Книги Элеанор Портер: «Поллианна» (1913 г.)

Ноябрь 24, 2021 в Книги, просмотров: 263

Это история о маленькой девочке по имени Поллианна Уиттиер. Оставшись сиротой, одиннадцатилетняя Поллианна переезжает к своей родной тёте Полли Харрингтон, обладающей, мягко говоря, суровым характером. В доме тёти множество строгих правил и запретов, которым следует неукоснительно подчиняться. Но девочка помнит, чему учил её отец — уметь радоваться жизни при любых обстоятельствах! И весёлая, жизнерадостная Поллианна заражает своим оптимизмом всех вокруг.

Жизнь унылых горожан в унылом местечке меняется на глазах!

... В одном из своих писем писательница Элеанор Портер, создательница повести о Поллианне, писала: «Каждый человек несёт в себе свет. Нужно только уметь открыть свою душу и подарить этот свет людям...»

Эта идея и вложена в книгу, изданную в 1913 году, а также в художественные фильмы, которые были сняты впоследствии (1960 и 2003 гг.).

Несколько слов об авторе. Элеанор Портер, впоследствии — известная американская писательница, в юности увлекалась музыкой, обучалась в консерватории Бостона, пела в церковном хоре и устраивала самодеятельные концерты. Она мечтала стать певицей, но судьба распорядилась иначе. Элеанор вышла замуж за предпринимателя Джона Лимана Портера и взяла фамилию мужа. После нескольких переездов (Чаттануга, Нью-Йорк, Спрингфилд) пара окончательно поселилась в Кембридже. Свои первые рассказы Элеанор Портер опубликовала, когда ей было уже 33 года. В некоторых из них упоминалось о девочке, играющей в радость, то есть уже во время первых проб пера писательница обдумывала библейскую истину о неунынии — основополагающей людской добродетели, ставшей краеугольным камнем повествования о Поллианне.

Первые читатели не желали расставаться с книгой: им хотелось продолжать, чтобы узнать, как же дальше сложится жизнь главных героев, и в первую очередь, конечно же, самой Поллианны. Многие люди стали обращаться к Элеанор Портер с просьбами написать продолжение истории. Так появился роман «Поллианна взрослеет». Не изменяясь внутренне, невзрачная рыженькая девочка превращается в красавицу; волшебный свет добра, который по приезде в Белдингсвилль зажгла Поллианна, продолжает освещать тихий английский городок. Слово «радость» навсегда получило здесь особое значение.

«ПОЛЛИАННА. УРОКИ ДОБРА»

Глава 3

ПРИЕЗД ПОЛЛИАННЫ

Некоторое время спустя пришла телеграмма. В ней сообщалось, что Поллианна прибудет в Белдингсвилль на следующий день — двадцать пятого июня, в четыре часа дня. Прочитав телеграмму, мисс Полли с хмурым видом направилась в комнату на чердаке. Она придирчиво осмотрела её. В комнате стояли маленькая, аккуратно застланная кровать, два жёстких стула, комод без зеркала и маленький столик. Штор на окнах не было, и ни одна картина не украшала стены. Весь день солнце нещадно палило крышу, и маленькая комната раскалилась словно духовка. Жара усиливалась из-за того, что на окнах не было защитных сеток от насекомых и их приходилось держать закрытыми. В стёкла, сердито жужжа, билась большая муха.

Мисс Полли прихлопнула муху, чуть приподняв окно, выбросила её на улицу и снова плотно закрыла раму. Затем она поправила стул и со столь же хмурым видом покинула комнату.

Мгновение спустя она остановилась у кухонной двери.

— Нэнси, — сказала она. — Я была в комнате мисс Поллианны и нашла там муху. Видно, кто-то открывал окно. Я заказала сетки от насекомых. Но пока они не готовы, прошу тебя проследить, чтобы окна в комнате мисс Поллианны не открывались. Моя племянница приедет завтра в четыре часа дня. Я хочу, чтобы ты встретила её на станции. Тимоти заложит открытую коляску, и ты поедешь вместе с ним. В телеграмме сказано: «Светлые волосы, платье из хлопка в красную клетку и соломенная шляпа». К этому я ничего не могу добавить. Но, думаю, ты и так узнаешь её.

— Хорошо, мэм, но... вы...

Несмотря на невнятное бормотание Нэнси, мисс Полли прекрасно поняла, что та хотела сказать.

— Нет, — резко возразила она, — я не поеду. В этом нет никакой необходимости. Надеюсь, ты всё поняла?

И, повернувшись, мисс Полли вышла из кухни с сознанием выполненного долга. По её мнению, подготовка к приезду племянницы завершилась наилучшим образом.

Не успела она покинуть кухню, как Нэнси, которая в это время гладила, с силой вдавила утюг в полотенце.

— «Светлые волосы, платье из хлопка в красную клетку и соломенная шляпа». «К этому я ничего не могу добавить. Но, думаю, ты и так узнаешь её», — передразнила она хозяйку. — На вашем месте мне было бы стыдно, мисс Полли. Если бы моя единственная племянница ехала бы ко мне через весь континент, а я бы почти ничего не знала о ней и даже встречать не захотела бы ехать!.. Какой позор! Вот так и скажу: позор!

И вконец разгневанная Нэнси ещё долго высказывала своё возмущение ни в чём не повинным полотенцам.

На другой день, ровно без двадцати четыре Тимоти и Нэнси выехали из дома в открытой коляске. Тимоти был сыном старого Тома, и в городе часто повторяли: если старый Том — правая рука мисс Полли, то Тимоти — левая. Это был добродушный молодой человек чрезвычайно привлекательной наружности. Хотя Нэнси работала у мисс Полли совсем недавно, они уже успели подружиться с Тимоти, и с удовольствием болтали при каждой встрече. Однако сейчас Нэнси была настолько взволнована возложенной на неё миссией, что даже разговаривать не могла и, к удивлению Тимоти, они почти весь путь до станции проделали молча. Когда же они, наконец, добрались до места, Нэнси выпрыгнула из коляски и поспешила на платформу. «Светлые волосы, платье из хлопка в красную клетку и соломенная шляпа», — беспрестанно твердила она про себя, снова и снова пытаясь представить, какой же окажется эта Поллианна?

Тимоти догнал Нэнси уже на платформе.

— Знаешь, — сказала ему Нэнси,  лучше всего, если Поллианна окажется тихой, разумной и не станет ронять на пол ножи или хлопать дверьми.

— Прямо не знаю, что будет со всеми нами, если она окажется другой, — со смехом ответил Тимоти, — ты только вообрази себе, Нэнси, мисс Полли и строптивый ребенок под одной крышей! Ой! — вдруг крикнул он. — Уже поезд подходит! Слышишь свисток?

— Знаешь, Тимоти, по-моему, это ужасно с её стороны, что она послала меня сюда! — выпалила Нэнси и помчалась на другой конец платформы. Ей казалось, что оттуда она сможет лучше разглядеть пассажиров, которые сойдут с поезда на их маленькой станции.

Вскоре Нэнси увидела её. Две светлые косички, лицо, усеянное веснушками, глаза, напряжённо что-то высматривающие... И, вдобавок ко всему, платье в красную клетку и соломенная шляпа. Ну, конечно же, это Поллианна!

Нэнси ещё какое-то время оставалась на месте; ей надо было унять дрожь в коленках. Справившись немного с волнением, она подошла к девочке.

— Вы мисс Поллианна? — спросила она. В следующий миг на её шее сомкнулись две руки в клетчатых рукавах, и Нэнси едва не задохнулась в объятиях.

— Ой! Я так рада! Так рада увидеть вас! — крикнула Поллианна прямо в ухо Нэнси. — Ну, конечно же, я Поллианна! Я так рада, что вы приехали встретить меня! Я так мечтала об этом!

— Ты мечтала? — переспросила Нэнси, которую совершенно ошеломило это заявление. Она решительно не могла взять в толк, каким образом Поллианна не только узнала о её существовании, но даже мечтала, чтобы она её встретила?

— Ты мечтала? — во второй раз переспросила Нэнси, пытаясь вернуть на место сбившуюся шляпу.

— Ну, да. Я всё время, пока ехала, пыталась представить себе, какая вы! — воскликнула девочка. И, встав на цыпочки, принялась внимательно разглядывать Нэнси. — А теперь я увидела вас! И я знаю, как вы выглядите! Я рада, что вы такая!

Нэнси не знала, куда девать себя от смущения. Но тут к ним подошёл Тимоти, и ей стало чуть легче.

— А это наш Тимоти, — едва слышно пролепетала она, — у тебя есть чемодан, Поллианна?

— Ну да, есть, — важно ответила девочка. — Мне его купила Женская помощь. Совсем новенький чемодан. Правда, это очень щедро с их стороны? Ведь они так хотели купить ковёр для церкви! Конечно, я не знаю, сколько красного ковра можно купить вместо чемодана, но, думаю, этого хватило бы на пол-алтаря. Вы тоже так думаете? У меня в сумке есть такая маленькая бумажка. Мистер Грей сказал, что это квитанция, и я должна отдать её вам, а вы получите мой чемодан. Мистер Грей — это муж миссис Грей. Они родственники жены пастора Карра. Мы вместе ехали с Дальнего Запада. Знаете, они просто очаровательные люди. А вот и квитанция! — воскликнула она, извлекая из сумки бумажку.

Тут Нэнси инстинктивно перевела дух. Она просто почувствовала, что кто-то должен это сделать после такой длинной речи. Затем она украдкой посмотрела на Тимоти. Но тот отвернулся и им так и не удалось встретиться взглядами.

Потом они получили чемодан Поллианны и пошли туда, где оставили коляску. Чемодан положили сзади, а Поллианна втиснулась на сиденье между Нэнси и Тимоти. Пока все устраивались, Поллианна беспрестанно болтала или что-нибудь спрашивала. Поначалу Нэнси успевала ответить, но вскоре отчаялась и умолкла в изнеможении.

— Как красиво! — тараторила Поллианна. — А это далеко? Я так люблю ездить в коляске! Но если это не далеко, я не буду очень жалеть, потому что я так рада буду увидеть, куда мы приедем. Ой, какая красивая улица! Я так и знала, что тут очень красиво! Мне папа говорил...

На этой фразе горло у неё перехватил спазм, и она остановилась. Нэнси посмотрела на неё и заметила в её глазах слёзы. Но секунду спустя Поллианна уже совершенно овладела собой и затараторила с новой силой:

— Папа говорил мне о вашем городе, а миссис Грей сказала, что я должна объяснить вам, почему я в красном клетчатом платье. Она сказала, что вам, наверное, это покажется странным. Но среди последних пожертвований в Миссии не оказалось ни одного чёрного платья. Там был только верх от чёрного бархатного платья. Но жена пастора Карра сказала, что он мне совершенно не годится, и ещё он протёрся на локтях и на сгибах. Когда они это увидели, часть Женской помощи хотела купить мне чёрное платье и шляпу, а другая часть решила истратить эти деньги на красный ковёр для церкви, а миссис Уайт сказала, что, может, так будет и лучше. Мне, говорит, не нравятся дети в чёрном платье. То есть, ей не дети не нравятся, а когда их одевают в чёрную одежду.

Поллианна перевела дух. Воспользовавшись паузой, Нэнси успела вставить:

— Ну, по-моему, цвет платья не имеет значения.

— Я рада, что вы на это смотрите точь-в-точь как я, — сказала Поллианна, и горло её снова перехватил спазм. — Конечно, — грустно добавила она, — в чёрной одежде мне было бы гораздо труднее радоваться...

— Радоваться?! — воскликнула Нэнси. Слова Поллианны настолько поразили её, что она даже не дала ей договорить.

— Ну да, радоваться, — невозмутимо продолжала Поллианна, — я ведь рада, что мой папа сейчас в раю. Он ведь теперь с мамой и остальными детьми. Он сам мне говорил, что я должна радоваться. Но мне всё равно очень трудно радоваться. Даже несмотря на красное платье. Ведь мне он так нужен! У мамы и у других детей там есть Бог и ангелы, а у меня никого не осталось, кроме Женской помощи. Но теперь-то я уверена, что мне будет легче. Ведь теперь у меня есть вы, тётя Полли! Я так рада, что у меня есть вы!

Тут сочувствие, с которым Нэнси внимала маленькому несчастному существу, сменилось ужасом.

— Милая Поллианна! Ты ошибаешься! Я не твоя тётя Полли. Я всего лишь Нэнси.

— Вы — не тётя Полли? — растерянно прошептала девочка.

— Нет, я Нэнси. Никогда не думала, что меня можно спутать с твоей тётей. Между нами ничего общего-то нет.

Тимоти тихонько прыснул в кулак, но Нэнси эта история очень расстроила, и ей было не до шуток.

— Но тогда кто же вы? — спросила Поллианна. — Вы совсем не похожи ни на кого из Женской помощи.

Тимоти больше не мог сдерживаться и громко расхохотался.

— Я Нэнси. Служанка мисс Полли. Я делаю всю работу по дому, кроме стирки и глажки крупных вещей. Это по части миссис Дерджин.

— А вообще-то тётя Полли есть? — с тревогой спросила девочка.

— О, тут тебе не следует сомневаться, — заверил её Тимоти. — Ещё как есть!

Поллианна тут же успокоилась.

— Ну, тогда всё в порядке, — весело сказала она.

С минуту они ехали в тишине. Затем Поллианна заговорила вновь:

— А вообще-то я рада, что она не приехала меня встречать. Потому что так бы я её уже узнала, а сейчас я ещё её не знаю. И потом, теперь у меня есть вы.

Нэнси покраснела. Тимоти тут же повернулся к ней.

— Ну и тонкий же комплимент отпустила тебе юная леди! — воскликнул он и улыбнулся. — Я бы на твоём месте сказал ей спасибо. Что же ты молчишь, Нэнси?

— Просто я думала о мисс Полли, — ответила вконец смущённая Нэнси.

— Я тоже о ней думаю, — весело подхватила Поллианна. — Мне так интересно! Знаете, ведь она моя единственная тётя, а я так долго вообще не знала, что она у меня есть. А потом папа рассказал мне о ней. Он сказал, что она живёт в красивом доме на вершине холма.

— Правильно, — ответила Нэнси. — Погляди. Видишь, вон там большой белый дом с зелёными ставнями?

— Ой, какой хорошенький! И вокруг него столько деревьев и травы! Я никогда ещё не видела столько зелени сразу! Нэнси, а моя тётя Полли богатая? — спросила Поллианна.

— Да, мисс.

— Ой, я так рада! Наверное, это так здорово, когда много денег! У нас ни разу не было много денег! И ни у кого из знакомых — тоже. Вот только у Уайтов. Они довольно богатые. У них в каждой комнате по ковру, а по воскресеньям они едят мороженое. А у тёти Полли бывает по воскресеньям мороженое?

Нэнси отрицательно покачала головой. Она попробовала вообразить, как тётя Полли ест по воскресеньям мороженое, и её начал разбирать смех. Губы её задрожали, и они с Тимоти обменялись лукавыми взглядами.

— Нет, мисс, твоя тётя, наверное, не любит мороженого. Я, во всяком случае, ни разу не видела ничего подобного у неё на столе.

У Поллианны лицо вытянулось от удивления.

— Ой, она не любит? Жалко! Не представляю, как можно не любить мороженого? Но зато я могу радоваться, что теперь у меня не будет болеть живот. Я у миссис Уайт съедала столько мороженого, что у меня потом часто болел живот. А ковры у тёти Полли есть?

— Ковры есть, — подтвердила Нэнси.

— В каждой комнате?

— Ну, почти в каждой, — ответила Нэнси и внезапно нахмурилась. Она вспомнила о маленькой комнате на чердаке, где уж точно не было ковра.

— Ой, я так рада! — воскликнула Поллианна. — Я так люблю ковры. У нас их не было. Только два совсем маленьких. Они попали к нам из благотворительных пожертвований. На одном было полно чернильных пятен. А у миссис Уайт на стенах ещё висели картины. Такие красивые картины! На них были маленькие девочки на коленях, и котёнок, и ягнята, и лев. Конечно, они были не все вместе, а по отдельности. Это в Библии говорится, что лев и ягнята когда-нибудь будут вместе, но на картинах миссис Уайт все пока по отдельности. По-моему, красивые картины просто невозможно не любить, правда?

— Я... я не знаю, — ответила Нэнси, и голос её дрогнул.

— А я очень люблю картины, — продолжала девочка. — У нас дома картин не было, потому что среди пожертвований они попадаются очень редко. Только однажды нам достались две. Но одна оказалась такой хорошей, что папа продал её и купил мне ботинки. А другая была такая дряхлая, что рама сразу развалилась на части, не успели даже на стену повесить. Я так плакала... А теперь я даже рада, что у нас не было красивых вещей. Потому что теперь мне будут больше нравиться те, которые есть у тёти Полли. Ведь я к ним не успела привыкнуть. Это, знаете, всё равно что новые разноцветные ленточки, которые находишь в пожертвованиях после того, как жертвовали одни выцветшие. Ой, это просто потрясающе красивый дом! — резко переменила она тему, ибо именно в этот момент Тимоти свернул к Дому на холме.

Когда они, наконец, остановились, и Тимоти принялся отвязывать чемодан, Нэнси подошла к нему и тихо шепнула:

— Ты теперь даже и заикаться не смей, что уволишься отсюда, Тимоти Дерджин. Я, во всяком случае, не уволюсь отсюда, даже если мне кто-нибудь пообещает платить в два раза больше.

— Увольняться? Да ни за что на свете! — пылко шепнул молодой человек и весело засмеялся. — Теперь меня отсюда и силой не вытянешь. С этой девочкой тут станет веселее, чем в кино.

— Тебе бы только веселиться! — возмутилась Нэнси. — А я вот думаю, бедняжке нелегко придётся, как только она заживёт вместе с тётушкой. Боюсь, ей не обойтись без надёжного защитника. А раз так, уж я защищу её, — твёрдо сказала она.

Потом она подошла к Поллианне и, взяв её за руку, решительно зашагала вверх по широкой лестнице...

Для справки:

В честь Элеанор Портер в её родном городе Литтлтоне ежегодно отмечается День Поллианны в июне и День Памяти Портер в декабре.

В психологии известен «принцип Поллианны», сформулированный в 1969 году: согласно ему, мозг человека лучше воспринимает, обрабатывает и запоминает информацию, имеющую положительную окраску, что позволяет индивиду психологически защититься от грязи и негатива. Однако иногда персона, не желающая видеть угрозы, подвергает себя большей опасности в перспективе.

В Литтлтоне стоит памятник Поллианне. Надпись на гранитном постаменте гласит: «Писательница Элеанор Ходжман Портер (1868–1920) родилась и жила в Литтлтоне, Нью-Гемпшир. В 1913 году она создала весёлую Поллианну, всемирно известную героиню, само имя которой внушает радость и оптимизм».

В комиксе «Лига выдающихся джентльменов» Алана Мура появляется героиня Полли Уиттиер, которая сохраняет оптимизм, несмотря на посягательства вымышленного героя-невидимки Гриффина.

Источники:

https://ruslania.com/en/books/1681251-pollianna-s-illjustratsijami/

https://24smi.org/celebrity/124582-elinor-porter.html

https://grischenkonatalia.wordpress.com/2020/01/12/игра-в-радость-уроки-от-поллианны/


Добавить комментарий