Кольцо ученичества

Август 20, 2020 в Книги, Культура, просмотров: 450

... Судьба этого человека не похожа на судьбы его современников. Он прошёл по земле совершенно особым путём, не укладывающимся в рамки обыденных представлений.

Он не был отмечен при жизни ни общественным признанием, ни широкой известностью — его подвиг совершался в одиночестве, и мало кто знал о его самоотверженном пути. Он трудился для будущих поколений.

Этот человек — Борис Николаевич Абрамов, ближайший ученик великого русского художника и мыслителя Николая Константиновича Рериха.

Встреча с Рерихом предопределила всю дальнейшую жизнь Абрамова. Она произошла в 1934 году, когда Борису Николаевичу было тридцать семь лет, а Николаю Константиновичу — шестьдесят. Рерих к тому времени был уже всемирно известным художником, учёным и деятелем культуры. Впервые в истории человечества он провозгласил идею охранения культурных ценностей, созданных человеческим гением, и для её воплощения предложил теперь уже всемирно известный Пакт Рериха и символизирующее его Знамя Мира.

В 30-х годах XX столетия почти на всех континентах были образованы Общества по продвижению Пакта Рериха, в Соединённых Штатах Америки активно действовал музей, носящий имя художника.

Зинаида Григорьевна Фосдик, ближайшая сотрудница Рерихов в Америке, писала о Николае Константиновиче как о благородном Вестнике, посланном к людям, «чтобы устремить их сердца и души вверх, к поискам истинного знания, и научить их быть бесстрашными и постоянными в этих поисках».

Необыкновенный размах мысли, неутомимость в труде и творчестве, желание внести красоту в жизнь делали личность Рериха притягательной как для простых людей, так и для политических деятелей, именитых учёных. К Рериху стремились все, кто задумывался над своим жизненным предназначением.

Встреча Абрамова с Рерихом была судьбоносной не только для Бориса Николаевича — её следствия предопределили многие важные события в России. Именно благодаря этой встрече стало возможным развитие Рериховского движения в России Азиатской, где возникли многочисленные организации, воплощающие в жизнь идеи Николая Рериха.

Борис Николаевич Абрамов родился 2 августа 1897 года в Нижнем Новгороде, где был крещён в Воскресенской церкви.

Отец его, Николай Николаевич Абрамов, сын потомственного дворянина из Нижегородской губернии, был военным, участвовал в боевых действиях русской армии, имел много наград. Мать — Екатерина Григорьевна — дочь отставного подполковника.

В семье Абрамовых было двое детей: Борис и его старший брат Николай.

В 1915 году Борис с отличием заканчивает Нижегородский дворянский Александровский институт, который приравнивался тогда к классической гимназии, и поступает на юридический факультет Московского университета.

В 1917 году от тяжёлой болезни умирает отец. В связи с ухудшением материального положения семьи Борис Абрамов вынужден оставить второй курс университета. Он поступает в Кронштадтское военно-морское училище и по окончании обучения становится морским офицером.

События, произошедшие в России в начале XX века, — Первая мировая война, революция, гражданская война — отразились на миллионах человеческих судеб и всколыхнули волну русской эмиграции. Абрамов покидает пределы Родины и в начале 1920-х годов обосновывается вместе с матерью в Харбине (Китай).

Построенный в первые годы XX века русскими и китайскими строителями на берегу большой реки Сунгари, этот город стал административным центром Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД) — русской магистрали, проходившей по территории Маньчжурии.

В те годы Харбин был крупным центром русской культуры за рубежом, уникальным городом, в котором, даже спустя почти 30 лет после Октябрьской революции, общественная и культурная жизнь продолжала протекать по укладу дореволюционной России. В школах, высших учебных заведениях, театрах, храмах — везде языком общения был русский; издавались русские книги, газеты и журналы на русском языке.

В Харбине Борис Николаевич работал в разных местах: в химической лаборатории, в организациях КВЖД, заведовал студенческим клубом в Христианском союзе молодых людей, являлся консультантом китайских преподавателей русского языка, преподавал русский язык в Харбинском политехническом институте.

Всё это внешняя сторона жизни Бориса Николаевича, за которой, невидимый постороннему глазу, остаётся сокрытым внутренний мир человека, пытающегося понять, в чём состоит смысл бытия, и стремящегося познать законы, движущие бесконечной Вселенной... Борис Николаевич много читает и размышляет, отмечает и выписывает в тетрадь всё, что касается духовных вопросов: выдержки из произведений Ф.М. Достоевского, Л.Н. Толстого, У. Коллинза, К.Д. Бальмонта и других философов и писателей.

В 25 лет Борис Николаевич вступает в переписку с Екатериной Георгиевной Зариной из Владивостокского теософского общества. Судя по его письмам, она была первым человеком, с которым Борис Николаевич мог обсуждать возникавшие у него мысли о духовной стороне жизни. Как пишет ей Абрамов, толчок его размышлениям дала книга Йога Рамачараки «Путь достижения индийских Йогов», с которой он познакомился в возрасте 24 лет. Многократно перечитывал её в течение года, переосмысливал многие вопросы, размышлял в одиночестве.

Из Владивостока Борис Николаевич начинает получать нужные ему книги по теософии, читает их сам и делится со знакомыми в Харбине.

В письме от 12 мая 1922 года он пишет Екатерине Георгиевне: «Я глубоко убеждён, что не учреждения, не формы, не правительства и общественный строй надо переделать, а надо переделать самих себя — и остальное придёт само...»

Постепенно, шаг за шагом, нащупывает он свой единственно верный путь.

«Приступил к систематической и постоянной работе и чувствую, что перерывов в ней уже не будет, — пишет он Зариной. — В конце концов все возможности заключены в нас самих и нигде больше, и искать их следует только в себе. Только теперь я понял ваше первое письмо, где вы писали, что прежде всего надо очиститься, очистить свои мысли и установить над ними полный контроль. Без этого нечего и пускаться в новое, дальнее и трудное путешествие».

И ещё: «Единственная работа, которой с наслаждением мог бы посвятить всю свою жизнь, — это работа на проведение в жизнь, в мир новых идей и мыслей, которые уже стали частью моей жизни; и желание моё помочь другим в этом крепнет с каждым днём. Но я сам ещё слишком мало знаю и слишком мало работал над собой...»

Пройдёт двенадцать лет внешне ничем не примечательной жизни Абрамова в заполненном русскими эмигрантами Харбине, но это будут годы углублённой внутренней работы и накопления знаний, — прежде чем произойдёт встреча с Николаем Рерихом.

Николай Константинович и его старший сын Юрий приехали в Харбин в 1934 году, во время научной экспедиции по Маньчжурии, Западному Китаю, Внутренней Монголии и Японии. Они остановились у брата Рериха — Владимира Константиновича, жившего на Садовой улице, напротив дома, где в это время жили Абрамовы, Борис Николаевич и его жена Нина Ивановна.

Харбин с большим интересом встретил великого художника и путешественника. Желание познакомиться с этим необычным человеком привлекло в дом на Садовой улице множество людей. Его выступления и лекции в различных организациях города освещались в харбинской прессе. Несмотря на занятость и непрекращающийся поток приходивших к нему людей, Рерих принял Абрамова сразу, и вскоре Борис Николаевич становится участником кружка почитателей и последователей Рериха, так называемого харбинского содружества. На встречах этого содружества Николай Константинович говорил о наступающей Новой Эре, о новом человечестве, о необходимости преображения прежде всего самих себя. Для членов этого круга Рерих становится духовным Учителем. Он передаёт им знания об основах философского Учения Живой Этики (Агни Йоги). Так долгие поиски смысла жизни привели Бориса Николаевича к Учителю и Учению Жизни. Ещё в молодости мечтавший посвятить себя делу проведения в жизнь новых идей и мыслей, он соприкасается с неисчерпаемым Источником Мудрости и Знания.

Учение Живой Этики — это мировая этическая система, в которой утверждается ответственность человека «за каждую мысль, за каждое слово и поступок»; Учение формирует новое мировоззрение, помогающее понять цель и смысл нашей жизни на Земле и её перспективы. Согласно Живой Этике, человек является частью Космоса; познавая законы Вселенной и живя с ними в согласии, он встаёт на путь духовного совершенствования, на путь служения лучшему будущему планеты.

Перед своим возвращением в Индию Н.К. Рерих вручил Б.Н. Абрамову привезённое из Тибета кольцо ученичества — знак особой духовной близости. Эти необыкновенные кольца доверил Рериху сам Владыка Шамбалы, Глава Гималайского Братства, поскольку Ему были открыты пути кармы каждого человека, в том числе и Бориса Абрамова. Позже в записях Абрамова, сделанных методом «автоматического письма», появятся слова: «Мы готовили тебя много столетий...» Но это будет значительно позднее. А пока с помощью кольца устанавливалась прочная связь с Н.К. Рерихом, со временем превратившаяся в телепатическую. Борис Николаевич стал постоянно ощущать присутствие Учителя — независимо от его фактического местопребывания. Именно такая связь и складывается в эзотерических школах с незапамятных времён, причём проходит она не через одну жизнь, а через множество воплощений. Уход в иной мир, на иные планы бытия Учителя или ученика ничего не меняет в их взаимоотношениях. Принятое кольцо ученичества способно сверкать даже в кромешной тьме — и в прямом, и в переносном смысле слова.

Итак, в жизни Бориса Николаевича начинается новый период. Путь найден. Теперь нужно утвердиться на нём и начать неуклонное восхождение.

Борис Николаевич Абрамов становится одним из корреспондентов Елены Ивановны Рерих. Жена художника, другиня и спутница во всех его благих начинаниях, Елена Ивановна была человеком огромных знаний и эрудиции, блестящей переводчицей книг по философии, общественным деятелем. Главным трудом её жизни явилось Учение Живой Этики, полученное ею от Великих Гималайских Учителей.

Елена Ивановна вела большую переписку как с отдельными людьми, так и с рериховскими группами и обществами. Она отвечала на многочисленные вопросы, освещая сложные для неподготовленных сознаний положения Живой Этики. Её переписка с Борисом Николаевичем носила особый характер: во многих письмах Елена Ивановна обращается к нему со словами «родной мой сын Борис», признавая его своим духовным сыном.

«Спасибо за Ваши задушевные письма, — пишет Елена Ивановна в своём первом письме к нему. — Сердце моё уже давно устремлено к Вам. ...Не было дня, чтобы не вспоминала и не думала о Вас. Много задушевного слышала я от Николая Константиновича и Юрия о Вас и о всём содружестве. Несомненно, что нечто большое связывает меня с Вами, ибо иначе не укрепилось бы это памятование» (14.04.1936).

Елена Ивановна высылает Борису Николаевичу два тома книги «Беспредельность» с просьбой принять их на память.

К этому времени Абрамов стал воспринимать и записывать приходящие из Пространства мысли.

Послав эти записи Елене Ивановне, он получил от неё ответ, подтверждающий их Высокий Источник: «...с радостью, троекратно подтверждаю то, что Вы передаёте мне, как именно исходящее из Высшего Источника, — пишет Елена Ивановна. — (...) Очень хотела бы иметь ещё строки Изречений, явленных Вам. Храните эти жемчужины и не удивляйтесь, что услышанное и рождающееся в Вашем мозгу близко получаемому Учению, но иначе как же усвоить даваемое?» (28.12.1954).

Укрепляя Бориса Николаевича в мысли о необходимости продолжения этой важной работы, Елена Ивановна писала: «Борис должен продолжать записывать свои ощущения и всё, что слышит. Главное, нужно придерживаться систематичности и последовательности в этих записях. Без последовательной записи опыт теряет много в своём значении, и трудно следить и изучать развитие психической энергии; таким образом, изучение затрудняется значительно» (23.01.1951).

Постепенно около Б.Н. Абрамова образуется группа учеников, с которыми он занимается изучением Живой Этики, передаёт накопленный духовный опыт. Борис Николаевич пишет о своих учениках Елене Ивановне. Она отвечает: «Радуюсь, что Вам удалось привлечь молодые души. Растите Ваш сад прекрасный. Но пусть не изнеживаются сладкими мечтаниями, но готовятся к подвигу жизни. Пусть сумеют вместить радость духа с суровостью подвига. Родная страна потребует много духовных сил, много терпимости и терпения. Но чем труднее подвиг, тем радостнее на сердце истинного служителя Общего Блага. Учите молодых великому терпению всегда и во всём. Самый великий человек тот, кто велик в терпении».

В 1941 году происходит встреча Б.Н. Абрамова с педагогом-музыкантом Н.Д. Спириной.

Наталия Дмитриевна вспоминает об этом так: «В Харбине, когда я начала заниматься Живой Этикой, мне посчастливилось встретить духовного Учителя, уже очень многое знавшего, очень давно приобщённого к этому, — Бориса Николаевича Абрамова. Он принял меня в свою группу, где под его руководством я много лет изучала Живую Этику. Это очень сложное, многогранное Учение, охватывающее всю жизнь, почему оно и называется Живая Этика...»

Елена Ивановна интересуется его ученицами: «...получила Ваше письмо от 25 декабря со вложением портретов сотрудниц... Рада была получить их [и] прочесть Ваши сердечные слова о каждой... Напоминайте им чаще, что каждый сотрудник имеет свой индивидуальный дар и неповторимое задание, никем другим не выполнимое. Духовные преуспеяния в их значении и разнообразии беспредельны. Итак, радуйтесь каждому новому проблеску нового осознания. Эти огни зажгут костёр и принесут радость несказуемую» (23.01.1951).

Н.Д. Спирина рассказывала о Б.Н. Абрамове: "Я видела, как он был устремлён к выполнению своего назначения, которое, как писала ему Елена Ивановна, заключалось в создании и укреплении прямого провода с Иерархией Света, посредством которого он получал сообщения и указания из Высшего Источника и записывал их. В этом заключалась основная миссия данного его воплощения. Ещё до получения писем от Елены Ивановны он уже получал Записи, но сомневался в источнике их — он был чрезвычайно скромный человек, никто никогда не слышал от него никакого самоутверждения. Елена Ивановна трижды подтвердила подлинность Высокого Источника его Записей, — он читал нам эти её письма. Но мы, его постоянные слушатели в течение многих лет, ещё и не зная того, при каждой встрече с жадностью слушали чтение его Записей и черпали из них всё необходимое для нашего продвижения. Сообщения всегда давались как самое нужное к данному моменту, часто разъясняли общемировую ситуацию или положение каждого из нас. Часто мы получали ценнейшие указания, непосредственно нас касавшиеся. Это было конкретное проявление через его канал непрестанной заботы Иерархии о нас, выраженное в доступной нам форме, в виде советов, указаний, мыслей. И далеко не всегда, получая эти сокровища, мы задумывались над тем, какой ценой они добывались.

Борис Николаевич выполнял свой долг, несмотря ни на какие препятствия, а препятствий, особенно бытовых, было предостаточно. Борис Николаевич в основном получал сообщения утром, на грани сна, перед пробуждением. Сначала это были отдельные слова, потом фразы, потом целый поток мыслей. Он заранее готовил небольшие листочки бумаги, пронумеровывал их, потому что писал, находясь ещё в полусне, на ощупь; писал и бросал на пол. А потом я видела, как в свободное от хозяйственной работы время он сидел с этими листочками, часами, подолгу расшифровывал написанное и мельчайшим почерком переписывал в тетрадь. Я видела эти листки и понимала, какая это была трудоёмкая, кропотливая работа, отнимавшая и время у сна, и много сил. Непросто принимать сообщения Свыше. Для этого приёмник должен быть всегда настроен соответственно, всегда быть в созвучии с Посылающим и посылаемым, всегда быть в полной готовности и равновесии. Равновесие требовалось особое, так как слишком уж велика была разница между высшими вибрациями и окружающей средой«.

«А жизнь земная не скупится на способы отвлечения путника духа с его пути. И ухищрения тьмы, не выносящей таких проявлений света, изощрённы и непредсказуемы. Человеку нужно победить в себе всё, что только может нарушить высокий строй его духовного восприятия. То есть любое отрицательное свойство, любая эмоция, любая мысль, чувство — всё должно быть побеждено, иначе восприятий не будет».

Наталия Дмитриевна рассказывала о занятиях с Борисом Николаевичем, которые проходили много лет регулярно, один раз в неделю: «Мы со всех концов довольно большого города (а я из пригорода) собирались у него. И этот день был мой заветный день. Я уже всё и всех отстраняла. Я ещё только подходила к его дому — и уже была счастлива, как будто я вхожу не в квартиру, а в какую-то беспредельность. Только входишь — и это уже счастье...»

«... Борис Николаевич каждое занятие начинал с прочитывания какой-нибудь своей Записи. (...) Мы всегда очень ждали, чтобы услышать его очередную Запись, а после этого уже начинались занятия. Каждый из нас приносил то, что за неделю наработал. Мы брали темы, делали выборки; что-то читали, и у нас, естественно, возникали вопросы. Он всегда ждал вопросов. Зачитывали то, что нам особенно звучало, комментировали это. Но самое главное было — это, конечно, прослушивание его Записей».

«Занятия наши проходили не только в изучении книг; было много вопросов, на которые наш руководитель давал нам ответы. Но главный упор делался на работу над собой, на самосовершенствование. Он давал нам указания, как вырабатывать в себе нужные положительные качества и как бороться с отрицательными свойствами. Мы делали выборки из книг Учения по темам, потому что там затрагивается очень большое количество тем; и когда делаются выборки, то становится яснее, как понимать то, что там сказано. Я выбрала тему о психической энергии и в течение долгого времени делала подборку по всем книгам Агни Йоги». (Эта подборка, начатая Наталией Дмитриевной в Харбине, легла в основу книги «Психическая энергия», впервые изданной в Новосибирске в 1990 году; книга оказалась необычайно востребованной и выдержала уже пять переизданий.)

Мечтой семьи Рерихов было возвращение на Родину, все помыслы их были направлены в Новую Страну, как называли они Россию. К этому же они призывали и своих близких сотрудников, надеясь на совместный труд там, на Родине.

Елена Ивановна пишет Борису Николаевичу: «Когда свидимся, мой сын Борис явится ценнейшим сотрудником». «Сын мой будет мне очень нужен. Сын, который посвятит всё своё время именно работе... по приведению в порядок и систему всех моих записей и по рекордированию нигде не записанных замечательных происшествий, явлений и всего необычного, накопившегося за нашу долгую жизнь» (06.11.1952).

Но встрече Абрамова с Рерихами не суждено было состояться: в 1947 году уходит из жизни Николай Константинович. Переписка с Еленой Ивановной продолжалась ещё несколько лет, до её ухода из жизни в 1955 году.

В конце 1950-х годов Борис Николаевич и Наталия Дмитриевна начинают собираться на Родину. В советском консульстве в Харбине они узнают, что им разрешено выехать либо в Новосибирск, либо в Магнитогорск. Они выбирают Новосибирск.

Наталия Дмитриевна часто вспоминала слова Рерихов: «Даже если вы только будете читать Учение на Родине, то уже сделаете большое дело для пространства России».

В Записях Бориса Николаевича, датированных 1959 годом, звучит призывное: «Готовься, готовься, готовься. Готовься внешне и внутренне и подумай, которая готовность важнее. На подвиг Учитель зовёт».

«...Надо исполнить Указ. Нужны вы. Внимание, оказанное и оказываемое вам, ручательством служит того, что нужны вы Учителю Света и что жизнь ваша потечёт по руслу необычности. (...) Но торопитесь, время не ждёт».

Выполняя указание, осенью 1959 года Борис Николаевич возвращается в Россию. Он провозит через границу книги Учения, свои Записи, переписку с Рерихами. Вслед за ним едет его ученица — Наталия Дмитриевна Спирина...

(Из биографического очерка «В душе горит неизречённый свет...»)

Источник:

https://sibro.ru/teacher/books/841/26259

https://ru.wikipedia.org/wiki/Абрамов,_Борис_Николаевич

https://murzim.ru/jenciklopedii/mistika-v-zhizni-velikih/4119-kolco-uchenichestva.html


Добавить комментарий