27 марта – Всемирный День Театра

Март 19, 2021 в Культура, Книги, просмотров: 138

Трагедия «Гамлет, принц датский» (1601 г.), со времени публикации которой в текущем году исполняется 420 лет, — одно из самых сложных и противоречивых произведений мировой литературы.

Книга известного советского шекспироведа Александра Абрамовича Аникста «Трагедия Шекспира „Гамлет“» содержит общую характеристику творчества великого английского драматурга па фоне общественно-политических и идеологических условий позднего Возрождения.

Автор анализирует место трагедии в эволюции творчества Шекспира. В книге подробно рассматриваются идейные и художественные основы «Гамлета». Характер главного героя раскрывается во взаимной связи с композицией пьесы и другими её персонажами. Большое внимание уделяется художественным приёмам и стилю трагедии.

Глава первая

Шекспир — драматург эпохи Возрождения

Трагедия Шекспира «Гамлет, принц датский» наиболее знаменитая из пьес английского драматурга. По мнению многих высоко авторитетных ценителей искусства, это одно из самых глубокомысленных творений человеческого гения, великая философская трагедия. Она касается важнейших вопросов жизни и смерти, которые не могут не волновать каждого человека. Шекспир-мыслитель предстаёт в этом произведении во весь свой гигантский рост. Вопросы, которые ставит трагедия, имеют поистине общечеловеческое значение. Недаром на разных этапах развития человеческой мысли люди обращались к «Гамлету», ища в нём подтверждение взглядов на жизнь и мировой порядок.

Однако «Гамлет» привлекает не только тех, кто склонен размышлять о смысле жизни вообще. Произведение Шекспира ставит острые моральные проблемы, имеющие отнюдь не отвлечённый характер. Ситуации трагедии и особенно мысли и переживания её героя глубоко задевают души читателей и зрителей.

Как истинно художественное произведение, «Гамлет» привлекает многие поколения людей. Меняется жизнь, возникают новые интересы и понятия, а каждое новое поколение находит в трагедии нечто близкое себе. Сила трагедии подтверждается не только её популярностью у читателей, но и тем, что вот уже почти четыре столетия она занимает одно из первых, если не самое первое место в репертуаре театров стран западной цивилизации, а теперь завоёвывает и сцены театров других культур. Постановки трагедии неизменно привлекают зрителей, а мечта каждого актёра — исполнить роль героя этой трагедии. Популярности «Гамлета» в последние десятилетия много способствовала экранизация его в кино и показы па телевидении. Особенно широкое признание получили два фильма: один в постановке английского актёра Лоренса Оливье, другой — созданный советским режиссером Григорием Козинцевым.

Самое привлекательное в трагедии — образ героя. «Это прекрасно, как принц Гамлет!» — воскликнул один из современников Шекспира Энтони Сколокер, и его мнение подтверждали многие люди, понимающие толк в искусстве, на протяжении столетий, прошедших со времени создания трагедии.

Чувствительных и вдумчивых читателей волнуют судьбы многих литературных героев и героинь. Как правило, однако, они не отождествляют себя с ними. Им сочувствуют, их жалеют или радуются с ними, но между читателями и зрителями всегда остаётся некоторое расстояние, отделяющее их от симпатичных и прекрасных героев, созданных писателями. Гамлет же входит в наши души.

Конечно, есть и будут люди, по складу своей личности чуждые Гамлету; они смотрят на жизнь прямолинейно, преследуют практические и узкоэгоистические цели, их не тревожат судьбы других людей и уж тем более всего человечества.

Вместе с тем есть люди, для которых Гамлет — их герой, им близок его духовный мир, они глубоко чувствуют его сомнения и тревоги.

Чтобы понимать Гамлета и сочувствовать ему, не нужно оказаться в его жизненной ситуации — узнать, что отец злодейски убит, а мать изменила памяти мужа и вышла за другого. Конечно, те, чья судьба хотя бы отчасти подобна гамлетовской, более живо и остро почувствуют всё, что испытывает герой. Но даже при несходстве жизненных ситуаций Гамлет оказывается близким читателям, особенно если они обладают духовными качествами, подобными тем, которые присущи Гамлету, — склонностью вглядываться в себя, погружаться в свой внутренний мир, болезненно остро воспринимать несправедливость и зло, чувствовать чужую боль и страдание как свои собственные.

Такие люди есть, и некоторые из них были знаменитыми. Одним из первых глубоко проник в душевный мир Гамлета, остро почувствовал мучившие его противоречия величайший немецкий поэт Иоганн Вольфганг Гёте (1749–1832 гг.), с большой симпатией писавший о герое Шекспира. Английский поэт-романтик Семюэл Тейлор Колридж (1772–1834 гг.) признавался, что в чём-то сам подобен Гамлету.

Гамлет стал любимейшим героем, когда широко распространилась романтическая чувствительность. Многие стали отождествлять себя с героем трагедии Шекспира. Глава французских романтиков Виктор Гюго (1802–1885 гг.) писал в своей книге «Вильям Шекспир»: «На наш взгляд, „Гамлет“ — главное создание Шекспира. Ни один образ, созданный поэтом, не тревожит и не волнует нас до такой степени. <...> Бывают часы, когда в своей крови мы ощущаем его лихорадку. Тот странный мир, в котором он живёт, — в конце концов наш мир. Он — тот странный человек, каким мы все можем стать при определённом стечении обстоятельств <...> Он воплощает неудовлетворённость души жизнью, где нет необходимой ей гармонии».

Россия тоже не осталась в стороне от увлечения Гамлетом. Этому особенно способствовало потрясающее исполнение роли датского принца замечательным русским актёром-романтиком Павлом Степановичем Мочаловым (1800–1848 гг.) на сцене Московского Малого театра в конце 1830-х годов. Оно произвело огромное впечатление на В.Г. Белинского. В статье «Гамлет, драма Шекспира», Мочалов в роли Гамлета" (1838 г.) критик запечатлел, как играл Гамлета знаменитый актёр. Читая статью, чувствуешь, что великий критик очень лично воспринял трагедию. Он переживал тогда сложный период своего идейного развития, и хотя между его жизненной ситуацией и судьбой шекспировского героя не было ничего общего, Белинский, как и Мочалов, почувствовал гамлетовские душевные страдания так, как если бы они были его собственными. Белинский утверждал, что образ Гамлета имеет общечеловеческое значение: «Гамлет!.. понимаете ли вы значение этого слова? — восклицает Белинский, — оно велико и глубоко: это жизнь человеческая, это человек, это вы, это я, это каждый из нас, более или менее, в высоком или смешном, но всегда в жалком и грустном смысле...».

Черты Гамлета находил в русских людях И.С. Тургенев, что получило выражение в его произведении «Гамлет Щигровского уезда» (1859 г.). Русским Гамлетом был, по замыслу А.П. Чехова, герой его драмы «Иванов». Образ Гамлета получил отражение в поэзии Александра Блока. В более близкое нам время актёром, играющим Гамлета, ощущал себя Борис Пастернак.

Но если сопоставить, каким видят Гамлета те, кто сочувствует ему, то окажется, что у каждого своё представление о нём. Добавим к этому, что есть и такие, кто, высоко ценя трагедию Шекспира как художественное произведение, отнюдь не восторгается Гамлетом как человеком.

Вот два крайних мнения о нём. В глазах Гёте Гамлет «прекрасное, чистое, благородное, высоконравственное существо». Тургеневу шекспировский герой видится совсем иным: «Он весь живёт для самого себя, он эгоист; <...> он скептик и вечно возится и носится с самим собою».

Отсюда парадокс восприятия великой трагедии Шекспира. Именно потому, что она очень лично задевает каждого, она порождает совершенно разные, подчас противоречивые толкования.

Считать ли это достоинством или недостатком произведения? Английский поэт и критик Т.С. Элиот (1888–1965 гг.) пришёл к выводу, что разноголосица мнений о «Гамлете» вызвана несовершенством художественного строя трагедии. Его мнение отражает взгляд на искусство, согласно которому идея произведения должна быть определена автором чётко и не вызывать разногласия у читателей.

Конечно, есть творения искусства, о смысле которых не спорят. Но встречаются создания великих мастеров, не столь ясные. «Гамлет» принадлежит к числу таких. Это получило отражение в критике. О трагедии написано огромное количество книг и статей.

Библиография литературы о «Гамлете», составленная А. Рейвеном, насчитывает более двух тысяч работ, опубликованных между 1877–1935 годами. За пятьдесят лет, прошедших с тех пор, появилось ещё столько же. Конечно, далеко не всё написанное о «Гамлете» равноценно. Но интересных н значительных работ очень много (см. библиографию в конце книги).

Прежде чем приступить к рассмотрению трагедии, надо сказать следующее.

Великие творения искусства с течением времени обретают одно трудно определимое качество. Они становятся в глазах многих людей духовным сокровищем, своего рода святыней, вызывающей восхищение. Их окружает ореол непреходящей прелести и красоты. Мы преклоняемся перед высокими творениями человеческого гения. Многие ограничиваются немым восхищением, они наслаждаются их совершенством, всей душой отдаваясь тем чувствам и мыслям, которые возбуждают в них шедевры мирового искусства.

Против такого отношения к ним не только нельзя возражать, но его надо высоко ценить. Достоинством подобного восприятия является целостность эстетического впечатления, на которую в первую очередь рассчитывает художник. Но для полного понимания эстетических ценностей нужны определённые знания и навыки, которые позволят не одним лишь сердцем, но и умом постигнуть, в чём смысл и значение данного произведения. Такое предуведомление нелишне для читателя этой книги, посвящённой разбору трагедии Шекспира.

Вокруг трагедии накопилось много вопросов, существуют различные толкования её смысла. Многие читатели, наверное, уже имеют своё мнение о «Гамлете». Спорить с чужими взглядами на трагедию я не собираюсь. Вместо этого я предлагаю тщательное прочтение текста, свободное от предубеждений. Цель книги не в том, чтобы создать новую концепцию трагедии, а в том, чтобы выяснить посредством анализа текста, что собственно написал Шекспир, как он понимает своих героев и их судьбу. Всякое утверждение подкрепляется ссылками на соответствующие места трагедии.

Существует несколько хороших русских переводов — Л. Кронеберга, К. Романова, А. Радловой, М. Лозинского, Б. Пастернака...

Автор «Гамлета» и его время

Давно уже установилось мнение, что из всех героев Гамлет должен был быть особенно близок Шекспиру.

Первое, что можно сказать по этому поводу, это полное несходство внешних обстоятельств. Гамлет — высокородный принц, Вильям Шекспир (1564–1616 гг.) — сын мелкого торговца и ремесленника из небольшого провинциального городка средней Англии. Гамлет учился в одном из лучших университетов Западной Европы того времени в немецком городе Виттенберге. У датского принца отец был злодейски убит, а мать вышла замуж за его убийцу. Отец Вильяма — Джон Шекспир, правда, испытал какие-то житейские неприятности, лишился почётного положения, которое он некоторое время занимал в Стратфорде, но в его семейной жизни никакого разлада не было и скончался он естественной смертью. Если кто-нибудь и нанёс Джону Шекспиру ущерб, приведший к упадку его дел, то его сын Вильям, ставший пайщиком актёрского товарищества в Лондоне, заработал достаточное состояние, чтобы приобрести в родном городе самый большой каменный дом и несколько доходных земельных участков. Таким образом, мы видим, что ничего трагического, подобного истории Гамлета, в жизни Шекспира не произошло.

Сын состоятельного ремесленника, Вильям Шекспир лет с четырнадцати, а может быть и раньше, стал помогать отцу в его делах. В восемнадцать лет женился, через три-четыре года покинул Стратфорд, попал в Лондон, здесь стал актёром и с 1594 года связал свою театральную деятельность с актёрским товариществом «Слуги лорда-камергера», одной из двух лучших лондонских трупп. Выдающимся актёром он, по-видимому, не был, но в труппе его ценили как драматурга пьес, которые имели успех у публики общедоступного народного театра. Труппа пользовалась таким признанием, что её приглашали давать представления при дворе королевы Елизаветы I, а после её смерти король Джеймс I дал труппе почётное звание «Слуги его величества короля».

На сцене Шекспир играл лет до сорока, потом вернулся в родной Стратфорд, где жил до смерти, не порывая с театром. Последние пьесы, написанные им для его труппы, относятся к 1612–1613 годам. После этого, то есть достигнув сорока восьми лет, Шекспир пьес уже не писал. Можно предположить, что последние четыре года жизни он болел. Скончался Шекспир 23 апреля 1616 года в возрасте 52 лет. Он был с почётом похоронен под алтарём храма святой Троицы в родном городе Стратфорде, а на стене над местом погребения родственники установили его барельеф.

После смерти Шекспира его друзья-актёры издали огромный фолиант — «Комедии, хроники и трагедии Вильяма Шекспира». Он вышел в 1623 году и содержал 36 пьес. Впоследствии к ним добавили ещё одну пьесу «Перикл», по-видимому, лишь частично написанную им. Учёные установили, когда впервые появилась та или иная пьеса на сцене.

При жизни Шекспира были напечатаны также его поэмы: «Венера и Адонис» (1593 г.), «Лукреция» (1594 г.), цикл лирических стихотворений — «Сонеты» (1609 г.) и некоторые другие стихотворения.

К сожалению, о Шекспире мы знаем меньше, чем хотелось бы, ибо в глазах современников он отнюдь не был таким великим человеком, каким его признали последующие поколения. Положение актёра и профессионального драматурга считалось в то время отнюдь не почтенным. Не осталось ни дневников, ни писем, ни воспоминаний современников, не говоря уже о сколько-нибудь подробной биографии. Всё, что мы знаем о Шекспире, — результат долгих и тщательных разысканий учёных, начиная с XVIII века.

Документы, которые удалось найти, касаются главным образом имущественных дел. Более подробно мы знаем о театральной деятельности Шекспира.

Но это отнюдь не означает, что личность Шекспира полностью скрыта от нас.

Прежде всего очевидно, что он был гениальным самоучкой. Начальное образование Шекспир получил в грамматической школе Стратфорда. В те времена обучали начаткам грамоты на родном языке, учили читать и писать, в школе же главным предметом обучения были древние языки. Шекспир усвоил здесь знание латыни и немного древнегреческого. Его любимым поэтом стал автор «Метаморфоз» Овидий. Остальные познания он добыл чтением и стал весьма образованным человеком. Это видно хотя бы из того, что сюжеты для пьес Шекспир заимствовал из книг. Свои пьесы-хроники из прошлого родной страны — «Генри VI», «Ричард III», «Король Джон», «Ричард II», «Генри IV», «Генри V», «Генри VIII», (называем их в порядке написания) — Шекспир основывал на «Хрониках Англии, Шотландии и Ирландии» Рафаила Холиншеда. Там же рассказывается один из вариантов истории короля Лира, а также описывается судьба Макбета. Сюжеты из истории Древней Греции и Рима Шекспир почерпнул из «Сравнительных жизнеописаний» греческого историка Плутарха, которого читал в английском переводе. Там он нашёл материал для «Юлия Цезаря», «Антония и Клеопатры», «Кориолана» и «Тимона Афинского». Он переделал комедию Плавта «Менехмы» в «Комедию ошибок», заимствовал из итальянских и испанских новелл и поэм сюжеты «Укрощения строптивой», «Двух веронцев», «Сна в летнюю ночь», «Венецианского купца», «Много шума из ничего», «Двенадцатой ночи», «Ромео и Джульетты», «Отелло».

Иных читателей, может быть, удивит, что Шекспир не сам придумывал сюжеты пьес, а, как правило, заимствовал их у других авторов. Больше того, в некоторых случаях уже до Шекспира существовали пьесы, которые он перерабатывал. Так, была пьеса «Славные победы Генри V», автор которой остался неизвестен. Но сама пьеса сохранилась. Шекспир сделал на этот же сюжет три пьесы — «Генри IV» (первая и вторая части) и «Генри V». Сравнивая старую пьесу с шекспировской трилогией, можно увидеть, насколько Шекспир выше своего предшественника.

История Ромео и Джульетты была изложена до Шекспира в поэме Артура Брука. Шекспир изменил главную идею поэмы. Брук писал о том, что юные герои сами виноваты в своей гибели, так как не послушались родителей. У Шекспира в гибели Ромео и Джульетты виновата кровная вражда их семейств.

Сохранилась трагедия «Король Лир и его три дочери», написанная кем-то до Шекспира. События, происходящие в ней, в основном те же, что и у Шекспира. Примитивная драматическая повесть о неблагодарности детей под пером Шекспира превратилась в одну из самых глубоких философских трагедий.

Скажем ещё, что Шекспир, по-видимому, любил сюжеты, имевшие большую давность. В историях, переходивших из поколения в поколение, запечатлевался духовный опыт человечества. Они были близки народу и понятны ему, поэтому их рассказывали и пересказывали каждый век сызнова, а когда происходили великие перемены в жизни общества, их переосмысляли, вкладывая в них новое понимание жизни и отношений между людьми.

Предание о Гамлете тоже насчитывало многовековую давность. Ютландский принц Амлет жил в языческие времена, то есть до 827 года, когда в Дании было введено христианство. Его историю изложил Саксон Грамматик в своей «Истории датчан» (ок. 1200 г.). Впоследствии французский автор Франсуа Бельфоре пересказал её в своих «Трагических историях» (1576 г.). Неизвестный английский драматург (возможно, им был Томас Кид) написал на этот сюжет трагедию, которая шла в Лондоне в 1589 году. К сожалению, она не сохранилась, но, зная, как перерабатывал Шекспир произведения других авторов, сомневаться в оригинальности его трагедии не приходится.

Эти предания и легенды с присущей им первозданной простотой и наивностью продолжали бы существовать, как бытуют до сих пор многие легендарные и сказочные сюжеты, сохраняя всю прелесть их примитивности. Шекспиру эти сюжеты обязаны тем, что они обрели необыкновенную глубину постижения жизни, огромную поэтическую силу. Кто знал бы Ромео и Джульетту, Лира, Макбета, Отелло, Гамлета, если бы их судьбу не изобразил Шекспир?

Эти и многие другие истории Шекспир поднял на высоту такого понимания жизни, какого в искусстве не было до него. Он создал бессмертные произведения, в которых человечество вот уже на протяжении четырёх веков находит ярчайшее воплощение самого себя. Великий мастер раскрытия характеров, Шекспир с необыкновенной силой показал трагедии жизни.

Шекспиру выпало жить в замечательное время. Он был современником великой эпохи в истории человечества, получившей название Возрождения. То была длительная полоса общественного и духовного развития Европы, когда происходила ломка многовекового феодального уклада и рождение буржуазного строя. Всё началось в Италии, ставшей первой капиталистической страной Западной Европы. Рост городов, возникновение денежного капитала, развитие товарного производства, образование мирового рынка, географические открытия — всё это рушило вековечные понятия. Был положен конец духовному господству церкви, появились зачатки новой науки, начало формироваться новое мировоззрение.

Новое рождалось в сочетании с восстановлением давно забытого прошлого. Христианство в борьбе с язычеством Запада подавляло память о великом наследии греко-римской античной культуры. Теперь её возродили, и в ней передовые люди эпохи находили опору для борьбы против аскетизма и всякого подавления человеческой природы. Провозвестники нового мировоззрения, получившие название гуманистов, противопоставили изучение человеческой жизни вере в божественное.

Возрождение родилось на рубеже XIII–XIV веков. Медленно и долго происходило формирование новой гуманистической культуры. Оно получило новый толчок после того, как в 1453 году турки захватили столицу Византийской империи Константинополь и учёные греки бежали в Италию, где стали распространять знание памятников древнегреческой письменности. Перед изумлённым Западом открылась забытая духовная культура, основанная на здравом отношении к человеческой природе, свободной мысли. Раскопки развалин Рима обнаружили скульптуры необыкновенной красоты. Возник культ античности. В ней увидели прообраз свободного человечества.

Сначала гуманизм означал лишь изучение языков и памятников письменности греко-римского мира. Эта новая наука противопоставлялась господствующему церковному вероучению феодального средневековья, носителем которого было богословие. С течением времени гуманизм обрёл более широкое значение. Он оформился в обширную систему взглядов, охватывающих все отрасли знания — философию, политику, нравственность, природоведение.

Гуманисты отнюдь не отвергали христианство как таковое. Его нравственное учение, этика добра была им не чужда. Но гуманисты отвергали христианскую идею отречения от благ жизни и, наоборот, утверждали, что земное существование дано человеку для того, чтобы в полной мере использовать свои силы.

Для гуманистов человек — центр мироздания. Способности, которыми природа наделила людей, следует развивать и применять к делу. Идеалом гуманистов был всесторонне развитый человек, равно проявляющий себя в области мысли и практической деятельности. Сломив старую мораль покорности существующим порядкам, сторонники нового взгляда на жизнь отвергали всякого рода ограничения деятельности человека.

Шекспир отразил все стороны этого сложного процесса. В его произведениях перед нами предстают как люди, ещё склонные жить по старинке, так и те, кто сбросил оковы отжившей нравственности, и те, кто понимает, что человеческая свобода отнюдь не означает права строить своё благополучие на несчастьях других. Шекспир — писатель той поры в истории европейской духовной жизни, когда люди были относительно свободны в проявлении своей природы. Это время необыкновенного расцвета личности. Недаром Ф. Энгельс писал, что эпоха Возрождения «нуждалась в титанах и <...> породила титанов по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учёности».

Герои пьес Шекспира — люди именно такого склада. Им присущи большие страсти, могучая воля, безмерные желания. Все они — выдающиеся натуры. Характер каждого проявляется с необыкновенной ясностью и полнотой. Каждый сам определяет свою судьбу, выбирая в жизни тот или иной путь.

Вместе с тем у Шекспира нет идеальных героев. Он видел и запечатлел в созданных им образах сложность человеческой природы. Как истинным людям, ничто человеческое им не чуждо, в том числе слабости, заблуждения, ошибки и даже преступления. У Шекспира был великий дар видеть противоречия, свойственные людям, столкновения воль и стремлений. Именно это и сделало его драматургом. При этом он был далёк от того, чтобы смотреть на поведение своих героев с точки зрения какой-нибудь строгой морали. Шекспир чётко изображал зло и добро, но при этом не впадал в поучительность.

Читая пьесы Шекспира, мы, правда, нередко встречаемся с тем, как персонажи рассуждают на темы морали, дают оценку разным явлениям, в первую очередь поведению друг друга. Но всегда следует быть осторожным и не приписывать самому Шекспиру взгляды и оценки в показываемых им действующих лицах.

Мысль Шекспира растворена в образах и ситуациях его пьес, и он сумел так полно, всесторонне раскрыть характеры и обстоятельства, что картины, созданные им, богаты и сложны, как сама действительность. Вот почему, между прочим, когда предлагаются толкования пьес Шекспира, то они так же разнообразны, а подчас и противоречивы, как мнения разных людей о действительности.

Шекспир-художник проникал в самую сущность жизненных явлений. Не оставаясь безразличным к тому, что хорошо и что дурно, он становился как бы выше этого, стремясь понять и показать нам, что побуждает людей поступать именно так, а не иначе. Вместе с Шекспиром и мы поднимаемся на более высокий уровень постижения жизни, когда, отказываясь от плоского морализаторства, начинаем видеть человека таким, как он есть. Это означает не отказ от нравственных ценностей, а возвышение до той ступени понимания жизни и человеческих судеб, когда мы обретаем наиболее высокую мораль человечности.

Может быть, и лучше, что мы мало знаем о Шекспире как человеке. Мелкие житейские невзгоды и заботы могли бы заслонить от нас того поэта, который, отрешившись от них, погружался в мир, созданный его воображением, чтобы сделать для своих зрителей живыми образы Юлия Цезаря, Брута, Гамлета, Отелло, короля Лира, Макбета и многих других. Что из того, что мы мало знаем о стратфордском домовладельце, лондонском актёре, — зато нам открыт бессмертный поэт. Он весь перед нами, огромный художник, несравненный создатель человеческих образов. Нам доступно творчество одного из величайших умов человечества. Но можем ли мы похвалиться достаточно глубоким знанием и пониманием его? Вот вопрос, который должен задать себе каждый, кому хотелось бы больше узнать о Шекспире.

Хотя Шекспир создавал произведения для восприятия их со сцены, пьесы его стали также литературой — произведениями для чтения. Чтение его пьес открыло многое, что не улавливается во время театрального представления, например некоторые тонкости психологического раскрытия характеров.

Бесспорно, что поэтические речи персонажей производят впечатление, когда мы слышим их из уст актёров. Но, имея перед глазами текст, мы ещё больше можем оценить поэтические достоинства многих монологов, а также умелое построение диалогов, острот, обмена репликами.

Время шло, а творения Шекспира не только не умирали, но всё больше входили в культурный обиход человечества. Уже через сто лет после смерти он был признан классиком, а затем возведён в ранг величайших писателей мира.

По мере того как всё больше признавалось значение Шекспира, каждое поколение по-новому осмысляло для себя его произведения, по-новому толковало их. Всё больше раскрывались глубокие мысли, заложенные Шекспиром в его пьесы, всё яснее становилось его художественное мастерство...

Источник:

http://www.w-shakespeare.ru/library/tragediya-shekspira-gamlet.html


Добавить комментарий