20 июля – Международный день шахмат: широко известные шахматные партии в мировой живописи

Июль 12, 2023 в Культура, просмотров: 388

На протяжении столетий шахматы вдохновляли художников на сотворение шедевров живописи. На полотнах детально изображались партнёры за шахматной партией и отдельные элементы шахматного инвентаря. Сами шахматы рассматривались не столько в качестве настольной игры, сколько в качестве модели общественной иерархии и социальных процессов. Многие из живописцев, создававших картины с изображением шахматных партий, сами неплохо разбирались в шахматах, а некоторые даже были профессиональными шахматистами и использовали свои живописные произведения для популяризации этого вида интеллектуального досуга.

Полотна веками отражали различные этапы из истории шахмат: процесс изменения правил, характерный для разных эпох уровень мастерства, различные (в том числе и забытые) варианты шахматной игры, процесс восприятия шахмат людьми, представляющими высшие и средние социальные слои. Изменение внутреннего, духовного мира людей влияло на проблематику и художественные особенности воплощения данной темы, включая выбор жанра: натюрморт, портрет, историческая или мифологическая живопись. Своё влияние также оказывали уровень востребованности игры в шахматы в обществе, официальная позиция государственной власти и церкви по отношению к шахматам.

Изображение шахмат в живописи не раз становилось предметом анализа искусствоведов и историков шахмат. Так, например, альбом немецкого историка шахмат Герхарда Йостена «Шахматы в живописи», созданный в соавторстве с доктором искусствоведения Евой-Кристиной Рашке, содержит все известные на 2006-й год изображения от начала XV века до современности, относящиеся к шахматам (600 иллюстраций).

«Шахматисты» — всемирно известная картина немецкого художника-академиста Фридриха Августа Морица Ретча (1779–1857 гг.). Необычный сюжет картины до сих пор вызывает пристальный интерес искусствоведов, шахматистов, карикатуристов, богословских кругов, политически ангажированных средств массовой информации.

Художник писал в духе старой классической школы. Когда возник Кружок Назарейцев — или, официально, Союз Святого Луки, — Ретч выступил его идейным противником. Картина «Шахматисты», как и другие его работы, выдержана в строгом академическом стиле. Техника — масло по дереву. Приобретена королевой Испании Изабеллой Второй (1833–1904 гг.); позже находилась в коллекции некоего господина Шаппюи, а с 1898 года — в коллекции Е. Константина в Париже. Примечательно, что картина была выставлена на аукционе Кристис в октябре 1999 года (лот № 6) по цене 112 239 долларов; полотно продали некоему частному коллекционеру, после чего следы его затерялись.

Существуют многочисленные копии «Шахматистов», сделанные во второй половине XIX века. Также существует офорт, созданный художником в 1831 году в Лейпциге (издательство Ernst Fleischer). Название отпечатано на трёх европейских языках: «Die Schachspieler — Les joueurs d’échecs — The Chess Players». Наиболее известен отпечаток офорта, находящийся в коллекции музея Метрополитен в Нью-Йорке. Однако шахматный коллекционер Джон Крумиллер пишет об отпечатке 1837 года, сделанном в Бостоне, как о самом раннем. Название офорта здесь иное — «The Game of Life or The Chess-Players» («Игра на жизнь или Шахматисты»).

В 1829 году английский художник Теодор фон Холст (1810–1844 гг.) посетил Германию и в Дрездене познакомился с Морицем Ретчем. Существует мнение, что рисунок Холста к гравюре «Сатана играет с человеком на его душу» (издана она была только в 1847 году, уже после смерти художника) был создан раньше гравюры на этот же сюжет Морица Ретча. Однако Ретч впервые обратил внимание на упомянутый сюжет ещё в 1827 году, а тот факт, что художники встречались в Дрездене в 1829-м, даёт приоритет немецкому мастеру. Теодор фон Холст выставил несколько изображений с аналогичной темой в конце 1830 года; одно из них было показано на выставке Королевского Общества британских художников в 1838 году.

Мориц Ретч был очарован «Фаустом» Гёте, сделал множество иллюстраций к этой книге, но всё же, по мнению большинства искусствоведов, книга Гёте присутствует в сюжете «Шахматистов» только в скрытом виде, а не иллюстрируется напрямую. При всём при том, анализируя «Шахматистов» Ретча, греческий искусствовед Николас Сфикас пишет о Мефистофеле, играющем с Фаустом на его душу.

Шахматная доска помещается непосредственно на крышке богато украшенного саркофага, что не оставляет зрителю никаких сомнений в отношении этого поединка. Над саркофагом простирается свод, арка которого образована двумя ящерицами в форме монстров с деформированными головами, опирающимися в своём сползании с потолка по колоннам на когтистые лапы. Герои картины: Дьявол, юноша (противник в шахматной партии) и его Ангел-Хранитель. Трон-кресло Дьявола украшает зловещая голова рычащего льва, его лапа опирается на человеческий череп, намекая на вероятный результат партии. В головной убор Дьявола вдето криво стоящее перо из хвоста петуха.

Дьявол с древних времён является олицетворением хитрости и злобы. Шахматные фигуры сами по себе представляют борьбу Добра и Зла. Чёрный король, в мантии и шапке своего Хозяина, призывает фигуры к атаке. Неверие — фигура, непосредственно стоящая перед королём, попирает крест. Другие фигуры чёрных олицетворяют: Сладострастие (женщина с обнажённой грудью, в правой руке держащая кубок), Праздность (большая свинья); Гнев, Гордость (с павлиньим хвостом); Ложь (с головой, как у кошки; одна рука на груди, как заверение в искренности, в то время как другая скрывает кинжал за спиной); Алчность (и Зависть одновременно, сгорбленная и худая, грызущая свою собственную руку). Усиливает мрачность ситуации паук на переднем плане, карабкающийся на поверхность саркофага.

Среди фигур молодого человека: король в широком одеянии и с крыльями за плечами — символ бессмертия души. Ферзь — Религия — самый мощный из всех защитников: благородная, величественная женщина с крыльями Ангела. Одна её рука вытянута, словно предоставляя защиту, а другой рукой она держит крест — эмблему веры. Среди других фигур: Надежда, опирающаяся на якорь и с нетерпением наклонившаяся вперед, как будто в ожидании; Истина, держащая факел и щит, стоящая рядом с Надеждой; Мир, с пальмовой ветвью в руке; Смирение, погружённое в молитву; Невинность (обнажённый ребёнок, наивный и простодушный).

Современница художника, некая миссис Джеймисон, посетившая его студию в Дрездене в 1833 году, писала о фигуре Ангела-Хранителя на картине: «Он [художник] сказал, что его часто преследовали меланхолия и мрачные предчувствия... и он решил создать для себя Ангела, который будет улыбаться ему с небес».

Художественный критик в 1837 году так описывал картину:

«Падший ангел, который „был человекоубийца от начала“, облачён в мантию с широкими складками; одной рукой он поддерживает подбородок, словно задумавшись о продолжении партии, а в другой держит белую фигуру, только что снятую с доски, хитро поглядывая на своего противника. Молодой человек подпирает голову рукой, как бы опасаясь надвигающейся катастрофы и желая предотвратить её. Между этими двумя фигурами за столом стоит гений-хранитель, он тревожен из-за бедственного положения, в котором оказался юноша».

Существует известная легенда о знаменитом американском шахматисте Поле Морфи, который, рассматривая запечатлённую на полотне шахматную позицию, в течение короткого времени нашёл способ для молодого человека вырваться из ловушки противника.

Впервые анекдот о Поле Морфи появился в журнале Columbia Chess Chronicle, датированном 18 августа 1888 года (Том III, № 7–8) за инициалами «G. R. F.» (впоследствии выяснилось, что под ними скрывается некий Гилберт Р. Фрит). Местом действия публикация называет дом некоего респектабельного «Mr. H», датирует это событие временем, когда Морфи посетил город Ричмонд в штате Виргиния. Впоследствии выяснилось, что под гостеприимным Mr. H. скрывался преподобный Р. Р. Харрисон. В этом случае события могли происходить осенью 1861 года.

Изображение рассматривали всей компанией, когда Морфи был брошен вызов одним из гостей:

— Даже Вы, мистер Морфи, не сможете спасти эту партию!

Морфи ответил:

— Давайте расставим фигуры и попробуем!

Позиция была расставлена, присутствующие собрались вокруг Морфи. К изумлению окружающих, молодой человек был «спасён» благодаря мастерству Пола Морфи. Анекдот указывает (в отличие от многих современных версий), что для этого потребовался один чрезвычайно неожиданный ход.

Вскоре в Columbia Chess Chronicle появилось возражение, подписанное неким Дейтоном: автор утверждал, что в его коллекции также находится данный офорт. Он выражал сомнение по поводу рассказанной «G. R. F.» истории, так как его офорт не даёт достаточной информации о точном размещении фигур на шахматной доске.

Письмо Дейтона редактору привело к публикации небольшой статьи некоего «F. G. J.» на странице 93 номера от 15 сентября 1888 года Columbia Chess Chronicle. Автор её предполагал, что офорт, который принадлежит Дейтону, просто более низкого качества печати и поэтому не может показать шахматные фигуры так же ясно, как копия картины преподобного Харрисона. Номер за номером дискутировали противники и сторонники легенды. Присоединился к обсуждению и сам преподобный Р. Р. Харрисон, уточнивший, что события в его доме действительно происходили, но не в 1868 году (в ходе спора постоянно появлялась эта ошибочная дата события), а в 1861 году. Уточнил он, что рассматривалась именно литография (так он именовал офорт художника), а не репродукция картины Ретча. Он настаивал, что реконструкция позиции принадлежала ему самому, а Морфи только согласился с этой реконструкцией; исходя из неё, он играл против тех присутствующих, которые выразили желание продолжить партию за Дьявола.

Собственную попытку реконструировать позицию предпринял известный шахматный композитор Чарльз Гилберг в номере от 22 сентября 1888 года (Том III, № 12). Вскоре он был подвергнут резкой критике за чрезмерно свободное обращение с оригиналом — подлинным изображением позиции на картине и офорте. Другая попытка реконструкции принадлежит современному шахматисту-любителю и шахматному публицисту Михаэлю Гёллеру. По его мнению, партия должна была бы развиваться так:

Ф:d4+ Кd5; 2. Лh8+ Крd7 [2... Крe7! 3. Лh7+ Крd6 4. Лh6+ Kрe7! 5. Лh7+ Kрd6 6. Лh6+ и вечный шах]; 3. Сa4+ Кc6; 4. Лh7+ Kрc8; 5. Л:c7+ [5. С:c6 Л:h7 6. С:d5 Лh2+; 7. Kрd1 Сc7; 8. Сc6 Kрb8; 9. Фe3 Лg8; 10. Сd5 Лf8; 11. Сf7 и позиция неясна] 5... Kр: c7; 6. Фc4 Сf4+; 7. Kрe2 b5; 8. С:b5 Кc3+; 9. Ф:c3 Л:b5; 10. Ф:a3, ничья.

Существует значительное количество копий картины Морица Ретча, созданных во второй половине XIX века. На протяжении XIX века появились многочисленные гравюры, выполненные в различных техниках, детально копирующие этот офорт, но художник уже не имел к ним отношения. 6 мая 1837 года репродукция одной из версий офорта была напечатана в Saturday Magazine; в этой версии работа Ретча получила широкую известность в США.

Оригинальную версию картины представляет вариант с циферблатом часов, вмонтированным в верхнюю часть рамы, где доктор Фауст играет в шахматы на его душу с Мефистофелем. В этом варианте 1900 года глаза Мефистофеля приводятся в движение с помощью особого механизма. Эта картина находится в частной коллекции Томаса Томсена.

В середине XIX века, на пике своей карьеры в качестве скульптора, Энтони У. Джонс создал работу «Игра на жизнь», которая рассматривается критиками как его лучший бронзовый барельеф — скульптура молодого человека, играющего в шахматы с Дьяволом на свою душу, за которыми наблюдает грустный, но прекрасный Ангел. Этот барельеф основан на картине Фридриха Августа Морица Ретча.

Наиболее оригинальной версией данной картины является опубликованная в американском политическом журнале «Harpers Weekly» от 3 июня 1865 года карикатура. Называлась она «Шах и мат», имела подзаголовком «Слегка изменённая „Игра на жизнь“ Ретча». Подпись под карикатурой — «A. L. Carrol fecit». Оригинальность этого варианта состоит в параллели с кровавым конфликтом в истории Соединенных Штатов — Гражданской войной 1861-1865 гг. — между Севером и Югом. Справа изображён Дядя Сэм — персонифицированный образ Соединённых Штатов Америки, который играет белыми фигурами; слева — Дьявол, представляющий Джефферсона Дэвиса, главу мятежной Конфедерации. Рядом с ним британский Лев, символизирующий в данном случае симпатии Великобритании к Югу. Две ладьи Дэвиса, уже вышедшие из игры, изображены с развевающимися белыми флагами (знак капитуляции) и надписями «Саванна» и «Ричмонд» (где были одержаны победы армии США). Белый ферзь размахивает флагом освобождения, на котором нанесено название Федерального округа Колумбия. Белые пешки изображены как рядовые, идущие в атаку. Белые потеряли несколько фигур, три из них, голые и истощённые, находятся на краю стола, что указывает на безжалостность конфедератов к пленным.

У чёрных остаётся только один король (ему уже поставлен мат белым слоном, стоящим на g2), которому придано сходство с командующим армией Юга Робертом Эдвардом Ли. Среди белых фигур выделяются портретные изображения генерала Улисса Гранта, генералов Уильяма Шермана, Филиппа Шеридана. Дядя Сэм «спокоен, его лицо выражает триумф», а Дэвис потрясён, растерян и кусает пальцы. Ангел в этом варианте является олицетворением Свободы, на его голове — фригийский колпак, ставший символом Великой французской революции.

Источники:

https://www.wikiwand.com/ru/%D0%A8%D0%B0%D1%85%D0%BC%D0%B0%D1%82%D1%8B_%D0%B2_%D0%B6%D0%B8%D0%B2%D0%BE%D0%BF%D0%B8%D1%81%D0%B8

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A8%D0%B0%D1%85%D0%BC%D0%B0%D1%82%D0%B8%D1%81%D1%82%D1%8B_%28%D0%BA%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B0_%D0%A0%D0%B5%D1%82%D1%87%D0%B0%29


Добавить комментарий