Учителя: стремительный бег в будущее

Июнь 24, 2016 в Краматорск интеллектуальный, Родной город, Культура, просмотров: 877

« — У нас, — сказала Алиса, с трудом переводя дух, — когда долго бежишь со всех ног, непременно попадёшь в другое место.

— Какая медлительная страна! — сказала Королева. — Ну, а здесь, знаешь ли, приходится бежать со всех ног, только чтобы остаться на том же месте! Если же хочешь попасть в другое место, тогда нужно бежать по меньшей мере вдвое быстрее!..» (Льюис Кэрролл, «Алиса в Зазеркалье»)

Кажется, это об учителях! Это им приходится ежедневно мчаться со всех ног, чтобы только остаться в том же отрезке времени и пространства, не скатившись в глазах учеников во «вчерашний день» или даже «прошлый век». Они стараются не утратить ни крупицы уже накопленных знаний, следят за новинками в исследованиях, рассуждают о случайностях и закономерностях развития своего предмета, превращают хаос первичных размышлений в логичный и стройный мир воспитанной мысли, иногда двигаются на ощупь, почти вслепую, иногда совершают прыжок в киберпространство учебного процесса — и бегут, бегут дальше со всех ног, вдвое быстрее, чтобы не упустить то, к чему уже пришли, и понять, каким путём бежать дальше…

Им надо мчаться быстро, очень быстро, чтобы вместе с учениками попасть в будущее или даже обогнать его. «Интеллектуальный прогресс» — два этих слова не дают учителям спокойно спать.

… Но прежде чем помчаться вперёд, поспевая за остальным миром в день завтрашний, нужно с самого начала быть уверенным в правильном выборе дороги. Иначе побежишь на короткую дистанцию — или по замкнутому кругу.

Учитель физики краматорской общеобразовательной школы № 12 Ирина Храменко с детского сада говорила всем, что будет учителем. В начальных классах школы точно решила стать учителем математики. Родители были против: мама советовала Ире пойти учиться по сельскохозяйственному профилю, отец предлагал поступать в авиационный институт. Однако в семье двоюродного деда по отцовской линии все взрослые работали учителями… Профессия передалась Ирине по наследству, так уж было определено самой судьбой. И мама, в конце концов, сказала: «Если ты станешь плохим учителем, я выведу тебя из школы за руку и никогда не позволю больше туда войти!»

Родилась Ирина Храменко(в девичестве Рычкова) в городе Чусовой Пермской области, но по-настоящему родным стал для неё Краматорск, куда она переехала вместе с родителями в возрасте двух лет. Эти края близки её семье: мама родом из Дебальцево, в далёкий северный Чусовой её отправили по распределению по окончании харьковского инженерно-экономического института. Работала там освобождённым комсоргом на металлургическом заводе, вышла замуж за местного парня, электромонтажника с того же предприятия, вскоре родилась дочь. Но задержаться надолго не удалось — не подошёл суровый климат. Так что с 1960-го года семья Рычковых пустила корни в Краматорске.

Галина Ивановна и Геннадий Иванович работали вначале на предприятии «НИИПТмаш», позже устроились на НКМЗ, а Ирина начала учиться в ОШ № 12. По окончании школы поступила в Славянский государственный педагогический институт (физмат, отделение математики и физики). После института вернулась в свою родную двенадцатую школу, сразу получив классное руководство. Кстати, у тех самых ребят, которые до этого несколько лет знали её в качестве вожатой и привыкли называть Ирой. Пришлось перестраиваться на Ирину Геннадьевну! И начался стремительный бег учителя физики Ирины Храменко по бесконечной дороге педагога, иногда даже против всяких физических законов!… В 2016-м году исполняется ровно 50-т лет с тех пор, как она связала свою жизнь с ОШ № 12, назвав школу «вторым домом». За годы работы выпустила в большой мир 6-ть классов, сейчас готовится к выпуску по счёту седьмой. Отношения с учениками всегда были дружеские, о чём говорит тот немаловажный факт, что у Ирины Храменко нет прозвища: за глаза школьники называют её просто по имени. Бывшие ученики не забывают, звонят спросить, как дела, приходят в гости, поздравляют с днём рождения.

Она рада, когда в доме многолюдно, когда звучит детский смех. Её ближайшее семейное окружение — муж Анатолий, сын Михаил, невестка Яна и внук Владик, но ученики — тоже родной, почти семейный круг.Ирина Храменко не посрамила мать, обещавшую, в случае педагогического фиаско, вывести дочь из школы за руку: ОШ № 12 получила в её лице талантливую наставницу, полвека открывающую детям секреты физики. «Женщина-физик — ещё не физик, но уже не женщина» — забавная расхожая шутка с долей истины: у Ирины Геннадьевны, безусловно, мужской склад характера, развитое логическое мышление. Её также отличает мужская настойчивость, целеустремлённость, упорство, определённая суровость в отношениях с окружающими. Она вспоминает, как в детстве отец учил её паять, как они вместе ремонтировали телевизор и приёмник, и как ей нравились эти не совсем девчоночьи занятия. А позже, окончив институт, Ирина уже позволяла себе спорить с отцом-электротехником, будет ли схема работать или не будет!

Её «настольные» книги — «Занимательная физика» Якова Перельмана, «Биофизика на уроках физики» Ц. Каца, «Элементарная физика» Григория Ландсберга, «Физика в живой природе» Викентия Варикаша, «Качественные задачи по физике» Михаила Тульчинского. Рядом — стопка любимых детективов для часов досуга.При условии работы в две смены, за один день она может провести в разных классах 12-ть уроков; среднее количество уроков физики за год — около 600-т! И это, пожалуй, не предел. «Труд, труд и ещё раз труд!» — повторяет она на занятиях. — Учитесь, не ленитесь, добивайтесь дружбы с наукой!«Ирина Храменко учит детей смотреть на мир заинтересованными глазами, с лёгкостью объяснять окружающие их явления природы. Никогда не репетирует «по нотам» свои открытые уроки: «Комиссия пришла и ушла, а детям я смотрю в глаза каждый день и не хочу терять свой авторитет!» С ней они не засыпают над тетрадками и учебниками, а, помимо теории, занимаются интересной практикой: в качестве опыта считают вручную капли, на которые рассыпается мыльный пузырь, кипятят воду в бумажном стаканчике (каким-то образом он не загорается!), воспламеняют смоченные эфиром кусочки ваты, выдувают мыльные пузыри в мыльных пузырях (очень тонкое дело, из которого можно устроить соревнование!)Ученики Храменко могут растолковать с позиции физиков строчку из любой песни. Не верите? Ну, вот, например: «Взвейтесь кострами, синие ночи«.Слово «взвейтесь» означает разновидность теплопередачи, «кострами» — источник тепла, «синие» — один из семи цветов, из которых состоит белый свет, «ночи» — промежуток времени между двумя положениями Солнца по отношению к Земле.К слову, школьники никогда не торопятся дать ответ на вопрос, привыкнув предварительно «оценивать его на глупость». Так учит их Ирина Храменко, перенявшая этот полезный навык от известного краматорского учителя физики Валентина Михайловича Шеймана.

Какие капли тяжелее — холодные или горячие? Почему вода вытекает из самовара вначале быстро, а потом всё медленнее и медленнее? Когда лучше положить в чашку сахар, чтобы чай быстрее остыл, — сразу или через некоторое время? Из какой посуды лучше пить чай — из фарфоровой чашки или алюминиевой кружки?.. Ответы на все эти вопросы ученики Ирины Храменко узнают во время маленьких, «домашних» посиделок под названием «Физики за чашкой чая». Они проходят прямо на уроках, в непринуждённой дружеской обстановке. А ещё здесь проводятся оригинальные ярмарки-аукционы, главной денежной единицей на которых служат знания по физике: чтобы получить плитку шоколада, леденцы, карандаш, резинку или пакет йогурта, нужно максимально подробно описать физические свойства этого предмета. Ради практики школьники описывают в подобном ключе полотна известных художников, отыскивая в них детали, так или иначе связанные с физическими законами.

Давно уже опровергнуто бытовавшее всюду мнение, будто физик — «сухарь» без человеческих эмоций и чувства юмора. Для учеников Храменко великие умы, портреты которых печатаются в учебниках, — живые люди, чьи афоризмы и шутки живут в столетиях. «Физики умеют шутить» — так называется школьный первоапрельский вечер, давно уже ставший доброй традицией. Его проводят в формате КВН — и для учеников, и для учителей. Мероприятие пользуется успехом, там всегда весело и интересно. Вы знаете, например, какой занимательный диалог состоялся в своё время в письмах между немецким физиком Вильгельмом Рентгеном и одной дамой? Дама, желавшая исследовать свою грудную клетку, написала: «В настоящий момент я не могу приехать к Вам, так что не могли бы Вы прислать мне рентгеновские лучи по почте?» На что учёный с юмором ответил: «В настоящий момент рентгеновских лучей нет в наличии, но они непременно появятся в ближайшем будущем, так что не могли бы Вы прислать мне по почте свою грудную клетку?»

С 2010-го года краматорские школьники под руководством Ирины Храменко начали принимать участие в областном этапе Всеукраинского физического турнира юных физиков. По правилам, в составе сборной выступает пять учеников 10-11-х классов — наиболее способные, перспективные для науки. Четыре года подряд краматорцы занимали первое место в областном этапе турнира (2010, 2011, 2012, 2013 гг.). А в 2013-м году наши ребята ещё и завоевали «бронзу» в финальном этапе, проводившемся в Ивано-Франковске среди трёх десятков команд из разных областей Украины.

Всё это стало предпосылкой к признанию учителя физики Ирины Храменко— учителя высшей категории, учителя-методиста, лауреата ежегодного городского конкурса «Классный руководитель-2000», Отличника образования Украины — лауреатом Премии Общественного признания «Родной город-2013», учреждённой Общественным Союзом «Совесть» и городским клубом «Краевед». Конечно же, «почивать на лаврах» не в характере Ирины Геннадьевны. Время не стоит на месте: в связи со скоростным развитием науки повышаются требования к уровню знаний учеников и педагогов, к широте их кругозора. Например, те задачи, которые ещё 20-ть лет назад включались в программу городской олимпиады по предмету, теперь решаются в ходе обычной плановой контрольной работы. В наше время организовывается больше турниров, воспитывающих в школьниках не только стремление к познанию, но и соревновательный дух. На уроках физики современные дети гораздо больше говорят, развивая свои способности к рассуждению и оппонированию — важнейшие качества будущих людей науки. «Труд, труд и ещё раз труд» — неизменный жизненный девиз Ирины Храменко. Она мчится дальше с удвоенной скоростью, чтобы вместе с учениками попасть в новые сферы науки, определяющие наш общий завтрашний день.В рамках подготовки к участию в олимпиадах и турнирах для юных физиков, с наиболее способными учениками она занимается решением задач повышенной сложности. На этих внеклассных занятиях дети дополнительно развивают своё логическое мышление, учатся делать своими руками приборы для опытов, самостоятельно подбирать и рецензировать задачи. В результате — призовые места, занятые краматорскими школьниками на областных и всеукраинских интеллектуальных состязаниях.

Но школа — это не только бесконечный путь, покой в котором только снится. Это ещё и своеобразное зеркало, уникальный инструмент для исследования самого себя. Научившись им пользоваться, можно, подобно кэрролловской Алисе, увидеть себя с новой, подчас неожиданной стороны.

Спонтанное блиц-интервью Ирины Храменко перед школьным зеркалом:

— Что я делаю в школе?

— Даю детям знания.

— Почему я здесь уже 50-т лет?

— Моя работа необходима, я получаю от неё настоящее моральное удовлетворение.

— Кто для меня мои ученики?

— Люди, благодаря которым я постоянно иду вперёд, развиваюсь, совершенствуюсь.

— У меня есть «любимчики»?

— Нет!

— На что я готова ради успехов моих учеников?

— На всё, что только для этого потребуется. Если, конечно, не придётся вступать в противоречие с законом!

— Какой видят меня мои ученики?

— Строгой.

— Какой видят меня мои коллеги-учителя?

— Принципиальной. Всегда готовой прийти на помощь. Иногда мне даже советуют не слишком стараться быть «солнышком», потому что «всех не обогреешь».

— Нравлюсь ли я себе в качестве учителя физики?

— Не всегда. Наставничество — нелёгкое дело. Иногда бывают сложности психологического характера в общении с учениками и их родителями. В некоторых эпизодах сложно себе нравиться.

— Трудно ли мне вставать по утрам на работу?

— Нет. По натуре я «жаворонок», всегда была лёгкой на подъём.

— Мои самые характерные черты?

— Отзывчивость. Доброта. Эмоциональность.

— Моё любимое слово?

— Молодец!

— Какое слово я не люблю?

— Два слова: не сделал.

— Что меня заводит?

— Конечно, успехи учеников.

— Что меня раздражает больше всего?

— Нежелание взрослых и подрастающих людей учиться.

— Мой любимый звук?

— Пение соловья.

— Какой звук я ненавижу?

— Жужжание комара!

— Моё любимое ругательство?

— Толстолобики!

— Какое ругательство для меня лично наиболее обидно?

— Наверное, овца или курица. Это самые тупые животные на свете.

— Какую ещё профессию я могла бы выбрать при возможных жизненных обстоятельствах?

— Могла бы стать врачом-педиатром.

— Какую профессию я не выбрала бы никогда?

— Профессию инженера.

— Что я охотнее всего написала бы на заборе?

— МИР!

— Моя привычная мысль о самой себе?

— «Опять не успела!..»

— О чём я обычно прошу, когда молюсь?

— Чтобы все родные и близкие люди были здоровы и жили в мире.

— Если бы рай действительно существовал, что сказал бы Господь Бог, встречая меня у ворот?

— «Всё-таки, мало ты сделала на этой земле!»

В школьном кабинете физики, где в учебное время всегда можно найти Ирину Геннадьевну, на стене висят портреты Эрнеста Резерфорда, Альберта Эйнштейна, Исаака Ньютона и Александра Попова. Разумеется, это далеко не все выдающиеся личности, авторитету которых отдаёт должное Ирина Храменко. Она изучает их научное наследие, разбирается в нюансах биографий и, бывает, ведёт с ними мысленный разговор. Оппонирование — важнейшее качество, которым обязан владеть человек, занимающийся наукой. Она развивает и свой собственный навык оппонирования, и в обязательном порядке учит этому молодое поколение.

— «Конечная цель физики — описать Вселенную одним-единственным уравнением, которое могло бы уместиться на майке» (Леон Макс Ледерман)

— Надо понимать, что открытие мюонного нейтрино — это личный путь Леона Ледермана к описанию Вселенной одним уравнением?.. Прошу меня простить, но я не согласна. Не воспринимаю это даже в качестве шутки. Дело в том, что Вселенная состоит из различных по своей природе явлений. Как же можно соединить, к примеру,звуковое с тепловым и электрическим? Конечно, все эти явления между собой связаны, они взаимодействуют, но слить их в одно-единственное уравнение, думаю, невозможно. Это всё равно, что литератору попробовать передать суть Вселенной в одной фразе, художнику — в одном взмахе кисти, или музыканту —одним аккордом. Если однажды кому-то, всё-таки, удастся вывести подобное уравнение, это будет означать, что физика, как наука, обеднела, да и Вселенная наша играет всего-то двумя-тремя красками. Верить в такое не хочется. Вселенная огромна, богата, непостижима. И физика — наука многогранная, богатая, предоставляющая вечное поле для интеллектуальной деятельности.

— «В физике больше нельзя открыть ничего нового. Дальше просто будет расти точность измерений» (лорд Кельвин)

— Ну как же так, лорд Кельвин? Отчего Вы вдруг пришли к такой упадочнической мысли? Даже странно слышать такое от человека, выступавшего критиком теории эволюции Дарвина. Если в физике больше нельзя открыть ничего нового, значит, и во всём нашем мире больше нельзя открыть ничего нового. Неужели мы всё уже узнали, всё исчерпали? А как же научное горение, дерзание, вызов?Нет, не могу с Вами согласиться. В ХХI веке прогресс науки — налицо. Мне просто становится страшно от того количества нового, которое открывается учёными-физиками каждый год. Да и не только физиками. Каждая наука, всё-таки, тесно связана с целым рядом других наук. И мне страшно на закате моих дней прийти к мысли, что я так и не успела ничего толком узнать.А Вы говорите: «Точность измерений!..»

— «Тот, кого не потрясает квантовая теория, просто её не понял» (Нильс Бор)

— Знаю, что она потрясает даже тех, кто и близко не подходил к её изучению!.. Открыла для себя квантовую теорию в 16-ть лет. Вникаю по сей день. Это маргинальное направление науки не может не потрясать! Не может не потрясать квантовая теория света, поля, сознания, гравитации, теплоёмкости, струн, в конце концов! А больше всего меня потрясает неизведанная природа человека: как из невидимых частиц рождается человеческое существо — со всеми своими вкусами, пристрастиями, склонностями?!.. Да ещё и похожее на родителей вплоть до взгляда и жеста?..

— «В физике истина редко бывает кристально ясной, и то же всегда верно в отношении человеческих дел. Словом, всё, что не окутано сомнениями, не может быть истиной» (Ричард Фейнман)

— Конечно! Если переведём это высказывание в область эксперимента, сразу получим доказательство: результат эксперимента всегда зависит от целого ряда условий. И от давления, и от температуры, и от степени концентрации экспериментатора, и даже от того, вымыл ли руки тот мальчишка, который держит колбу. Слишком много факторов должно сойтись, чтобы опыт удался. Не может быть кристально ясно, что именно мы получим в результате работы. В человеческих отношениях — то же самое. Если у человека нет никаких сомнений, значит, он ко всему равнодушен, инертен, ни в чём не желает разбираться, не хочет трудиться ни умом, ни сердцем.В общем, всё бывает кристально ясно только одноклеточным организмам.Многоклеточные, как правило, нуждаются в богатой пище.

— «Я надеюсь, что кто-нибудь объяснит мне квантовую физику, пока я жив. А после смерти, надеюсь, Господь Бог объяснит мне, что такое турбулентность» (Вернар Гейзенберг)

— Если один из создателей квантовой механики просит растолковать ему квантовую физику, что же тогда остаётся простым смертным… А если серьёзно, сколько будет существовать мир, столько будет идти процесс человеческого познания, столько он будет расширяться и углубляться. Это верно и в отношении квантовой физики, и отдельно взятого явления турбулентности. Их изучают всё с новых и новых сторон. Возможно, через каких-нибудь 20-ть лет учёные поймут, что до сих пор вообще ничего не знали ни о турбулентности, ни о квантовой физике. А лет через сто уровень знаний может подняться так высоко, что нынешние учёные покажутся школьниками. Азы любого физического явления можно усвоить за пару уроков в 9-м классе, но углублять свои знания можно всю последующую жизнь.

— «Учёный-физик — тоже человек. Он не сверяется с законами тяготения, отправляясь на прогулку» (Эдвард Вестон)

— Физик всегда учитывает законы природы. И на прогулке, и особенно в походе. Физик всегда точно рассчитает, какую обувь лучше надеть, что удобнее взять — сумку или рюкзак, и как оптимально подобрать багаж. Погодные условия тоже будут учтены — и сила ветра, и атмосферное давление, и температура. Думаю, это вполне по-человечески!

— «Математик может говорить всё, что взбредёт ему в голову, но физик обязан сохранять хотя бы крупицу здравого смысла» (Уиллард Гиббс)

— Есть такая поговорка: «Математика — царица всех наук, но служанка физики!» Да не обидятся математики! Я, кстати, и сама преподаю этот предмет.

— «Выше головы не прыгнешь? Чушь! Человек может всё!» (Никола Тесла)

— Да! И физика это доказывает! Человеческий организм до сих пор до конца не изучен, в экстремальной ситуации он способен на настоящие чудеса. Скажу о себе: у меня есть дар предвидения. Я не могу его объяснить, не знаю, от чего зависят его проявления. Однако эта способность у меня есть. Иногда она позволяет мне «прыгать выше головы». Бывает, что я не могу решить задачу на уроке, но с лёгкостью решаю её во сне — вскакиваю среди ночи и записываю решение.На физических турнирах мы с ребятами, случается, не спим ночи напролёт — и завоёвываем призовые места. «Прыгнуть выше головы» нередко помогает такое не вполне научное явление, как товарищество, командный дух. У человека могут открыться просто небывалые способности.

— «Все науки делятся на физику и собирание марок» (Эрнест Резерфорд)

— Я не стала бы так категорично разделять, но в целом высказывание верно. Законы физики действуют всегда и везде, так или иначе используются практически во всех отраслях науки, лежат в фундаменте большинства ключевых открытий. Остаётся запечатлевать их на марках и собирать коллекцию!

— «О, физика, спаси меня от метафизики!» (Исаак Ньютон)

— Вечное противостояние материализма и идеализма… Как физик, присоединилась бы! Законы физики проясняют и объясняют все явления природы, делают ясными и понятными условия существования человека в окружающем его мире. А метафизика, по мнению того же Ньютона, туманит сознание и смущает дух.Есть у философии такая особенность, уж не отнимешь. Посмотрите, какие вопросы задают метафизики: что есть причина причин? Каковы истоки истоков? Каковы начала начал?Что есть «непосредственное», «наличное»? Где эти начала располагаются? Отчего они не усматриваются «просто», что мешает — и мешает ли им вообще что-то — быть видимыми «непосредственно», без дополнительных «операций«?Каковы требования к «операциям», исполнение которых могло бы гарантировать получение достоверных ответов на эти вопросы? Кто или что вообще ставит эти вопросы (почему эти вопросы вообще существуют?)

Да у любого физика голова кругом пойдёт! «Каковы начала начал?» Нам бы тут с турбулентностью разобраться, поглубже изучить квантовую механику, а не исследовать первоначальную природу реальности, мира и бытия как такового. Эти исследования весьма и весьма условны. Слишком велико поле для домыслов. А учёным, с их практическим умом, недосуг доискиваться начал всего сущего.

Может быть, именно метафизики, в конце концов, и опишут Вселенную одним-единственным уравнением.

— «Физик — это человек, который в чём-то почти уверен» (Жюль Ренар)

— Безусловно! Быть абсолютно уверенным в каком-либо знании — невозможно. По крайней мере, если речь идёт об учёном. Учёный всегда сомневается, постоянно совершенствует свои познания, развивается. Я вот, например, никогда не стыжусь признать, что чего-то не знаю. Всегда честно говорю своим ученикам: не уверена, поищу ответ, поговорим об этом позже. Никогда не следует торопиться с конечным выводом, если ты связан с наукой.

— «Мы, физики-теоретики, единственные поверенные Господа Бога, и только нам он открывает свои тайны» (Лев Ландау)

— Думаю, несколько самоуверенное высказывание. Если уж на то пошло, у Господа Бога нет любимчиков, перед ним все равны. И мы все вместе делаем тут, на Земле, нашу большую, многогранную работу. Здесь всё взаимосвязано. Наука не существует в чистом виде, без влияния искусства и религии, затрагивающих сферу тонких духовных переживаний. Как говорил Лев Толстой: «Допускать, что жизнь управляется одним лишь разумом — значит, отрицать саму возможность существования жизни на земле».

— «В этом мире нет ничего, чего стоило бы бояться. Есть только то, что нужно понять» (Мария Склодовская-Кюри)

— Страх, как правило, следствие невежества. Почти всё, что происходит вокруг нас, объясняется законами физики, их-то и нужно научиться понимать. С этими знаниями станет, по меньшей мере, интереснее жить. Конечно, постигать науку непросто. А никто и не говорил, что жить будет легко! Нужно только взять себя в руки, не паниковать, запастись терпением — и работать над воспитанием своего интеллекта!

« — А, может, здесь и нет никакой морали, — заметила Алиса.

— Как это нет! — возразила Герцогиня. — Во всём есть своя мораль. Нужно только уметь её найти!..» (Льюис Кэрролл, «Алиса в Зазеркалье»)

Подготовила Яна Андриенко

2016 г.


Добавить комментарий