Ко Дню памяти Н.К. Рериха

Декабрь 11, 2019 в Книги, Культура, просмотров: 171

Имя Николая Константиновича Рериха — замечательного художника, мечтавшего о создании искусства, обращённого к широчайшим народным массам, гуманиста, писателя, учёного, общественного деятеля, пламенного борца за сохранение памятников культуры, неутомимого путешественника и исследователя — известно и уважаемо во всём мире. Особое значение имела деятельность Н.К. Рериха для установления дружеских связей с индийским народом.

«Когда я думаю о Николае Рерихе, — писал первый премьер-министр Индии Джавахарлал Неру, — то поражаюсь размаху его деятельности и богатству творческого гения. Великий художник, великий учёный и писатель, археолог и исследователь, он освещал многие аспекты человеческих устремлений. Уже само количество картин изумительно — тысячи картин, и каждая из них — замечательное произведение искусства».

Работы Рериха экспонированы в крупнейших музеях Индии, США, России, Украины и других стран. Творческое наследие его огромно и до сих пор ещё полностью не учтено, так как оказалось рассеянным по многим музеям и частным коллекциям мира. Есть основание полагать, что с рисунками и эскизами им создано несколько тысяч произведений. В последние годы Рерих составлял списки своих работ. Так, например, в 1937 году по этим спискам значится 196 произведений, в 1938 году — 224 произведения, в 1939 году — 67 (художник болел), в 1940 году — 100, в 1941 году — 130 и т.д.

Николай Константинович Рерих работал в области станкового, монументального и театрально-декорационного искусства. Созданные им живописные серии исторических композиций, пейзажей древнерусских городов воссоздают своеобразный национальный колорит, подчас передают самый дух давно ушедших времён. Удивительны в своей красочности, величественности, неповторимости картины, написанные художником в Индии, Тибете, Монголии и других странах Востока. Не утрачивают своего значения его искания монументальности в искусстве росписи и мозаики. Огромный успех выпал на долю декораций и костюмов Рериха для ряда постановок антрепризы Сергея Дягилева в Париже.

Особое место в творческом наследии Николая Константиновича Рериха занимают его литературные труды. Они в большой степени помогают пониманию картин, научной и общественной деятельности художника, наконец, всей его яркой, заполненной разнообразными творческими и трудовыми подвигами жизни.

Около тридцати книг Н.К. Рериха были изданы в разные годы в разных странах. Наиболее значительные из них: «Пути благословения» (Рига 1924 г.), «Сердце Азии» (Нью-Йорк, 1929 г.), «Держава света» (Нью-Йорк, 1931 г.), «Твердыня Пламенная» (Париж, 1932 г.), «Врата в будущее» (Рига, 1936 г.). Книги эти, разумеется, не исчерпывают всего написанного Рерихом. Многие очерки, систематизированные им самим по отдельным периодам их создания, до сих пор ещё не опубликованы. Наиболее интересные из них — три цикла «Листов дневника». Первый был начат Николаем Константиновичем в 1934 году, в него вошло 222 очерка. Второй — в 1935 году (92 очерка). Третий (1937-1947 гг.) — пополнялся до последних дней жизни Николая Константиновича и включает 659 очерков, в подавляющем большинстве не опубликованных. Полные комплекты всех трёх циклов (подборок) хранились у Святослава Николаевича Рериха в Бангалоре (Индия). Часть материалов сберегалась у П.Ф. Беликова в Таллинне, у И.М. Богдановой-Рерих в Москве. Некоторые записи регулярно публиковались в различных периодических изданиях в 1958-1973 гг.

Третий цикл «Листов дневника» особенно интересен, так как автор, обращаясь к пережитому, начинает с самых ранних воспоминаний детства, юношеских лет и пытается придерживаться хронологического порядка в изложении дальнейших событий. Правда, этот порядок часто нарушается размышлениями о различных вопросах культуры, искусства, общественно-политической жизни, за которой Рерих не переставал зорко следить и в те годы, когда жил в Индии, в Кулу, на уединённых отрогах Гималайских гор.

… Сделанные по разнообразным поводам записи «Листов дневника» — это не только в узком понимании дневниковые записи биографического, личного порядка, хотя есть и такие, — многие из них предназначены специально для печати. По существу, это своего рода итог жизни, прожитой необычайно ярко, отданной счастливому союзу науки и искусства, страстной их защите как большой общественной ценности.

Николай Константинович Рерих мыслил крупными историческими масштабами, порой специфически, высказывая свои надежды, предчувствия, предвидения, которые не только могут сбыться, но и действительно сбываются в наши дни (мечты о пробуждении народов Востока, об огромной культурной миссии искусства).

Как художник и учёный Рерих верил в созидательные силы народа, в огромные возможности искусства. Он преклонялся перед величием творческого гения, оставившего столько прекрасного в веках. Эта вера привела его к активному участию в борьбе за мир, за сохранение культурных сокровищ. В «Листах дневника» Рерих часто обращается к высочайшим художественным и морально-нравственным ценностям, которые человечество берегло и бережёт во всех исторических потрясениях.

… Неоднократно возвращался он к своей любимой мысли о плодотворности и необходимости самых широких культурных контактов между народами. «Красотою побеждаем, Красотою молимся», — писал Николай Константинович в известном очерке «Кредо». Он также направляет свою мысль в глубины истории, стремясь в прошлом, даже очень отдалённом, найти возможные ключи к решению важных общественных задач настоящего и будущего…

«Повторения» (1943 г.)

«Не брани меня за это, читатель, потому что предметы бесчисленны, и память моя не может вместить их так, чтобы знать, о чём было и о чём не было говорено в прежних заметках, тем более что пишу я с большими перерывами, в разные годы жизни».

Кто же мог так просто и полно сказать? Да всё тот же друг всех творцов, исканий, исследователей — Леонардо да Винчи. Каждый деятель может припомнить эти слова. В водоворотах жизни не избежать как бы повторений. Но не будут ли они лишь кажущимися? В новых сочетаниях, в неожиданных явлениях жизни многое из бывшего вспомнится, конечно, в новых очертаниях.

В волнах жизни и не может быть точных повторений. Узор волны, и пены, и блеска будет будто бы схожим с пробежавшими валами, но это будет лишь кажущееся сходство. В тех же законах произошло действие, но природа обогатила и обновила его.

Иногда невнимательным людям кажется, что целые племена все на одно лицо. Только поверхностный взгляд не увидит индивидуальное различие. Потому повторение будет лишь ещё одним подходом к явлению жизни. Каждый день различен, и каждое поминание будет в особом тоне. К лику прибавится ещё некая чёрточка. Событие сопоставится с новым соседством и тем обновится.

Не убоимся новых сопоставлений во времени и в месте. Если о чём-то опять вспомнилось, значит, тому была неповторимая причина. В мозаике прибавился ещё один камень, нанесена черта под новым освещением.

Даже умышленная копия всё же не вполне отвечает оригиналу. Да и вопрос, каков был оригинал первоначально? Часто копиисты стараются передать вовсе не основу, а случайные наслоения времени. Причуда лаковых покрытий даёт мираж, и тщетно пытаются отличить первое выражение произведения. Можно возвращаться к тому же предмету, но невозможно точно повторить первоначальное. Неизбежно возвращение к однажды уже затронутым предметам, но это не может быть повторением. Леонардо возвращался к излюбленным наблюдениям, но ведь не повторял их.

(«Н.К. Рерих. Из литературного наследия», М., 1974 г.)


Добавить комментарий