«Помни, Иван, что роду ты от отца-матери казацкого, запорожского, а казаку честь дороже матери, дороже отца родного. Запомни: продашь честь — не сын ты мне!..»

Май 24, 2024 в Культура, просмотров: 109

8 августа 1949 года в городе Ейске Краснодарского края скончался от инфаркта Иван Максимович Поддубный — Иван Железный, один из самых популярных борцов Европы, первый шестикратный Чемпион мира по греко-римской борьбе, известный артист цирка, живая легенда мирового спорта.

В последние годы 78-летнего больного дедушку Ваню, который из-за перелома шейки бедра почти не поднимался с постели и временами даже голодал, сердобольные соседи по очереди проведывали и старались незаметно оставить ему что-нибудь из еды. В незаконченном письме Клименту Ворошилову Иван Максимович писал: «Климент Ефремович! Мне 78 лет. Вспомните мои заслуги перед страной и советской властью. Вы сами называли меня национальным героем, а теперь забыли. Прошу одного: прикрепите меня к столовой воинской части, чтобы я хоть иногда ел горячее...»

... Старожилы помнят, что у Поддубного оставался единственный, латаный-перелатаный пиджак, одна старая рубашка и одни брюки. Чтобы с честью проводить его в последний путь, ближайшие соседи собирали для него по домам подходящую одежду. Гроб Ивана Максимовича установили в здании местной ДЮСШ № 1, а после гражданской панихиды покойного предали земле не на городском кладбище, а в Ейском Загородном парке. Там до сих пор располагались лишь могилы военных лётчиков, погибших в небе над городом во время Второй мировой войны. Местные власти распорядились обнести захоронение Поддубного простой оградой, а на небольшой, скромной дощечке написать суриком: «Иван Поддубный». Без указания уникальных спортивных титулов и регалий...

Под осенними дождями и снегом невысокий могильный холм, без присмотра и ухода, быстро стаял до уровня земли. На месте захоронения разрослась трава, беспечно пасся местный скот.

Но однажды в новостях Би-Би-Си неожиданно передали, что в советском городе Ейске почти стёрта с лица земли могила Чемпиона чемпионов, Короля борцов, богатыря Ивана Поддубного — спортсмена, которого никто в мире так и не смог уложить на лопатки.

После этого краснодарские краевые власти спохватились. Заброшенную могилу разыскали, расчистили и поставили над ней памятник, на котором появилась надпись:

«Здесь лежит русский богатырь Иван Максимович Поддубный».

Известно, что в 1988 году стела из серого лабрадорита над могилой Поддубного была разбита, а поверх золотых букв казённой эпитафии вандалы вывели коричневой краской:

— ХАХОЛ-ПЕТЛЮРОВЕЦ!

Виновных так и не обнаружили. Происшествие не было предано широкой огласке, и вскоре замято.

... Во всех опубликованных монографиях о цирке, в газетных и журнальных статьях выдающийся атлет конца XIX — первой половины ХХ вв. именуется «русским борцом». В 1955 году в Москве была издана книга под названием «Русский богатырь Иван Поддубный». И только в Украинской Советской Энциклопедии (том 8, 1982 г.) Иван Максимович назван украинским спортсменом.

Именно украинским спортсменом, достойным потомком казаков-запорожцев всю жизнь считал себя он сам, собственноручно сделав правку в паспорте — в графе «национальность», и переправив фамилию с «Поддубного» на «Пiддубний».

Да, Иван Максимович слыл человеком необразованным, очень медленно, по-детски читал, писал неуклюже и с ошибками. Его манеры были далеки от принятых по этикету и часто забавляли окружающих. Он так и не научился пользоваться ножом и вилкой, нередко терял контроль над собой, впадая в неукротимую ярость. Но чего нельзя было никогда и никому отнять у Ивана Максимовича Поддубного, так это представления о чести, достоинстве и гражданском мужестве...

***

Будущий обладатель уникального титула — «Чемпион чемпионов» — родился 8 октября 1871 года в селе Красеновка Золотоношского уезда Полтавской губернии (теперь — Чернобаевский район Черкасской области, Украина) — в семье, ведущей своё происхождение напрямую от запорожских казаков.

Отец, Максим Иванович Поддубный, обладал невероятной, природной физической силой: даже в старости валил на землю быка за рога, без труда забрасывал пятипудовые мешки с зерном на телегу. А как-то раз чугунный «ход» (основание к телеге, которое требовалось погрузить) случайно сорвался и сломал Максиму Ивановичу ногу. Тот бережно удерживал купленную на базаре деталь до тех пор, пока не подбежали односельчане и не подсобили. Отказавшись от помощи, сам довёз покупку домой!..

Мать Ивана Поддубного, Анна Даниловна, происходила из старинной казацкой семьи Науменко, славившейся долголетием: дед Ивана по линии матери, бывший солдат, отслужив в армии четверть столетия, дожил до 120 лет!

Окрепнув, Иван, как старший сын, помогал отцу по хозяйству: возил на волах зерно, пахал землю, нередко впрягаясь вместо лошади. С 13-ти лет батрачил у местных богачей в родной Красеновке, потом — у помещика в соседней Богодуховке. Как старшего сына, обязанного продолжить род, в армию его не взяли, хотя 16-летний парубок легко пригибал к земле за рога корову и даже мог её приподнять. Наследная «дикая» сила наливала его до краёв, делая характер дерзким, смелым и независимым; Иван очень любил сельские гулянки, где часто дрался один против пятерых-шестерых соседских парней.

В 22 года Иван Поддубный отправился на заработки в Крым, в Феодосию, где устроился портовым грузчиком в фирму «Ливас» и даже сделал небольшую карьеру, став управляющим при конторе.

В Феодосии судьба свела крестьянского сына с двумя учениками мореходных классов — Антоном Преображенским и Василием Васильевым. Это были два заядлых и любознательных спортсмена, страстные пионеры тяжёлой атлетики в Украине. Сначала Иван пропускал многие разговоры мимо ушей, но упрямый Преображенский всё-таки заинтересовал Поддубного биографией знаменитого немецкого атлета-борца Карла Абса, которому постоянными тренировками удалось увеличить свою природную силу втрое! И Поддубный приступил к целеустремлённым занятиям.

А вскоре в Феодосию приехал цирк. Стоя в толпе зевак, Иван Поддубный впервые увидел, как за духовым оркестром неторопливо шли цирковые борцы — огромные люди с надменными взглядами. Поддубный ежедневно смотрел их выступления на арене, а однажды вдруг принял традиционный вызов — и легко положил на лопатки профессионала. Каждый вечер он снова и снова выходил из зала на арену и побеждал соперников своей неукротимой медвежьей силой. Ощутив призвание, Иван решил уехать с цирком и сообщил об этом родне в Красеновку. В ответ братья написали ему: «Отец на тебя гневаются, называют дураком и грозятся обломать об тебя оглоблю!..»

(Впоследствии, много лет спустя, при редких встречах с сыном Максим Иванович повторял: «Помни, Иван, что роду ты от отца-матери казацкого, запорожского, а казаку честь дороже матери, дороже отца родного. Запомни: продашь честь — не сын ты мне!..»)

... В цирке господствовали негласные закулисные законы, но дерзкий новичок не знал страха и не имел склонности угождать кому бы то ни было. Наследная сила быстро принесла ему любовь зрителей, громкую славу и привычку к особым правилам поведения. Так, например, однажды Поддубный узнал, что за его спиной уже составлен контракт, согласно которому он обязан проиграть в ближайшем чемпионате; глубоко возмущённый, Поддубный явился в кабинет директора цирка и заставил его «поесть макарон» — методически бил ребром ладони по затылку, пока директор не разжевал и не проглотил бумагу.

К 30-ти годам Иван Поддубный стал самой яркой звездой цирка, и всё меньше и меньше находилось желающих помериться с ним силами. Спортсмены знали, что от звериной ярости Поддубного хрустят кости и рвутся связки. Потомственный запорожский казак не ведал страха и с первой секунды схватки шёл к победе.

Спустя годы выступлений, фигура Поддубного поражала величавой, скульптурно вылепленной мощью. Согласно сохранившимся антропометрическим данным за 1903-й год, при росте 185 см Иван Поддубный весил 114 килограммов; окружность груди — 134 см на выдохе; бицепс — 46 см; предплечье — 36 см; запястье — 21 см; шея — 50 см; пояс — 104 см; бёдра — 70 см; икры — 47 см. Поддубный не употреблял спиртного, не курил, почти не ел мясо, предпочитая каши и овощи, ежедневно закалял организм утренней гимнастикой и холодными обливаниями, а в течение дня устраивал тренировочные бои с тремя разными спортсменами. Для развлечения плёл из строительных гвоздей «косички», часто подшучивал над окружающими, прося подержать его трость, которая весила 19 килограммов!

В Европе, на подиумах классической борьбы, Иван Поддубный достиг заоблачных вершин, удостоившись всех возможных титулов и наград — Чемпион чемпионов, Король борцов. Золотые медали заполнили специальный сундук, весивший более двух пудов. У себя на родине он стал национальным героем, знакомства и простого рукопожатия с ним добивались люди, облечённые высшей властью. Это уже был триумф не одного человека, а целого государства, громко заявившего о себе на мировой спортивной арене.

Несгибаемый характер Ивана Поддубного по-своему проявился в годы Гражданской войны. Известно, что в 1919 году Нестор Махно решил позабавиться поединками и приказал цирковым артистам бороться с его полупьяными бойцами. Опасаясь жестокого наказания, профессиональные борцы поддавались один за другим. И только Поддубный в первую же минуту схватки обрушил на пол силача-махновца, вызывающе посмотрев в глаза самому атаману. Вопреки общим ожиданиям, Махно рассмеялся и приказал выдать циркачам вина, хлеба и колбасы.

20-го ноября 1925 года Иван Железный подписал выгодный контракт с антрепренёром Джеком Пфефером и отправился в Америку, где в Нью-Йорке ему пришлось начинать всё с нуля, поскольку бороться предстояло по правилам не классической, а вольной борьбы!

Пройдя медицинскую комиссию, 54-летний Поддубный успешно гастролировал по всем крупнейшим американским городам: Нью-Йорк, Чикаго, Филадельфия, Лос-Анджелес, Сан-Франциско. Как и в Европе, у него пытались вырвать победу любым способом: уговорить, споить, подкупить, запугать, шантажировать невыплатой гонорара. Но Чемпион чемпионов ни разу не дал слабину и не продал спортивную честь, заканчивая все свои поединки победами. Помимо титула «Чемпион Америки», он в 57-летнем возрасте также стал обладателем титула «Самый красивый мужчина», победив на Международном конкурсе мужской красоты.

Высокие спортивные достижения Поддубный объяснял просто и доходчиво:

— Выходя на арену, я молюсь за Украину. Поэтому и побеждаю!

Однако заработанные за полтора года гастролей по США 500 тысяч долларов так и не были выплачены Ивану Максимовичу. Ловко изменив условия контракта, местные чиновники предложили ему поменять гражданство, а иммиграционная служба Соединенных Штатов даже выдвинула ультиматум: либо Поддубный остаётся богатым человеком в Америке — либо уезжает на родину, лишившись всех заработанных денег. Поддубный выбрал возвращение домой — без денег, но с чистой совестью.

— За ваши паршивые доллары запорожского казака не купишь! Желаете оставить их себе — пожалуйста! Плевал я на вас! — заявил юристам Иван Максимович.

(По некоторым имеющимся сведениям, баснословный гонорар Поддубного до сих пор хранится на спецсчетах американского банка).

На пафосном прощальном банкете в феврале 1927 года присутствовало более тысячи человек... На вопрос одного из американских журналистов, кто был его самой большой любовью в Америке, Поддубный ответил:

— Украина, конечно! А то кто ж ещё?

В мае 1927 года Иван Максимович вернулся из полуторагодичного заокеанского турне и покинул спорт. Вместе со своей второй женой, ростовчанкой Марией Степановной Маношиной, он, в конце концов, поселился в курортном Ейске на берегу Азовского моря. Пара приобрела добротный двухэтажный особняк с большим садом, стоявший на берегу Ейского лимана, и прожила там до конца дней.

Кстати, Ейск Иван Максимович выбрал не случайно. В Приазовье жило немало прямых предков Поддубного, которые вынужденно переселились туда во второй половине XVIII века из Запорожской Сечи. Да и теперь в этом регионе фамилия Поддубный встречается не так уж редко.

«Знаменитый спортсмен стал кумиром всех мальчишек Ейска!» — распевала дифирамбы местная пресса. Но, к прискорбию, не всех взрослых, и не только Ейска...

Далеко не сразу стали известны некоторые печальные факты из жизни Ивана Максимовича по возвращении из Америки. Некий ейский фельдшер рассказал ближайшим родственникам, что, мол, ставил он однажды Поддубному банки — и увидел: у Чемпиона чемпионов вся спина в страшных рубцах от ожогов! Само собой, начал расспрашивать, а Иван Максимович проворчал:

— Это меня Энгельс учил ленизьму (слово «ленинизм» Поддубный не выговаривал).

Как стало известно значительно позже, Ивана Максимовича больше месяца держали в тюрьме Ростовского управления НКВД, что находилась на улице Энгельса. Знаменитого спортсмена пытали электропаяльником, требуя назвать номера счетов и адреса американских банков, в которых он мог держать гонорары за выступления. Допрашивали и его жену. Отступились от четы Поддубных лишь после особого распоряжения из Москвы: ладно, мол, пусть уж старики спокойно доживают своё.

Официальным же поводом для ареста Ивана Поддубного стали «умышленная порча документов»«антисоветчина», а также «украинский буржуазный национализм»: когда выдавали документ оседлости в СССР, в графе «национальность», естественно, указали — «русский», а фамилию записали как «Поддубный»; Иван Максимович по наивности решил, что исправить можно собственноручно, химическим карандашом: «Піддубний», «українець».

Словом, после 1938-го года он выступал на спортивных состязаниях исключительно в трико с закрытой спиной.

От роду и племени своих не отказался, предков — не предал: «Батько не простить!..»

***
В 1941 году непобедимого борца в возрасте 70-ти лет проводили на пенсию.
Жить бы да жить на Азовском побережье, купаться в местном лимане, выступать с воспоминаниями в драматическом театре, спокойно учить начинающих спортсменов. Но пришла война...

С августа 1942-го по февраль 1943-го гг. в Ейске хозяйничали гитлеровцы. Поскольку сердце уже тогда пошаливало, Иван Максимович отказался от предложенной эвакуации. Жить стало трудно, голодно, карточного пайка не хватало. Рослый, крупный Поддубный нуждался в усиленном питании: обычно он брал килограммовую буханку хлеба, резал её пополам, намазывал обе половинки маслом и съедал, как бутерброды.

«Чтоб не помереть с голоду, я вынужден был согласиться на предложение немцев и пойти управляющим в офицерскую бильярдную», — сознавался спортсмен в своих воспоминаниях. Бильярдная размещалась в матросском клубе напротив санатория «Ейск», между ул. Ленина и ул. Коммунаров. Полгода Иван Максимович работал в бильярдной, где оккупанты часто смотрели свою фронтовую кинохронику. С немецкими офицерами он не церемонился: за пьяные свары и драки любого выбрасывал на улицу, словно щенка. Виртуозно ругался, мог прибавить пинка. Немцы знали, кто такой этот старик, не лезли на рожон и восхищённо говорили ему вслед: «Иван Великий!»

Поддубный никогда не пресмыкался перед оккупационными властями и шокировал гитлеровцев тем, что открыто ходил с Орденом Трудового Красного Знамени на лацкане пиджака! Как ни в чём не бывало, Иван Максимович вечерами прогуливался по улицам Ейска, когда все остальные горожане прятались по домам, да ещё и со своей знаменитой тростью весом в 19 кг.

Когда весной 1943 года в город вернулись советские войска, представители НКВД снова арестовали Поддубного — «за пособничество врагу». Несладко ему пришлось, но от 15-летнего срока в лагерях Сибири снова отвело распоряжение «сверху». Чем мог, Чемпион чемпионов старался помогать стране: ездил по воинским частям, выступал, пропагандируя спорт и здоровый образ жизни, занимался с талантливой молодёжью в спортзалах. А чиновники из Ейского горисполкома всё тянули и тянули с талонами на питание в столовой и карточками на получение сухих пайков, которые выдавались только специалистам.

Гордому Ивану Максимовичу приходилось писать просьбы, ходить по кабинетам: «По книжке я получаю 500 граммов хлеба, которых мне не хватает. Я прошу добавить ещё только 200 граммов, получится 700, и я смогу существовать. 15 октября 1943 г.».

Это письмо переправили самому Клименту Ворошилову, но ответа так и не поступило...

Когда Поддубному однажды прислали из Краснодара дополнительный сахарный паёк на месяц (!), Ивану Максимовичу хватило его ровно на один день.

Чтобы поддержать себя в физической форме, Заслуженный артист РСФСР одну за другой относил в скупку свои золотые чемпионские медали...

Иногда от недоедания «Самый красивый мужчина США», с выражением грусти и обиды на лице, несколько дней не мог подняться с постели — не хватало сил.

Но он не сдавался, этот борец-труженик из рода потомственных запорожских казаков. Он перемогался, хотя после смерти жены стало ещё хуже.

Собирая последние силы, он вставал с кровати, чтобы отправиться в местный клуб и выступить перед горожанами с воспоминаниями. Он заходил в зал борьбы ДЮСШ № 1, чтобы рассказать молодёжи о некоторых особых приёмах, которыми овладел за десятилетия практики. Он допоздна засиживался за письменным столом, мучился с ручкой и чернилами, но прилежно отвечал на все вопросы молодых спортсменов, которым давал дельные советы.

Непобедимый Иван Поддубный не сдавался.

В мае 1947 года, возвращаясь с базара, Заслуженный мастер спорта СССР упал и получил закрытый перелом шейки бедра. Врачи разводили руками — ничего сделать нельзя. Могучий организм истощился, измучился, кость не срасталась. Даже у металла может быть «усталость».

Но имеет ли право на усталость организм Чемпиона чемпионов? Конечно же, нет.

Преодолевая жуткие боли, Иван Максимович сползал с кровати и без посторонней помощи шёл. Ему удавалось на костылях доковылять до скамейки, которую у калитки выставила супруга Мария Степановна. Он упрямо выходил на свой последний подиум и боролся, боролся, боролся...

Он так скучал по своим пятифунтовым гантелям, с которыми раньше легко бегал!.. С особой нежностью смотрел он на любимую штангу в 75 кг. Он оплакивал сухими слезами невозможные три поединка в день с борцами разных весовых категорий...

Проклиная костыли и постельный режим, Иван Максимович выходил на редкие прогулки. Ближайшие соседи плакали, видя Чемпиона чемпионов неухоженным, плохо одетым, голодным. Сердобольных подаяний он не принимал. Даже когда скудная, полунищенская жизнь максимально сократила его человеческие возможности, он пытался тренироваться, стоя на одном костыле. Нет, судьбе не положить его на лопатки!

Он пробовал ещё раз написать Клименту Ворошилову с просьбой прикрепить его к столовой воинской части, и то — лишь потому, что считал эту «особую честь» заслуженной. Письмо осталось незаконченным...

8 августа 1949 года Ивана Максимовича не стало. Попрощаться с ним пришли буквально все горожане и жители окрестных станиц, прилетели многие знаменитые борцы страны. Звучали громкие прощальные речи, в которых, разумеется, не было ни слова о том, что Советская власть отказала Чемпиону чемпионов в достойной старости...

На его могиле долгие годы не было и достойного памятника...

Для истории не сохранилось ни единой его чемпионской медали...

В наше время Загородный парк в Ейске носит имя Ивана Поддубного; здесь же ему установлен бронзовый памятник, открыт Мемориальный Музей и спортивная школа его имени.

Источники:

https://espreso.tv/article/2014/08/09/nash_ivan_piddubnyy

https://tablo.ck.ua/iedynoborstva/8838-ystoryia-dnia-pyddubnyi-yspravyl-v-pasporte-russkyi-na-ukraynets-nkvd-vospytyval-eho-paialnykom.html

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%BE%D0%B4%D0%B4%D1%83%D0%B1%D0%BD%D1%8B%D0%B9,_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD_%D0%9C%D0%B0%D0%BA%D1%81%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87


Добавить комментарий