С чего начинается родной город?

Декабрь 14, 2015 в Маргарита Серебрянская, Родной город, Мысли вслух, просмотров: 1225

Птиц несёт попутный ветер,

Степь зовёт живой травой,

Хорошо, что есть на свете

Это счастье – путь домой!

 

Бывает, что сердце  угадывает  путь  вернее  любого  компаса, и сквозь бурю и  шторм  на  морях  и океанах, через горные  перевалы  и  тайгу  человек, словно  птица,  возвращается  к родным берегам.

 

2Маргарита Серебрянская, президент ЦГИ «Звезда Крама»:

— Я родилась в Краматорске, это мой родной город. Хорошо помню, как в детстве начинала с ним знакомиться. Детьми мы познаём свой город «ручками и ножками»: мама водит нас в детский сад, на прогулки, иногда берёт с собой на работу, возит в трамваях и троллейбусах, а мы ко всему приглядываемся, всё хотим потрогать руками, любую дорожку и лестницу  измерить собственными шагами. А город такой огромный, просто необъятный! Он высится над нами, как сказочный великан, разве можно измерить его в длину или в ширину?!.. Здесь погладишь ладошкой ствол тополя, там засмотришься на фонтан, на красивую клумбу или на голубей, пролетающих над прекрасным белым дворцом на главной  площади — и, кажется, часами живёшь этими, в сущности, крошечными ощущениями, они безграничны и захватывают тебя целиком! Каждое новое впечатление как целая жизнь, а за ней другая, и ещё, и ещё… В детстве всё кажется волшебно большим, потому что сами-то мы маленькие, смотрим вокруг с детским восхищением и уверены, что у родного города нет границ.

Потом школа. Больше самостоятельности, больше возможностей познавать город. Растёт и понимание «большого»: мы изучаем родной город уже не только в длину и в ширину, но и вглубь, мы уже замечаем, чем наш город наполнен, как он построен, чем живёт. Нам, здешним, становится понятно, что Краматорск – город машиностроителей, что сердце его бьётся в заводских цехах, что люди из окрестных посёлков ездят на работу, в основном, на заводы, и что заводские трубы – это часть «нашего» пейзажа. Зная, что нескольким  крупным   машиностроительным предприятиям  должна соответствовать  и общая территория города, я всей душой устремилась к изучению городских районов. Школьницей  я со своими друзьями избегала Краматорск вдоль и поперёк, исходила пешком все улицы, в охотку добиралась до  Абазовки, Маячки.

Когда я занималась в театральном кружке Дворца  культуры и техники НКМЗ, мы там тоже излазили сверху  донизу все этажи, знали все коридоры, все входы и выходы — и за кулисами, и под сценой. Мы изучали, как следопыты, изучали до страсти, до самозабвения. Бегали в район аэропорта, добирались даже до кладбища. Мы не брали друг друга на «слабо», в нас действительно огнём горело: «Хочу всё знать!»

В 15 лет  я почувствовала себя перелётной птицей: пришлось отправиться  из Краматорска  в посёлок Новый Свет Старобешевского района, получать рабочую специальность в  профессионально-техническом училище. Для меня это была настоящая разлука, а не лёгкий переезд на другое место, когда   человеком  движет  чистый интерес. Потом  я попала  в  далёкие северные края, в город Стрежевой  Томской области. Это был город нефтяников, небольшой, всего около 35-ти тысяч населения. Я жила там 13 лет, много училась и очень много работала, получила квартиру. Помню, купила там себе отличный магнитофон «Олимп 001», колонки мощностью в 150 Вт (никогда не  экономила на хорошем звуке), и  часто слушала песню  группы «Земляне» о  пути  домой. Помните:

«Птицы вечером весенним

К нам летят издалека,

Их любуясь отраженьем,

Стала зеркалом река.

Птиц несёт попутный ветер,

Степь зовёт живой травой,

Хорошо, что есть на свете

Это счастье – путь домой».

Помню, писала помадой на зеркале: ПУТЬ ДОМОЙ.  Открывшийся мне северный  край – это прекрасно, но есть ПУТЬ ДОМОЙ… К родному дому моё сердце было  привязано не ниточкой, а целым якорным канатом. Домой всегда хотелось просто до боли, хотя я и успела пустить корни в Стрежевом, создать там свой круг общения, и отчасти воспринимала этот город тоже как дом. Когда в конце отпуска уезжала из Краматорска обратно в Стрежевой,  каждый раз долго плакала в купе. На перроне изо всех сил держалась, чтобы мои слёзы не увидели брат с женой, но уж в купе, когда поезд трогался, давала себе волю! Путь в Стрежевой занимал 3 дня, и за это время я, конечно, успевала внутренне перестроиться, перейти на мою «северную волну». Но Краматорск, город детства, город моей мамы, оставался в глубине сердца, где  мы  храним всё самое-самое дорогое и настоящее.

Пришло время, когда я поняла, что мои  крылья вот-вот расправятся, ловя попутный ветер:

…Словно устали не знают,

 сколько радости в груди,

впереди страна родная,

а чужбина – позади!

Скоро их озёра встретят

и подарят им покой.

Хорошо, что есть на свете

Это счастье – путь домой!

Домой! Я поблагодарила Стрежевой за большую жизненную школу, за бесценные  житейские уроки, и взяла курс на Краматорск. Уезжала 15-летней девочкой, а из Стрежевого вернулась уже взрослой женщиной, с двумя детьми. Прошло почти 20 лет. Я стала другой, другим стал и мой город… Он тоже  как будто вырос, повзрослел. Два каштана в моём старом дворе, которые сажала моя мама, стали огромными, выросли и знакомые серебристые тополя, превратились из тоненьких подростков в зрелые, высокие  деревья. Не изменились, наверное, только центральная площадь и ДК и Т  НКМЗ.

Я бродила по родным местам, приглядывалась, прислушивалась, пыталась угадать свою прошлую жизнь. Здесь ведь прошло всё моё детство, годы отрочества. И никак не могла я встать лицом к лицу с тем, с детства памятным Краматорском… Всё переменилось, стало невозвратно другим. Какими-то иными стали люди. Они казались мне более закрытыми, отстранёнными. От этого мне было, прямо скажу, больно. И я решила, твёрдо решила остаться здесь. Мне нужно было научиться понимать мой город, чтобы, по мере сил и возможностей, поддержать его в пока ещё неясных трудностях. Мои друзья из Стрежевого вообще не понимали, зачем я уезжаю из нажитого благополучия в какой-то  полунищий Краматорск. Но я заявила: «Еду поднимать Украину», — и всё.

Начался новый этап врастания корнями в свою родную землю. Надо было становиться на ноги, укреплять под собой почву, закладывать фундамент какого-нибудь надёжного предпринимательского дела. Большинство людей в мире мечтает о том, чтобы помогать детям-сиротам, больным, одиноким старикам, не имеющим средств к существованию. Но если человек сам едва сводит концы с концами, то от его благих порывов останутся одни  разочарования и печаль. Только прибыльный бизнес, хорошая финансовая платформа открывают простор для добрых дел. Так что прибыль в моём понимании выросла в категорию социальную, нравственную. Я поняла, что, чем она значительнее, тем большее число нуждающихся ощутит мою поддержку. Серьёзный бизнес позволит мне поддержать и облагородить жизнь отдельных моих земляков и всего города в целом. И я  «засучила рукава». Так пошла моя новая старая жизнь в Краматорске.

Вот и  сложился ответ на вопрос, с чего начинается родной город. Он начинается с твоего вклада в его жизнь. Он начинается, когда ты вдруг ясно осознаёшь, что не можешь быть ему обузой, а хочешь стать опорой и деятельным помощником. И тогда ощущается взаимное проникновение: твой город проникает в твои поры, а ты начинаешь дышать им, дышать глубоко, по-настоящему. Ты начинаешь работать для своего города, от малого к большому: сначала разбиваешь клумбу под своим окном, потом окапываешь и белишь деревья во всём дворе, а потом строишь спортивные и детские  площадки… Радиус твоих действий постепенно увеличивается, меняется соотношение времени и сил, затрачиваемых на себя лично и на жизнь города: это уже не 90/10, а 10/90. И происходит это само собой, даже незаметно для тебя самого. А тебе хочется делать больше и больше, и ты уже не ждёшь почестей за твой труд, а просто живёшь для своего родного города.

Да, родной город начинается для тебя только тогда, когда ты понимаешь, что живёшь не в нём, а для него!

Снова птиц усталых встретил

И приветил край родной.

Хорошо, что есть на свете

Это счастье – путь домой!


Добавить комментарий