэзия.

К творчеству Навои восходит узбекская поэтическая традиция, его считают своим учителем и наставником основоположники казахской, азербайджанской, туркменской, татарской, каракалпакской и других тюркских литератур. В декабре 1941-го года мир отмечал его пятисотлетие. Немецкие войска уже подступали к Ленинграду, но в Эрмитаже состоялось заседание, посвящённое гению Алишера Навои. На улицах города рвались снаряды, а там, под сводами дворца, звучали бессмертные слова Навои о мире, радости жизни, торжестве человеческого разума.

«Я славлю жемчуг слова! Ведь оно жемчужницею сердца рождено!» — писал Навои, сравнивая поэмы с драгоценными ожерельями. Известно, что жемчуг, укрытый в ларце, тускнеет, умирает, если не касаются его человеческие руки. Но жемчужная поэзия Навои вот уже шестой век живёт – и сияет прежним блеском.

Подготовила Яна Андриенко


Добавить комментарий